Закавказье: направо пойдёшь, налево свернёшь — везде только перемены

18 мая 2024  09:40 Отправить по email
Печать

Посол Индии в Армении Нилакши Саха Синха заявила, что «Нью-Дели ждёт предложений Еревана по вопросу использования иранского порта Чабахар». Она подчеркнула, что «Армения, будучи страной, не имеющей выхода к морю, определённо нуждается в большем количестве коммуникационных проектов» и напомнила, что в декабре 2023 года порт, в развитии которого вместе с Ираном участвует Индия, посетил министр территориального управления и инфраструктуры Армении Гнел Саносян. Ранее в Индии побывал с визитом глава МИД Армении Арарат Мирзоян, который обсуждал возможности открытия торгового коридора через Армению, который позволит сократить путь индийским товарам в Россию и страны Европы через Грузию и Чёрное море.

Напомним, что идею запуска проекта МТК «Персидский залив - Чёрное море» впервые в 2016 году озвучил Иран. Официально в нём принимают участие Армения, Болгария, Грузия, Греция. С того времени состоялось несколько раундов переговоров в этом формате, но до сих пор нет окончательного соглашения, хотя у главных «игроков» -Индии, Ирана и Армении - существуют важные причины для реализации этого проекта. Для Индии это возможность доставки грузовых контейнеров быстрее и дешевле чем через Суэцкий канал. Участие Ирана снижает его зависимости от Турции в торговле и транзите в Европу. Это – альтернатива так называемому «Среднему маршруту», который продвигается Баку и Анкара через так называемый Зангезурский коридор, связывающего Азербайджан через территорию Армении с Нахичеванью и с Турцией. Помимо этого он получает возможность для широкого геополитического манёвра. Что касается Армении, то она становится важнейшим региональным транзитным хабом, который может серьёзно способствовать улучшению её экономического положения, стать одним из ключевых связующих звеньев между странами Азии, Персидского залива и Индии с Европой и Россией.

Но дело в том, что, как пишет The Economic Times, МТК «Персидский залив – Чёрное море» проходит не только параллельно транспортному коридору Север-Юг с выходом на Китай, но и считается конкурирующим с участием Индии. Он также обходит Азербайджан, с которым у Индии сложные отношения на фоне тесных связей с Турцией и Пакистаном, что создаёт проблемы геополитического свойства, ведёт к появлению признаков жёсткой конкурентной борьбы за право транзитных перевозок. Плюс к этому и появление в Закавказье таких внешних и новых «центров силы», какими являются Китай и Индия. Они уже стали создавать в регионе новую региональную динамику, меняя там исторически традиционный баланс сил. Появляется также опасность транзита существующих внерегиональных противоречий, которые в конкретном случае могут выливаться в битву транспортно- логистических конструкций, расширяя географию уже существующей напряжённости на Ближнем Востоке.

Это – первая новая особенность формирующейся ситуации, поскольку Китай и Индия не являются ретрансляторами интересов так называемого коллективного Запада. Сегодня в Закавказье происходит расширение присутствие не-Запада и глобального Юга. Вторая: в Закавказье интересы России Китая и Индии могут не только не сталкиваются, но и взаимодополнять друг друга. Не говоря уже об Иране, предоставляя своё пространство для транзита, он оказывается в эпицентре двух геоэкономических логических проектов, что укрепляет не только его позиции в борьбе за региональное лидерство, но может лишить Турцию роли хаба, которую она пытается монополизировать. Наконец, именно страны Закавказья попадают в зону мощнейшего геополитического внешнего давления между разными полюсами, и вынуждены балансировать на грани набегающего дисбаланса сил, который может резко изменить повестку в регионе.

В таком геополитическом контексте можно предполагать активизацию попыток Запада в Закавказье любыми средствами блокировать развитие транспортных проектов, в частности, через разыгрывание китайской или индийской «карт». Второй вариант: разыгрывание азербайджанской «карты» через поддержку сепаратистских настроений на севере Ирана, в Иранском Азербайджане. Третий: поддерживать в Грузии состояние политического кризиса, на грани переворота. Как считает гендиректор Управления по международному транзиту и транспорту Организации дорог и транспорта Ирана Джавад Хедаяти, «Грузию, которая не против участия в коридоре «Персидский залив – Чёрное море», Запад планирует использовать в роли «троянского коня» по отношению к транзитным коридорам. Армения, как говорит посол Индии, «заморозила» предложения по вопросу использования иранского порта Чабахар. Она выжидает дальнейшего развития событий.

В Закавказье действительно стало всё быстро меняться.

Станислав Тарасов

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.3% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть