Новая цель террора: Анкара может оказаться под ударом джихадистов

Наряду с размышлениями о будущем Сирии наступает момент задуматься и о будущем самой Турции...
21 января 2013  21:48 Отправить по email
Печать

Как сообщил, министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус, на 28 января  в Париже намечена встреча лидеров  сирийской оппозиции. По словам Фабиуса, «эта коалиция признана более 100 странами, ей руководят очень респектабельные люди, которые просто хотят восстановить демократию в Сирии». В то же время он  подчеркнул, что считает  ситуацию в Сирии «ужасной», и потребовал, чтобы  «президент этой страны Башар Асад оставил пост как можно скорее».

Ранее несколько лидеров сирийской оппозиционной Национальной коалиции  (НКОРС)  уже встречались в Стамбуле для проведения переговоров о  создании  переходного правительства. Патронировала эту встречу турецкая дипломатия. Однако формирование временного правительства было отложено. Потом прозвучало   заявление главы МИД Турции Ахмета Давутоглу о том, что «международное сообщество, включая страны, поддерживающие президента Башара Асада, не сомневается в том, что он рано или поздно оставит власть, и предметом споров остается судьба Сирии после Асада».

Действительно,   что будет дальше в Сирии и какой она станет? И только ли о будущем  Сирии сегодня необходимо вести речь? Конфликт  в Сирии затягивается,  события развиваются по непредсказуемому сценарию, поскольку  там открыто стал проявляться  фактор так называемой «третьей силы». Связанные  с «Аль-Каидой» боевики группировки «Фронт аль-Нусра» заявили  о внесении  корректив в цели «сирийской революции»: создать шариатское государство.  Эта организация появилась в 2012 году. В размещенном в интернете видеоролике её участники сообщают, что «являются джихадистами, вернувшимися с других войн для борьбы в Сирии. Корреспондент ВВС Пол Вуд  отмечает один из парадоксов сирийского  кризиса: США,  их союзники, включая и Турцию, и "Аль-Каида" занимают одинаковую позицию в отношении Дамаска:  обе стороны желают  свержения режима. Причем, некоторые  западные эксперты полагают, что  именно бойцы "Фронта Нусра"  могут представлять  собой будущее Сирии. Они исходят из того, что  появившиеся  в Сирии из Ливии или Ирака  через «турецкий коридор» моджахеды   сейчас оказались в авангарде  так называемой» арабской весны».  В этой связи обозреватель британской газеты The Daily Telegraph Питер Оборн  считает «очень опасным тройственный союз Вашингтона, Лондона и «Аль-Каиды». А для Турции, если она, по данным  The Guardian,  дала разрешение на создание командного центра в Стамбуле, который координирует поставки оружия и проводит консультации с руководителями боевых отрядов на территории Сирии?   Речь идет о поддержке Анкарой  так называемой   Свободной   сирийской  армии, которая   на первых порах пыталась сотрудничать с моджахедами. Не получилось.  Так что в ответ  сами турки оказываются  уже перед угрозой получить удар со стороны джихадистов.

Тем временем Дамаск  представил мирный план из трех этапов. Он предусматривает, что переходный период «к стабильности, согласию и возрождению» начнется с всеобъемлющего диалога и заключения Хартии национального примирения, которая определит  «основные контуры будущей Сирии».  После обсуждения этого документа на референдуме,  начнется процесс формирования  расширенного  правительства, которое  проведет демократические реформы и  подготовит новую конституцию.  В этой связи министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем заявил, что Дамаск  сам ведет межсирийский  диалог, итогом которого  должно стать  появление «правительства национального единства с участием  всех  оппозиционных  фракций». Таким образом,  Дамаск стал опережать в своих действиях  НКОРС, хотя сложные и запутанные   разные механизмы  урегулирования кризиса  затрудняют прекращение насилия и запуск  политического диалога. В то же время складывающаяся ситуация имеет ряд особенностей:

1. Режим  Асада  сохраняет ресурс прочности. Дамаску  удается  воссоздавать классическую схему борьбы с  оппозиционным  движением.  Силы сирийской оппозиции  остаются разрозненными, что создает для возможности для политического маневрирования. Вооруженная оппозиция не способна организовать длительные масштабные наступления. В каждом бою правительственная армия превосходит повстанцев по огневой мощи.

2. Ситуация в Сирии  приобретает  общерегиональный характер, формирует   «новый ландшафт»  всего Ближнего Востока.  Поэтому масштаб событий  шире проблемы об уходе Асада. Напряженность и признаки ухудшения проявились в отношениях Турции с Ираном,  Ираком, и Россией. Турция столкнулась с опасностью превращения в «мишень» соединенного с исламом арабского национализма. Сценарий событий в Сирии  осуществляется таким образом,  чтобы  заметно ослабляет Турцию в качестве региональной  силы. Появляются основания  утверждать, что  втягивание Турции   в любой форме- прямой или косвенный - конфликт с Сирией  нацелено на переформатирование экономического и политического облика  Турции, создание в  ней  ситуации  кризиса  с последующим  падением  правящей Партии справедливости и развития.

3. Стал активно действовать курдский фактор. В Рабочей партии Курдистана  используют ситуацию для того, чтобы  заявить о своих требованиях автономии или даже независимости.  С другой стороны турки-алевиты (последователи близкого к шиизму мусульманского течения-  примерно 10 миллионов человек)  уже не скрывают сочувствие держащему в своих руках власть в Сирии алавитскому меньшинству.

Вот почему наряду  с  размышлениями  о будущем Сирии, к чему  призывает глава МИД Турции Давутоглу, наступает момент задуматься и о будущем  самой Турции. Как заявил глава МИД России Сергей Лавров, признание легитимности искусственно сконструированной Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Сирии, «наносит сильный удар по тому, о чем Россия, Китай, США, ЕС, Турция и арабские страны договорились летом в Женеве, когда в принятом коммюнике были зафиксированы условия, при которых возможно начало общесирийского диалога». Кстати, там также на первом месте стоит условие прекращение вооруженного насилия в Сирии, внешнего вмешательства во внутренние дела этой страны, отказ от вооруженной поддержки оппозиционных сил. Это - первое. Второе -  даже если сейчас Асад и уйдет в отставку, Сирия вряд ли выберется из пучины гражданской войны. В этой связи  остается только напомнить то, что говорил относительно позиции России недавно в Стамбуле президент Владимир Путин: «Мы не являемся записными защитниками режима, существующего в Сирии. Мы не адвокаты действующего сирийского руководства. Мы озабочены другим: что будет в будущем? Мы не хотим повторения ошибок, которые были совершены в недавнем прошлом». Эти слова имеют прямое отношение к Турции, которой  давно пора  начать извлекать  нужные уроки из прошлого. Без этого вряд ли удастся сделать первый шаг не только на пути приостановления кровопролития в Сирии, но и эскалации сирийского кризиса на другие страны региона, в том числе и  на Турцию.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть