Эпидемия правдорубия: противоядие не найдено (Валерий Расторгуев)

ИА REX публикует статью доктора философских наук, политолога, профессора МГУ Валерия Расторгуева
28 ноября 2011  10:01 Отправить по email
Печать

Что толкает людей на самооговор или саморазоблачение? Не знаю, но такого повального, хотя и не похвального прадорубия, которое приключилось в преддверии выборов, я не припомню. Может быть, это связано с погодой, с природными аномалиями или солнечной активностью, но почти все наши политики вдруг стали говорить все, что думают, совершенно не думая о том, что говорят. Больше всего потряс Александр Хинштейн — главный правдоруб из Едра. Рассуждая на программе Соловьева о достоинствах двух партий — своей и Жириновского, он завершил «дискуссию» с вождём ЛДПР коротко и афористично: «Лучше быть в партии жуликов и воров, чем в партии убийц и насильников».

Честно говоря, мне бы и в голову не пришло сказать такое, да и не могло прийти. Как можно так оскорбить скопом всех правящих и подправляющих партийцев? Да и сомнение гложет: неужели всё так далеко зашло? Я по природе скептик, и как-то не привык доверять политикам, их словам и даже не очень верю в их существование: как узнать, где кончается надутый имидж и где начинается реальный человек, если он сам этого не ведает? Но Хинштейну обычно если и не верил, то доверял — он спец по разоблачениям. Может быть, в этот раз он был в запале и просто оговорился? Или дело обстоит серьёзней — проговорился? В любом случае это самообличение надолго запомнится: слова эти были заключительные, то есть запоминающиеся, произнесённые профессиональным борцом с жуликами в жаркой полемике с Жириновским, если так можно назвать взаимные оскорбления, конечно. Причём ведущий почему-то не стал спорить с этим неизлечимым диагнозом, как, впрочем, и сам Жириновский, который, кстати, вёл себя на этот раз столь бесновато, что если бы не думский иммунитет, его наверняка увезли бы прямо из студии. Так и повисли обличительные слова в наэлектролизованном предвыборном эфире. И будут висеть, напоминая о битве...

А началась кампания правдорубия, как мы помним, с того, что наш либеральный президент неожиданно ранил в самое сердце либералов, признавшись, что рокировку задумали ещё до его избрания, а вся либеральная волна соответственно была лишь манёвром нашей демократии. Но вершиной на днях стало признание премьера, который по непонятным причинам открыл ещё одну политическую тайну. На встрече с руководством фракции «Единой России» в Госдуме он, если верить газетам, прямо заявил, что в период финансового кризиса хотел было вообще прикрыть парламент. А все полномочия Госдумы планировал передать правительству, то есть самому себе. Остановил его якобы Грызлов и сотоварищи, уверившие премьера в абсолютной лояльности к власти со стороны единосросшегося депкорпуса, готового штамповать любые законы. При этом разговоре, к слову, никто почему-то не вспомнил о конституции... Во всяком случае, об этом СМИ не сообщали. Поветрие правдорубия затронуло не только политиков, но и журналистов. Самое скандальное событие — увольнение телеведущей Татьяны Лимановой с телеканала РЕН ТВ за то, что она, поговорив о личности президента США, показала в эфире неприличный жест. И хотя журналистка оправдывалась, что в этот момент не думала о Бараке, о президентах в целом, да и вообще ни о чём не думала, ей это с рук не сошло: не политик же. Теперь ей открыт путь только в большую политику, где, как мы видим, можно говорить и делать всё, что угодно.

Так кого же нам избирать? Выборы отменить нельзя — конституция не велит. А насчёт реального выбора она молчит: сама себе рот заклеила. Дело в том, что выбор развития — это, как ни говори, выбор государственной идеологии. А наша конституция новаторская: она заявила о себе как самая безыдейная конституция в мире, чем очень горды её создатели, освободившие граждан России если не от нищеты, то от государственной идеологии точно. Из-за конституционного запрета на идеологию, правда, возникают парадоксы, о которых лучше не думать, особенно перед выборами, поскольку парадоксы эти не имеют логического объяснения. Один из них заключается в том, что выборы в современной России, строго говоря, не вполне конституционны: если допустить, что они будут свободными и честными, как требует всё та же конституция, то победить может одна из партий, то есть одна из идеологий (неидеологических партий не бывает, как не бывает немлекопитающих млекопитающих). Но как же в таком случае сохранить и многопартийную систему, и демократию, осуществляя выборы без права выбора? Никак не получится: идеологический выбор, пусть даже чисто теоретический, всегда остаётся, хотя и небольшой: победят либо коммунисты — пусть и ревизионисты, но всё же, всё же..., либо либералы — пусть и крашеные под безыдейных консерваторов, но нутро-то не спрячешь. При любом исходе ситуация не изменится, а либерализм (точнее, намного хуже — рыночный фундаментализм) останется государственной идеологией и будет крепчать.

Уверенность в радикально-либеральном исходе выборов держится на опыте. Дело в том, что коммунисты в случае своей вполне возможной победы (на фоне падежа престижа «Единой России» всё возможно) снова первыми поздравят конкурентов, чтобы войны не было. Во всяком случае, именно так они объясняют и сегодня своё мнимое поражение в известных выборах Зюганова и Ельцина. Причём рыночный фундаментализм, если он сохранит свои позиции после нынешних выборов без выбора (так и будет), останется радикальнейшим из всех либерализмов, которые только известны в мире, поскольку из «двадцатки» только одна страна твёрдо защищает всей своей мощью одно, но важнейшее завоеванное нуворишами право — несбыточную мечту олигархов. Эта мечта, реализованная в России, — право миллиардеров и миллионеров, которые честно (если верить конституции) скопили свои несметные богатства, не платить прогрессивные налоги. Воистину, я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит капитал. Компрадорский и забугорный. Замечу, что речь идёт не только о том, что они платят копейки с миллиардов — по так называемой плоской шкале, а о том, что вообще не платят ничего или почти ничего с основных источников сверхдоходов, например, с ценных бумаг. Об оффшорах и говорить не стоит. Это, конечно, не означает, что они не «сбрасываются на общак» и не делятся со своими менеджерами — «бессребрениками» от политики.

К слову, Александр Хинштейн во время «дискуссии», о которой я уже говорил, слово в слово повторил основной призыв «Справедливой России» — не только нещадно сажать коррупционеров во власти, но отбирать самое святое, что у них есть, — вплоть до конфискации имущества родни, нажитое непосильным трудом многих поколений (всех россиян). Однако эффект от сказанного сам же правдоруб и подпортил: будучи честным человеком, он выразительно показал глазами в зал, где сидел его приятель по партии, и тихо добавил, что они двое так считают, а в самой партии практикуется свобода суждений...

И несколько слов в заключение. Меня все чаще посещает мысль, что рабы на галерах были более свободны, чем их господа, ибо рабы не имели права избирать и избираться, а, следовательно, и не брали тяжкий грех на душу. Свободным гражданам всё чаще предлагают соучастие во зле, настоятельно советуя: избирай меньшее зло. Но беда в том и заключается, что меньшее зло по необходимости становится не только бОльшим, но космически всеохватным, будучи всенародно избранным, ибо оно находит сторонников в самом народе. Боюсь, что именно так свободные граждане, веря в сказку о меньшем зле, строят галеры для собственных потомков...

Валерий Расторгуев

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
61.8% Да
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть