Версия: угроза новой Фолклендской войны исходит из Вашингтона

Раскол Запада между двумя проектами будущего создает России уникальное «окно возможностей»
4 января 2024  17:43 Отправить по email
Печать

Очень сложная каша заваривается в геополитической обстановке, причем, в глобальном масштабе. Только перечислим события последних дней. МИД Франции заявляет о «законности» варварских ударов ВСУ западным оружием по мирному населению Белгорода. Вашингтон снимает ограничения по дальности и по направлениям ударов американскими ракетами, ясно показывая, откуда растут рога парижской «смелости». Под шумок ответных ударов России – возмездия или плановых – по военной инфраструктуре «страны 404» оживляются русофобы в странах НАТО, понесших от этих ударов необнародованные потери в офицерском составе – Германии, Чехии, Литве, Польше. Поляки устами нового-старого главы МИД требуют от блока дать Киеву больше ПВО. А глава МИД бандеровского режима анонсирует внеочередное заседание Совета Украина – НАТО. Джо Байден, в свою очередь, обращается к Конгрессу с требованием вернуться к вопросу о военной помощи ВСУ, а из Британии, эстафетой от США звучат «прогнозы» ввода на территорию Украины войск Североатлантического альянса, если ВСУ «столкнутся с еще большими проблемами на фронте». В эту же «кассу» - информационный хайп вокруг возможной смены немецкого канцлера; скандал старый, еще в бытность Олафа Шольца главой минфина, но вытащили на свет его именно сейчас. Почему? Нерешительность в поддержке ВСУ + «толерантность» к потерям, которые немцы несут на Украине, особенно в Одессе. На смену уже анонсирован Борис Писториус, «ястреб», который, по мнению кукловодов, будет не жевать, а действовать. («Везет» нам с Борисами – от Годунова и Ельцина до Джонсона и Писториуса).

Продолжает гореть Ближний Восток. Реджеп Тайип Эрдоган, которого молва связывает с Лондоном, тем не менее обнародует запрет на проход в Черное море британской группировке. Резко обостряется ситуация вокруг Корейского полуострова; окончательно признавая южнокорейское правительство марионеткой США, КНДР констатирует провал любых интеграционных идей и сворачивает эту тему вместе с продвигающими ее институтами. И вишенка на торте: заявление экстравагантного президента Аргентины по Фолклендам (Мальвинам), обнародованное в годовщину британской оккупации островов. Причем, следует понимать, что в сфере ретроспективы 1982 года фолклендская тема – это не тема переговоров, о которых говорит Хавьер Милей, это – тема войны, которая теперь угрожает на юге Атлантики ближайшему, казалось бы, союзнику Вашингтона. Хотя сам Милей рассматривается проамериканской креатурой, элементом вашингтонского реванша на своем «заднем дворе», как в США до сих пор рассматривают Латинскую Америку. Что происходит?

Происходит избирательная кампания в США, в которой сложившаяся диспозиция – Байден против Дональда Трампа, продвигаемая британским берегом Атлантики, настолько не устраивает кукловодов по ее западную сторону, что начинает искрить по всему миру. Ибо США, отстаивая рассыпающийся на глазах Pax Americana, сталкиваются не только с российско-китайским вызовом, но и с бунтом в собственном лагере, где, начиная с 2016 года, с Brexit и прихода Трампа, поднимает голову другой проект – «Global Britain». Вопрос стоит о совместном англосаксонском ответе на вызов Большой Евразии, только в Лондоне основным считают российское его направление, а в Вашингтоне – китайское. На кону стоит и Европа, которую США, похоже, списывают со счетов, рассматривая источником различных ресурсов – финансовых, технологических, производственных и так далее, а Британия, напротив, видит ее важнейшим элементом глобального баланса и противовеса в противостоянии с Востоком. Куда позвонил Зеленский пожаловаться на российские удары по инфраструктуре? Не в Вашингтон, а в Лондон. Налицо раскол. Проект англосаксонского глобального доминирования един, но есть немаловажные нюансы. Вспомним Тегеран-1943, где решение о втором фронте во Франции было продавлено после вступления Рузвельта в альянс со Сталиным против Черчилля, который настаивал на десантной операции через Балканы. Ну и вопрос, похоже, ставится о том, где будет центр этого проекта. Тогда Британская империя по негласным договоренностям 1940 года доживала последние годы и месяцы. Сейчас все иначе. В то время, как в Вашингтоне собираются бодаться с Китаем в АТР, в Лондоне уверены, что эпицентром противостояния Запада с Востоком остается Старый свет и, повторим, резкая активизация на украинском направлении европейцев – на наш взгляд, прямой результат британского перехода (или перехвата?) инициативы в украинских делах. Вашингтон, опять-таки не точно, но похоже, с этим не смиряется; отсюда как бы «не попадающие в общий западный резонанс» события, отдающие двусмысленностью. Это и закрытые для британского флота средиземноморские проливы, и то, что о саммите Украина – НАТО объявляет Дмитрий Кулеба, откровенно проамериканская креатура. И, самое главное, — вдруг всплывший из глубокого забвения фолклендский вопрос. Неужели кто-нибудь думает, что Милей поднял его по собственной инициативе? Ему при тех сложностях, с которыми он столкнулся во внутренней политике, больше нечем совсем заняться, кроме как бросать перчатку войны Лондону? Сцементировать нацию? Да бросьте вы: там противостоянию еще очень долго расти вширь и вглубь до «революционной ситуации». Не говоря уж о рисках: проигрыш Фолклендов сорок лет назад уже обошелся крахом даже военной диктатуре Леопольда Гальтиери. Тут в очевидном приоритете именно внешний след.

Отметим некоторую «элегантность» вашингтонской ответной асимметрии. Внимание Лондона отвлекается на регион, весьма далекий от сферы британских стратегических интересов, не говоря уж о проектных. Одновременно нагнетаемая напряженность вблизи Китая и Кореи, а также в Южно-Китайском море и межокеанических проливах однозначно утверждает именно американское лидерство в западной коалиции и американскую же трактовку стратегии Запада на китайском направлении; опять-таки известно, что у Лондона эта трактовка существенно отличается. Китай по этим проектным установкам, продавленным еще в 2005 году Техасским соглашением, для Британии не противник, а «транзит» западного центра из Вашингтона в Лондон с опорой на Гонконг с Большим заливом, а также на Сингапур и Австралию. С тех пор, правда, многое в этом проекте навернулось, благодаря приходу Си Цзиньпина. И ставки на него прежней в Лондоне видимо не делают. Но инерция сохраняется.

Почему об этих разногласиях никто не заявляет открыто? Потому, что если их педалировать, преждевременно рухнет НАТО. Сравните американскую политику [укрепления] альянсов с алармистскими заявлениями отставных американских военных о том, что Трамп, если придет, НАТО распустит. Судить возможно только по косвенным признакам. Главные, причем они взаимосвязаны, – выборы в США в ноябре и в самой Британии, где они идут по плавающему графику, ограниченному в качестве крайнего срока 31 января 2025 года. Именно таким временем располагает Лондон, и в этом стратегическое преимущество британской элиты над американской, позволяющее ей сосредоточиться именно на выборах в США. Конкретно – на поддержке Трампа. Отсюда варианты. Если побеждает Байден, то восточному берегу Атлантики больше ничего особо не светит, и наиболее вероятным исходом британских выборов после этого станет победа лейбористов. Глобалистский американо-британский конгломерат в рамках новой, жесточайшей и многолетней холодной войны, на подступах к которой Украина и не только будет сдана. Войну из-за нее развязывать не станут, а ставку сделают на удушение России и Китая гонкой вооружений по образцу и подобию СССР. Замена Байдена в качестве кандидата Демпартии на ту же Мишель Обаму, о чем много сейчас говорится в кулуарах, если это произойдет ввиду неконкурентоспособности Байдена или, что в принципе одно и то же, недопуск на выборы Трампа – подтверждение решимости американского берега бороться за приоритеты собственного проекта. Если же вернется Трамп, то и в Лондоне вскоре у власти укрепятся консерваторы (вряд ли Риши Сунак, это проходная креатура, рассчитанная на подрыв Китая путем продвижения выдвиженцев индийской диаспоры). И это вариант «четвертого рейха» в континентальной Европе, связанного с развалом или разрушением НАТО и сбросом англосаксами с себя ответственности за европейскую безопасность. США при этом займутся АТР, а Британия вернется к излюбленной игре в «блестящую изоляцию» на континенте, прикрывая ею лобовое противостояние с Россией на европейском ТВД.

Кстати, об Индии, руководство и элита которой в точности повторяют в последнее время все колебания на глобальном уровне. С одной стороны, российский дрейф с фактическим отказом от участия в Quad и приоритетами в БРИКС, ШОС и обновлении Совбеза ООН. С другой, сохранение антикитайского вектора, проявляющее себя в непринятии «Пояса и пути» и попытке создания ему ближневосточной альтернативы, заблокированной, однако, в Израиле… кем? Уж не англичанами ли, стоящими в конечном счете за ХАМАС как за палестинским отделением «Братьев-мусульман» (организация, запрещенная в России)? Но сохранивших рычаги контроля и в израильском секторе. И на этом фоне явное сворачивание «индийского следа» за океаном. Резко «уменьшились в размерах» Никки Хейли и Вивек Рамасвани, а у Камалы Харрис, по мнению, доминирующему в экспертном сообществе, очень невысокие шансы на повторение своего вице-президентского успеха. Скорее всего ее не выдвинут. По этим же самым причинам обречен и Сунак. Причем, вне зависимости от того, чья проектная линия – вашингтонская или лондонская – победит, а чья – проиграет. Просто Индия из приоритета западной политики плавно смещается на ее периферию.

Нам-то что с того? Выбор невелик и достаточно брутален по определению. Но следует отчетливо понимать, что расклады в среде западных элит это одно, а итоги [войны], формирующие условия и тренды послевоенного мира – совсем другое. Это там считают, что выбор – между Лондоном и Вашингтоном. В наших силах предложить иной выбор, даже два. Не только между неоимперским и неосоветским интеграционными началами, но и между отложенной большой войной и перечеркиванием этих планов решительностью Победы. Проекты, с которыми таскались англосаксонские элиты, начиная с конца 1943 и вплоть до 1945 года, — общеизвестны. Их собирательной квинтэссенцией, грубо говоря, служит операция «Немыслимое». Но все это было опрокинуто блестящими успехами Красной армии и капитуляцией рейха, помножившей все эти планы вместе с проектами на абсолютный ноль. То же самое должно и может произойти и сейчас. Ибо англосакс – полагает, а русский Бог – располагает. Главное – не уйти в сторону от своего исторического предназначения. И все получится.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.4% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть