Итог Бюргенштока: если Европа не Евразия, то она – колония США

Политолог Павленко назвал настоящие итоги конференции по Украине в Швейцарии
16 июня 2024  19:58 Отправить по email
Печать

Итак, завершилась швейцарская «мирная конференция» по Украине. Киев, который перед Бюргенштоком анонсировал «возврат» в повестку «формулы Зеленского», получил болезненный щелчок по носу; как ни старались – не получилось. Потому, что был риск снизить представительство даже тех, кто приехать собирался. В итоге все равно снизили: вопреки заявке на секретаря МИД, Индию, как и Бразилию, представил посол в Москве. Чего Киев добился в итоговом документе? Во-первых, упоминания об «украинской» принадлежности АЭС. Во-вторых, подтверждения лозунга «свободы торгового судоходства». В-третьих, включения призыва к освобождению всех военнопленных по формуле «всех на всех». Все! Даже в рамках этих пунктов не прошли попытки Киева записать о «безотлагательном выводе» российских войск с Запорожской АЭС, а также о некоей «ответственности» России за продовольственный кризис в развивающемся мире. То есть никакой конкретики. Ну, и что касается военнопленных, то российский президент Владимир Путин 5 июня на встрече с мировыми СМИ приводил конкретные цифры, из которых следовало, что Киев пытается выменять 6465 своих пленных на 1348 российских. Причем, с украинской стороны это неполные цифры; есть те, кто отказываются от обмена на украинскую сторону, ибо не желают вновь оказаться в окопах, и таких наша сторона отпускает. Подобный обмен может быть только при заключении мира, но мир ни Киев, ни его кураторы заключать не хотят, об этом говорит их реакция на инициативы Путина, прозвучавшие во время выступления в МИД 14 июня.

Так что всё-таки произошло в Бюргенштоке? Об этом рассуждает обозреватель REX Владимир Павленко.

Первое, что необходимо отметить. Запад вместе с Киевом оказался жертвой собственных попыток поместить швейцарскую конференцию в «широкий» контекст. Не рассматривать по существу конкретные вопросы мирного урегулирования, а устроить пиар-шоу, совместив Бюргеншток с другими крупными мероприятиями, объединив их единой антироссийской логикой. Отсюда цепочка: празднества в Нормандии, оттуда – на «семерку», и после всего этого собственно конференция. Общественность разогревали на предмет повышенного интереса. Но, во-первых, случился конфуз с европейскими выборами. Те, от кого громче других раздавался ястребиный клекот – Макрон, Шольц – по итогам голосования сели в глубокую лужу, где сейчас и находятся. Под угрозой у Запада оказался даже завершающий штрих с июльским саммитом НАТО, в преддверие которого маячат выборы в Великобритании и во Франции, и даже не вполне понятно, кто в Вашингтон приедет, и в каком качестве и расположении духа. Во-вторых, российская сторона приняла «контекстный» вызов и выстроила свою цепочку. Сначала встреча с мировыми СМИ на полях Петербургского экономического форума, а затем – инициатива Путина в МИД. Одновременно объявлено о ближайших сроках визита в КНДР, откуда российский лидер отправится во Вьетнам. В результате попытка сделать Швейцарию новостной столицей мирового информационного поля с треском провалилась. Яркий показатель: в преддверии и на самой конференции как сам Зеленский и его окружение, так и западные лидеры больше обсуждали предложения Путина, чем свою повестку. Глава Пентагона Остин, генсек НАТО Столтенберг, советник по национальной безопасности Белого дома Салливан; отметились все, и все России отказали. Никто и не сомневался, что они откажутся. Главное: состоялся перехват информационной повестки. Почему? – задается вопросом политолог.

А это уже второе. Ситуация на линии фронта. Киев находится под жестким патронатом США и НАТО. Поэтому российское наступление в Харьковской и Запорожской областях и в ДНР бьет не только по ВСУ. Но и по Западу. Политический удар наносится по центрам принятия решений, доказывая несостоятельность западного военного планирования и западной помощи. Каждый шаг вперед Российской армии влияет на политику на Западе, причем, тем больше и в тех странах, которые глубже всего увязли в поддержке киевского режима. Рискну предположить, что одной из причин успеха правой оппозиции европейскому мейнстриму на выборах в Европарламент была связь, которую избиратели установили между гигантским объемом усилий своих лидеров против Москвы, в том числе финансовых, и очень скромными результатами на поле боя. Западные политики - и те с большим трудом выдавили из себя комментарии по инициативе Путина, а уж электорат не мог не задаться вопросом: а зачем нам это нужно? Будь другая ситуация на фронте, я уверен, результаты голосования скорее всего были бы несколько другими. Для иллюстрации: что, например, сказал Салливан? Что требование Москвы убрать ВСУ из ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей – это свидетельство, что Россия будет наступать и дальше? Так? Но Салливан здесь просто подменяет понятия. Остановится Запад, выполнит условия мира – и Россия прекратит наступление. Но Запад-то останавливаться не собирается. Оговорка по Фрейду. Поэтому в украинских пабликах царит откровенное уныние. В отличие от западных политиков, тамошние авторы не притворяются, а открыто заявляют, что для Киева западная реакция на инициативы Путина - это катастрофа, там правильно просчитали российское предупреждение, что новые условия мира будут другими, подчеркивает эксперт. Другими! Но виноват в этом будет Запад; признавался же главный евродипломат Боррель, что остановить военные действия можно за две недели – прекратить помогать ВСУ.

Третий момент, самый важный. Предложения Путина, которые перешибли эффект швейцарской конференции, сдвинули спектр всего мирового миротворчества. Раньше мы имели что? «Формула Зеленского» на одной чашке весов, а на другой? Единственной серьезной альтернативой была китайская инициатива – «Двенадцать пунктов» председателя КНР Си Цзиньпина, укрупненные недавно их уточнением с участием Бразилии и, похоже, Турции. Такой вывод можно было сделать из нижегородского саммита глав МИД БРИКС. Теперь появилась привязанная, подчеркнем это еще раз, к земле, к ситуации на поле боя, инициатива Путина. Или, как ее назвали на Западе, «формула Путина». Вся диспозиция миротворчества сдвигается в нашу сторону, и предложения Пекина и Бразилиа становятся центром этой диспозиции. И у Запада, и у Киева есть теперь, с чем сравнивать шесть китайско-бразильских пунктов. Не хотите их? Пожалуйста, московские предложения, извольте. Нравится? Нет? Да вам, оказывается, не угодишь. Но инициатива на земле у нас, поэтому мяч – на вашей половине поля. Не остановитесь сейчас – а они не остановятся – не взыщите, что дальше будет хуже, уточняет Павленко. Переломить ситуацию в свою пользу у вас не получится, и вы сами это знаете.

Есть еще и четвертый показательный штрих. Оппоненты однозначной киевской позиции из Венгрии и Турции подписали итоговый документ. Не надо торопиться высказывать им недовольство. Все очень просто. «Ценой» турецкой подписи со всей очевидностью является фактический отказ организаторов от «формулы Зеленского»; у Анкары, как помним, имеются свои представления о параметрах компромисса, парафированные в марте 2022 года в Стамбуле. Что касается Будапешта, то и здесь есть своя «цена». Это включение Европой в документ о переговорах с Киевом по поводу членства в ЕС положения об отмене дискриминации на Украине венгерского национального меньшинства. Напомним, что оно компактно проживает в Закарпатье. Что этим достигается? Создается прецедент для отмены поражений в правах и других национальных диаспор, разумеется, в первую очередь, наиболее крупной – российской. Оказавшись прижатым к перилам, перед выбором – быть или не быть, киевский режим при всей своей упертости начинает сдавать позиции. По одежке протягивает ножки. И нет сомнений, что это только начало, отмечает эксперт.

Ну, и целый ряд стран, приславших представителей в Бюргеншток, итоговый документ подписывать отказались: Саудовская Аравия, Таиланд, Индия, Мексика, ЮАР, Бразилия, ОАЭ. Заметим: пятеро из этой семерки являются членами БРИКС, Таиланд уже подал заявку на членство, Мексика, говорят, на очереди. Превращение объединения в альтернативный центр притяжения со своей, отличной от Запада, позицией, становится непреложным фактом. И понятно, что это фронда не против Киева, который этим странам сто лет не нужен; это вызов Западу, прежде всего США. Тем более что та же Саудовская Аравия на днях отказалась от нефтедоллара и планирует проводить у себя следующую конференцию, уже «настоящую», по словам главы МИД Китая Ван И. Киевские представители зря хорохорятся, рассчитывая на швейцарский дубль: Эр-Рияд вам не Бюргеншток, возможностей диктовать там условия у Запада не останется. Да и здесь, положа руку на сердце, диктовать не вышло. Страновое представительство – меньше половины членов ООН, первых и вторых лиц – и того вдвое меньше. А сотню участников на шулерский манер набрали, включив международные организации и записав в них скопом все, что существует в Европе. Отметим при этом, что генсек ООН Антониу Гутерреш, несмотря на прочную антироссийскую позицию, от участия уклонился; он прекрасно понимает, что никаких дивидендов возглавляемая им организация от этого бы не получила, а пространство маневра на международной арене – сузила бы, полагает политолог.

Ну, и впечатляет путинский ответ на эскалацию конфликта Западом: внешние игроки в Евразии не нужны, а евро-атлантическая модель безопасности на континенте больше не актуальна. Сам этот факт ставит европейцев перед серьезным геополитическим выбором. Европа – часть Евразии? Если нет, то тогда никакой иной ипостаси, кроме роли фактической колонии США, ей не остается, резюмирует обозреватель REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть