Блеф или истерика? Запад задирает ставки по Украине

Швейцарская конференция находится на грани провала?
5 мая 2024  17:50 Отправить по email
Печать

Начало мая в европейской политике выдалось жарким; ощущение головешки, засунутой в муравейник. Сразу ряд показательно-символических персон отметились заявлениями и действиями, которые в известном смысле раскрывают диспозицию. По порядку. В конце апреля было объявлено о переговорах по соглашению о параметрах поддержки Киева Вашингтоном. Финансовой, политической, военной. Речь идет о текущем и следующем годах, а также на десятилетие вперед. Далее последовал скоординированный информационный «залп» от Дэвида Кэмерона, Эммануэля Макрона, Жозепа Борреля и Йенса Столтенберга. Глава британского МИД, полностью выдавивший из информационной повестки премьера Риши Сунака, посетил с визитом Киев, где отметился разрешением ВСУ бить британскими ракетами вглубь России. Понятно, что говорится прежде всего о ракетах Storm Shadow, а также о тех регионах нашей страны, которые находились в ее составе до 2022 года. При этом была осуществлена информационная спецоперация, в которой агентурой влияния «Форин офиса» обнаружил себя Reuters. Собственно, роль СМИ на Западе нашим руководителям еще в 1962 году растолковал другой Дэвид – Рокфеллер: «Газетчики – это собачки, они лают, когда им разрешают». Но вот так, до «стриптиза»: снять, а потом вернуть без изменений, — это означает, что агентство попросту «спалили». Надо полагать, в «высших» политических интересах. Французский президент после определенной паузы затянул «старую песню о главном» - о вводе войск, часть которых, по некоторым данным, уже там:

Если бы русские прорвались через линию фронта, если бы поступил запрос от Украины (чего сегодня нет), нам по закону пришлось бы задать себе этот вопрос.

Как видим, никакой конкретики: куда прорвутся русские, в какие сроки, какими силами, какое французское участие – боевое или вспомогательное – подразумевается. И не разъясняется, по какому такому «закону». Джунглей, что ли? Какие будут пункты дислокации? Раньше речь шла о Киеве и Одессе; не исключалась белорусская граница. А сейчас? Когда в Одессе «сходу» гасится все, что «шевелится» с военной точки зрения, особенно иностранное? Вроде бы странную игру ведет Макрон, если не учитывать, что его действия совпадают с Вашингтоном и Лондоном.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Вслед за ними в игру вступает Брюссель. Глава европейской дипломатии Боррель выступает с лекцией в Оксфорде, что интересно с той точки зрения, что Великобритания не член ЕС. Проговорившись, что если прекратить Киеву военные поставки, мир наступит через две недели, Боррель переходит в плоскость откровенной пропаганды:

Но так ли мы хотим закончить этот конфликт? Я – нет, и многие в Европе тоже этого не хотят.

И переходит к главному: британцы не пойдут умирать за Киев. А «за Европу», когда туда «вторгнутся эти русские»? Дальше идут рассуждения о «закате» США, об утрате ими роли гегемона и подъеме Китая, что создает для Запада «не очень приятную картину». Наконец, финальную «партию» исполняет генсек НАТО Столтенберг. Как и Кэмерон, свое резонансное заявление он делает в Киеве:

Законное место Украины – в НАТО. Украина станет членом блока. Работа, которую мы сейчас проводим, ставит ее на необратимый путь к членству в НАТО. Когда наступит подходящее время, Украина сможет сразу стать членом альянса.

И, как Боррель, генсек накатывает на США, которые «задержали помощь на полгода», а также констатирует, что обязательства не выполнили и европейцы, но теперь все «исправятся» и сделают «как надо».

Что это за залп? В том, что он последовательно-запланированный, убеждает подбор участников. Перечисляем еще раз: США, Британия, Франция, ЕС, НАТО. Все, кто «здесь», и никого, кто «лишний». При этом: все фактически на уровне первых лиц, кроме Вашингтона. И это позволяет ряду экспертов обратить внимание на то, что нынешняя американская помощь Киеву – не более, чем повод отделаться от обвинений и скинуть ответственность за Украину на европейских членов НАТО; сами США явно намерены сосредоточиться на АТР. «В ближайшие полгода Украина отойдет на второй план», — сливает американская Politico откровения оставшихся анонимными сотрудников Белого дома. О том, как может по совокупности приведенных фактов развиваться ситуация на поле боя, рассуждает военный эксперт Владимир Литвиненко, полковник в отставке из Института военной истории Военной академии Генерального штаба (ВАГШ), ныне – доцент кафедры истории МПГУ:

А что НАТО и совокупный Запад реально могут? Поставить дальнобойные ракеты, способные бить в глубину территории России и по Крыму? Допустим, тем более, что частично это уже сделано. Данный шаг создаст нам определенные проблемы. При массовом запуске, возможно, что-то и прилетит, что-то повредит или даже уничтожит. Это плохо. Но это не сможет кардинально повлиять на ситуацию на линии боевого соприкосновения. Поставят еще больше тяжелого вооружения? Поставят, разумеется. В этом случае экспозиция на Поклонной горе будет значительно расширена. Но это не поможет ВСУ вернуть инициативу на поле боя. На это указывает ряд экспертов, в том числе западных.

Далее. Создать «второй фронт» на Калининградском направлении или в районе Приднестровья? Вполне возможно, тем более, что на такой сценарий косвенно намекает итальянская Repubblica. Сценарий более чем неприятный. Подобный ход переведет конфликт на совершенно другой уровень. Не буду вдаваться в подробности, но Калининградский эксклав – это далеко не легкая цель. Да и Московский и Ленинградский военные округа развернули отнюдь не для красоты. Это, безусловно, повлияет на ход и характер военных действий на Украине, но совершенно не в ту сторону, на которую надеются западные стратеги. В этом случае пресловутые «белые перчатки», в которых якобы воюет Русская армия, будут отброшены в сторону. Не думаю, что начало Третьей мировой войны «здесь и сейчас» - это то, к чему они действительно стремятся, учитывая реальное состояние западной экономики и западного общества в целом.

Остается предположить, что, во-первых, совокупный Запад, убедившись в тщетности своих попыток остановить Россию санкциями, поставками вооружений, экономическими и дипломатическими усилиями, стремится «поднять ставки в игре», вынудив нас пойти на переговоры в выгодной для него конфигурации. Во-вторых, учитывая скоординированную по времени истерику по поводу «русской угрозы», решение о том, что НАТО ввяжется в конфликт в том или ином виде, уже принято. По-крайней мере, на концептуальном уровне. Это не значит, что данный сценарий обязательно будет реализован, но сбрасывать его со счетов нельзя. В любом случае, порох нужно держать сухим.

Теперь политические факторы такой «дружной» активизации. Первая и очевидная, связанная с военной: демонстрация единства Запада в условиях, когда победы над Россией, как видим, не предвидится. Более того, в военно-экспертном сообществе существуют и оценки, что якобы предстоящим «большим» майско-июньским наступлением российских войск западные лидеры лишь пугают друг друга и общественность, а на самом деле в ходу несколько иные варианты и конфигурации, которые непосредственно связаны с выборами в США. Запад, демонстрируя свою «решимость» поставками, визитами и грозными заявлениями, хочет подтолкнуть нас сейчас к фальстарту. Ибо при нынешней ситуации, когда стратегическая инициатива у Российской армии, шансов у них нет; значит, инициативу нужно перехватить. Как? Продемонстрировав «слабость» и разногласия, подтолкнуть нас к авантюре, после провала которой – по аналогии с прошлогодним «наступом» ВСУ, инициатива нами будет утрачена. Тогда и настанет, по Столтенбергу, «походящее время» для приема в НАТО Киева. Потому, что если до американских выборов этого не произойдет, то все может пойти по непредсказуемому для НАТО сценарию.

Второе. Отодвигаясь от Европы, США, как и было указано в обсуждавшейся на REX февральской публикации в The Economist, перекладывают бремя военных действий на Лондон и Париж, которые, если говорить об участии США, могут рассчитывать только на дислоцированный в Европе 40-тысячный американский контингент. С этим связан и еще один момент. Непосредственные военные угрозы – ракетные удары вглубь территории и ввод войск - нам сейчас звучат именно от Великобритании и Франции, причем интервью Макрона опубликовал опять-таки ротшильдовский The Economist, постепенно превращающийся в «рупор» или «боевой листок» западного альянса. Также следует отметить, что интервью появляется в канун начала государственного визита во Францию председателя КНР Си Цзиньпина. С одной стороны, давление на Китай по украинскому вопросу доказало бесперспективность. В этом уже убедились побывавший недавно в Пекине немецкий канцлер Олаф Шольц и советник Макрона Эммануэль Бонн, который поговорил по телефону с главой МИД Китая Ван И. Пекин твердо стоит на том, что мирное урегулирование должно осуществляться на условиях, которые принимаются и Украиной, и Россией. Это априори означает, что ни о какой «формуле Зеленского» или «швейцарском плане» с их «границами 1991 года» речи идти не может. С другой стороны, а что Западу делать? Визит Си Цзиньпина в Париж – последний шанс внести раскол в российско-китайский альянс, дальнейшее укрепление которого ожидается в ходе визита в Пекин российского президента Владимира Путина, до которого десять дней. Поэтому попытка упреждения новых наших договоренностей будет не только предпринята, но и «сдобрена» широкими посулами китайской стороне по части экономического взаимодействия. Европа в лице Макрона не упустит возможности, в том числе, решить и свои экономические проблемы в обход США в ситуации, когда Вашингтон попросту не сможет возразить и снесет любые свои «издержки» в пользу Старого света, лишь бы навредить России. Вот Запад этим информационным залпом и демонстрирует Си Цзиньпину, что Макрон и Кэмерон, действующие с подачи Ротшильдов, оказываются в резонансе с США, НАТО и ЕС потому, что за этим стоит общий план. Поэтому те предложения, которые Макрон адресует Си Цзиньпину, таким вот хитрым образом выводятся на уровень общей позиции Запада. Правда, дирижерство олигархии этими процессами имеет и обратную сторону. В Китае, во-первых, не склонны к шараханьям и проводят системную стратегическую линию, основанную на национальных, а не корпоративных интересах. Во-вторых, в связи с этим в Пекине понимают, что в ноябре, после выборов в США, западная политика может претерпеть такие изменения, что сегодня от этой «генеральной линии», ретранслятором которой служит The Economist, лучше держаться подальше.

Третье. Что еще осознают на Западе, придающее обсуждаемым событиям такую скоординированную динамику? Понимают, что одно из двух. Или им удастся продавить Китай в Париже, в преддверии «украинской конференции» в Швейцарии. Или, во-первых, конференция обречена на провал, ибо превращается в западный междусобойчик, мало интересующий окружающий незападный мир, а во-вторых, грядут выборы в Европарламент, на которых все эти провалы коллективной «команде The Economist» зачтутся самым неприятным для нее способом – оборотом вспять европейской и в целом западной интеграции. И тогда никакой альтернативы не останется если мирному урегулированию на Украине, то с переговорами в Пекине, что китайская сторона уже не раз предлагала. А в ЕС возникнет угроза раскола, в том числе и по украинскому вопросу и помощи ВСУ. В сочетании с возможным приходом Трампа это переформатирует Запад до неузнаваемости. Каждый начнет выживать в одиночку, по принципу «Умри ты сегодня, а я – завтра».

И четвертое; вакуум легитимности Владимира Зеленского, серьезность перспектив которого для киевского режима и его хозяев усугубляется объявлением Россией в розыск его и экс-президента Петра Порошенко, в компании с главкомом Сухопутных войск ВСУ Александром Павлюком.

Киевский режим сам себя загнал в ловушку по этому вопросу, когда страхуясь от возвращения Виктора Януковича, протащил решение Конституционного суда об императивном исчерпании легитимности президента в пятую годовщину инаугурации. С 21 мая Зеленский нелегитимен, без вариантов. Любые действия в его отношении, грубо говоря, от российской ракеты до соответствующих действий ВСУ, — имеют под собой твердое законное основание. В первом случае – статус военного преступника, во втором – факт незаконной узурпации власти. И если говорить о последнем варианте, то включив в список разыскиваемых лиц Павлюка, отметившегося рядом радикальных антироссийских заявлений, Москва застраховалась от «управляемого» Западом киевского переворота с «разменом шила на мыло». С этой точки зрения по-новому предстает заявление российского МИД, которое некоторые наблюдатели, в связи с упомянутыми маневрами Reuters, преждевременно сочли «спешкой». Напомним, что сказала официальный представитель внешнеполитического ведомства Мария Захарова:

"Лондон должен готовиться к тому, что киевский режим будет точно так же наносить удары британским оружием по территории Британии, как в свое время сделали выкормленные западниками террористы Аль-Каиды (организация, деятельность которой запрещена в РФ)".

Если и когда в условиях вакуума легитимности и под воздействием поражений на фронте власть в Киеве перейдет к вменяемой части командования ВСУ, то британцам, а с ними и французам следует крепко задуматься над тем, не пожнут ли они тогда бурю, посеяв сегодня ветер. Не потому ли и дистанцируется Вашингтон?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.4% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть