Конец эры полковника Муамара Каддафи в Ливии: реакция мировых лидеров

25 октября 2011  11:40 Отправить по email
Печать

Ливийские повстанцы празднуют победу. Да, навалившись кучей, и шакалы могут загрызть льва. Каддафи убит. Радость отдельных лидеров по поводу его смерти похожа на радость гиен. Сильный человек не будет так рад смерти врага. Радость отдельных лидеров государств особенно неприемлема. Кажется, им наплевать, что думает по этому поводу их собственный электорат незадолго перед выборами.

На убийство Муамара Каддафи толпой повстанцев одержимый идеей правосудия официальный Вашингтон ответил предсказуемо — он приветствовал это убийство лидера Ливийской Джемахирии. Думаю, что Бараку Обаме следовало хотя бы для приличия, как Нобелевскому лауреату премии за мир осудить его. Но он не сделал даже этого. Право интересует американских президентов только тогда, когда оно работает на национальные интересы США. Как только оно мешает достижению их целей, оно перестаёт существовать.

Президент Франции Николя Саркози попытался сделать вид, что это событие его опечалило: мол, нельзя радоваться смерти любого человека, что бы он ни сделал. Но прозвучало это фальшиво: Саркози был среди тех, кто сделал всё для развёртывания гражданской войны в Ливии. И моральная ответственность за это убийство лежит и на всех лидерах стран НАТО.

В то время как политики в западных столицах говорят о поимке и убийстве полковника Муамара Каддафи со спокойным удовлетворением, мнения в других странах разделились, пишет The Independent. Так, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что при уничтожении полковника Каддафи были нарушены Женевские конвенции. «Мы обязаны опираться на факты и международное право, — заявил Лавров. — Как только участник вооруженного конфликта пленён, к нему должны применяться особые процедуры, включая оказание медицинского содействия в случае ранения, причём категорически недопустимо его убивать».

Здесь не могу не согласиться с мнением азербайджанского журналиста Азера Гариба о том, что поощряя глумление над трупом, закрывая глаза на очевидную низость этих деяний, мир скатывается к нравам доисторического пещерного разума. Сегодня мир  опасается установления в Ливии исламского порядка, однако то, что происходит сегодня в этой жемчужине Северной Африки на глазах всего мира, не вписывается ни в один из канонов ислама, и люди, творящие это первобытное пещерное варварство.

Муамар Каддафи — лидер ливийской революции, свергнувшей режим короля Идриса I в 1969 году. С тех пор и до февраля 2011 года Каддафи безраздельно правил страной, которая была переименована в Ливийскую Арабскую Джамахирию. За 42 года у власти Муамар Каддафи заслужил славу эксцентричного и даже безрассудного диктатора, любящего эффектные жесты, речи и костюмы. Не желая поступаться своей властью, Каддафи жёстоко подавлял любые проявления нелояльности к своему режиму.

Но трагическая судьба полковника Муамара Каддафи — это, помимо прочего, ещё и поучительный урок с точки зрения логики взаимодействия человека, общества и власти. Первый урок, который следует извлечь из жизни и гибели Каддафи, состоит в том, что политическому лидеру нельзя никогда расслабляться. Он тогда посчитал, что наладил отношения с Западом. К тому же у него были крепкие позиции в Африке. Каддафи был президентом Африканского союза, который объединял 53 государства, и в очередь на встречу с ним становились многие руководители африканских государств.

Второй урок состоит в том, что человек, который в течение долгого времени находится у власти, должен чрезвычайно реалистически оценивать политическую ситуацию. Каддафи не сумел адекватно оценить внутреннее состояние дел. В результате в условиях «арабской весны», поглотившей Тунис, Египет и другие страны, взорвалась и Ливия. Возможно, здесь был элемент внешнего воздействия. Вероятно, что, несмотря на официальное примирение с Каддафи, многие западные государства на самом деле работали против него. И восстание в Бенгази наверняка было не случайным. Но он допустил такое восстание и не сумел остановить его, и в этом был колоссальный просчёт с его стороны. Как только в Бенгази вспыхнуло восстание, Каддафи стал уязвим. А для того, чтобы противники не вооружились и не разграбили военные склады, он послал против оппозиции авиацию. И это стало поводом для принятия соответствующей резолюции Совбеза ООН и последующей военной операции НАТО.

Третий урок заключается в том, что лидеру, который долго находится у власти, надо быть постоянно начеку и скорее преувеличивать существующие опасности, чем недооценивать их. Каддафи однако явно недооценил «арабскую весну». Кроме того, с годами у него возникла заметная мегаломания. Он имел плохие отношения с руководителями многих арабских государств и противопоставил себя слишком многим в арабском мире. В итоге Лига арабских государств, по сути дела, дала добро на операцию НАТО. Уже потом эта организация пыталась сделать какие-то шаги назад, снимая с себя ответственность за то, что НАТО делает в Ливии, но изначально США и НАТО воспользовались позицией ЛАГ.

И последнее. Если бы Каддафи три года или 4-5 лет назад ушёл от власти, оставшись уважаемым бывшим руководителем государства, к которому приходили бы за советом более молодые политики и который иногда бы высказывался по вопросам политической жизни, но вместо которого уже правили бы другие люди (пусть даже из числа деятелей политической партии, которую он сам создал, как сделал Ли Куан Ю в Сингапуре), то, вероятно, он и по сей день был бы жив. К нему, конечно, могли бы быть претензии по части коррупции в период его правления, но такие претензии со временем затухают. Однако сама длительность пребывания у власти сделала Каддафи, как и Мубарака в Египте, лёгкой мишенью, даже притом, что он обеспечил ливийцам высокий для арабского мира уровень жизни. По сравнению с соседними странами в Ливии объективно не было базы для серьёзного социального недовольства, но сам факт пребывания одного человека у власти в течение 42 лет — это фактор нестабильности. Это фактор, который генерирует потенциал взрыва. Этого Каддафи недоучёл. Он полагал, что может оставаться у власти вечно.

Каддафи выполнил своё обещание и погиб, не покидая Ливии. Он не воспользовался возможностью бежать, хотя имел возможность эмигрировать в Венесуэлу или в одну из африканских стран. Но Каддафи был фанатиком власти. Именно поэтому он так и не расстался с властью до самого конца.

Теперь для нового режима в Ливии окончательно пробил час истины. Ведь смерть Каддафи автоматически не решает существующих в Ливии проблем — скорее с уходом полковника они только начинаются. Для западных союзников на кону также стоит немало. С устранением полковника Каддафи ПНС встал на путь незамедлительного формирования нормального правительства, но это будет непросто. Слишком много различных сил хотят урвать свой кусок власти и несметных ливийских богатств: это и традиционалисты с либералами, и демократы с исламистами, и бизнесмены со старейшинами племён. Успех при этом вовсе не гарантирован. Многие ливийцы вот-вот начнут сравнивать ситуацию «до» и «после» — и здесь не избежать ностальгии.

эксперт ИА REX в области международных отношений Арье Гут

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть