Обратная рокировка глав МИД в Китае. Много ли «воды утекло» с декабря?

Солидарное экспертное мнение: если интрига и имеется, то российско-китайские отношения она не затронет
25 июля 2023  21:09 Отправить по email
Печать

В Пекине прошла IV сессия Постоянного комитета (ПК) ВСНП, на которой теперь уже бывший глава МИД Цинь Ган был освобожден от должности, а вместо него назначен его же предшественник Ван И, занимавший пост министра иностранных дел в 2013 по 2022 годы. Об этом сообщает 25 июля Синьхуа. 30 декабря 2022 года Ван И с этой должности был назначен на вышестоящий пост куратора внешней политики КНР – руководителя канцелярии Комиссии ЦК КПК по иностранным делам. Теперь вот обратная рокировка, при которой, однако, не получили разъяснения два вопроса. Во-первых, будет ли Ван И совмещать должность министра с работой во главе Комиссии ЦК? И во-вторых, информационное сообщение об отставке Цинь Гана содержит интересную формулировку об «освобождении от должности…, которую он занимал по совместительству». Никаких деталей такого «совместительства» не сообщается.

Ранее на ИА REX: В Китае сменился министр иностранных дел

Что произошло? Версий множество, в том числе самых экзотических, и пересказывать их не имеет смысла. Ибо есть вещи, которые нужно просто знать. Поэтому перечислим конкретные факты, связанные с неожиданной отставкой и новым-старым назначением, отметив при этом, что и в декабре решение о назначении Цинь Гана принималось за рамками официальной процедуры, которая обычно выносится на март, на ежегодную сессию ВСНП, которая после съезда КПК решает все кадровые вопросы. Имеется ли в этом форс-мажоре какая-то интрига или нет – судить не беремся.

Первое. Тема отсутствия в публичном поле Цинь Гана усиленно раскручивалась западной стороной на протяжении примерно десяти-двенадцати дней. Под предлогом «аналитики» причин отсутствия министра, в СМИ вбрасывались, словами Высоцкого, разнообразные «сплетни в виде версий» с негативной для имиджа КНР интерпретацией. Все это в совокупности создавало ситуацию неопределенности и нестабильности, а затягивание паузы явно играло на руку дальнейшим инсинуациям. Дошло до комментариев советника президента США по вопросам национальной безопасности Джейка Салливана, который, явно подогревая сенсационный интерес к теме, заявил, что «мы не владеем информацией». Ни директор ЦРУ Уильям Бернс, ни его однофамилец Николас, работающий послом в Пекине, подтверждать или опровергать это не стали.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Помимо информационной сферы, возникли и дипломатические проблемы, которыми конъюнктурно воспользовался Запад. Так, через неделю время после объявления Пекина о том, что Цинь Ган «по состоянию здоровья» не поедет на Восточноазиатский форум в Индонезию, который проходил с 11 по 15 июля, визит в Китай отложил глава МИД Великобритании Джеймс Клеверли, заявив, что типа «не с кем разговаривать»; еще раньше, в начале июля, по инициативе уже китайской стороны, был отменен визит главы европейской дипломатии Жозепа Борреля. Цинь Ган не появился на встречах и с посещавшими Пекин министром финансов США Джанет Йеллен, спецпредставителем по климату Джоном Керри и, буквально на днях, с Генри Киссинджером.

Одновременно резко возросла активность вновь назначенного сегодня министром Ван И, который провел целый ряд встреч, а на днях отправился в продолжительное африканское турне, в программу которого включено участие в министерской встрече глав МИД стран-участниц БРИКС, предваряющее саммит глав государств этого объединения, который пройдет 22-24 августа в Йоханнесбурге. На этом фоне активизировалась деятельность и главы Отдела международных связей ЦК КПК Лю Цзяньчао. Он тоже провел ряд встреч, в том числе с посетившим Пекин председателем российской партии «Справедливая Россия» Сергеем Мироновым; также Лю поучаствовал в межпартийном совещании БРИКС+ в Йоханнесбурге.

Второе. В канун официальной отставки Цинь Гана в Пекин с «частным визитом» приехал Киссинджер, который провел встречи с Ван И и министром обороны Ли Шанфу, а также по итогам этих встреч был принят Си Цзиньпином. Приезд Киссинджера как бы подвел черту под длительным паломничеством в Китай сначала представителей крупного англосаксонского олигархического бизнеса, связанного с глобализмом (Даймон, Маск, Гейтс, Лайонс, Шваб, Виньялс), затем чиновников и функционеров (Йеллен, Керри). Контакты с западной стороны шли по нарастающей – и в направлении от экономики к политике; очень похоже, что Киссинджер стал квинтэссенцией, объединившей все групповые интересы представленные ранее.

Отсюда вопрос: что нас самом деле привез в Пекин «патриарх» американской внешней политики? Напомним, что в последнее время он существенно ужесточил позицию по Украине, требуя от России больших уступок, чем это, скажем, было полгода назад. Но Вт с Китаем готов договариваться, да и бэкгруанд отношений с Пекином у него накопился солидный – более ста визитов в эту страну, которой Киссинджер посвятил отдельную монографию. Вопрос можно и конкретизировать: каких дальнейших шагов во внешней политике КНР можно ожидать в рамках того, о чем с Киссинджером говорил Си Цзиньпин, и какого кадрового наполнения они потребуют? Понятно ведь, что совмещение руководящих постов Ван И не может продолжаться долго, а стать обратно министром, не сохранив поста в ЦК, для опытнейшего дипломата, стоявшего у многих истоков, в том числе в российско-китайских отношениях, было бы понижением в статусе. Отсюда предположение, которое в стане российских экспертов уже прозвучало: что Ван И – временный министр, назначенный в условиях форс-мажора, и через некоторое время будет подготовлена новая рокировка. Именно в этой связи автор этих строк рассматривает упомянутую активность Лю Цзяньчао, хотя, разумеется, могут появиться и иные кандидатуры. Здесь можно заметить, что и ротация некоторых послов также остановлена; в частности на прежних позициях остался Лу Шайе – посол во Франции, который приобрел широкую известность своими заявлениями о сомнительной легитимности постсоветских суверенитетов.

Третье. И кто сказал, что Киссинджер мог привезти только связанное с китайской проблематикой? Разве встречавшийся с ним в Пекине Ван И разве не оказался через четыре дня на другом конце планеты, в Йоханнесбурге, где провел еще одну неординарную встречу на полях министерского саммита БРИКС с Николаем Патрушевым – секретарем российского Совета безопасности?

Понятно, что реальных тем за рамками официальных информационных сообщений мы не узнаем. Но и международного непубличного посредничества тоже никто не отменял. И добавим, что Киссинджер известен своей концепцией «глобального треугольника» США – Россия – Китай. И пусть исходные ее посылки заключались в американском дирижерстве советско-китайскими еще тогда противоречиями. Это неважно. Времена поменялись. И в соответствии с ними «по одежке протянула ножки» и киссинджеровская концепция; кто-кто, а этот «патриарх» в совершенстве владеет инструментом гибкости и даже, помнится, обвинял в дефиците такового советскую дипломатию. Ведь если убрать амбиции единоличного американского лидерства, приняв многополярное видение мира, то речь вполне может идти о пресловутых «сферах влияния». Хотя не будем гадать на кофейной гуще.

Еще один аспект - майские маневры вокруг китайской мирной инициативы, связанной с украинским урегулированием. Ряд источников обращают внимание, что венская встреча Ван И с упомянутым Дж. Салливаном прошла позитивно, но дальше все дело застопорилось по вине американской стороны. Кто-нибудь может с уверенностью утверждать, что Киссинджер не привез развязки того тупика?

Четвертое. Отставка Цинь Гана и назначение Ван И Посткомом ВСНП прошло вместе с рассмотрением другого важнейшего кадрового вопроса – о руководстве Народным банком Китая (НБК), которое вместо И Гана возглавил теперь Пань Гуншэн, имеющий большой опыт работы на Западе, прежде всего в Британии, а также стажировку в банковской группе Standard Chartered, глава которой Хосе Виньялс посещал Пекин последним из упомянутой вереницы олигархов. Здесь важно отметить, что последние дни были отмечены невиданной активностью обсуждения в китайских верхах экономических вопросов, связанных с активизацией восстановительного роста. Даже Политбюро ЦК КПК по данному вопросу собиралось. Новый глава НБК, кстати, был в числе собеседников упомянутой главы минфина США Йеллен, широко известной по прежней работе во главе ФРС.

Здесь, скажем прямо, далеко не чуждым может оказаться огромный опыт Ван И, который будет востребован в том случае, если начинают вырисовываться контуры какой-то, скажем мягко, паузы в перманентном глобальном кризисе, который мы переживаем. Ну а в том, что касается российско-китайских отношений, ни вчерашняя встреча Ван И с Н. Патрушевым, ни экспертные оценки, которых за несколько часов в Сети появилось предостаточно, не ожидают никаких перемен. Думается, если кому по этому поводу следует беспокоиться, то точно не нам. Представляется, что некая ясность в перспективах возможного дальнейшего развития глобальной ситуации может наступить не раньше осени. Напомним, что в октябре в Пекине пройдет третий Форум «Пояса и пути», мероприятие для Китая исключительно важное. Уже объявлено, что на него прибудет российский лидер Владимир Путин. Безусловно, пройдут его переговоры с Си Цзиньпином. И неважно, что формальной статус разговора «на полях» ниже, чем отдельно взятой двусторонней встречи; главное, что лидеры затронут все вопросы, которые необходимо обсудить в контексте обстановки, набравшей к настоящему моменту беспрецедентный динамизм.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.4% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть