Действительно ли социальные медиа порабощают сознание и волю: мнения

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл считает чрезмерное увлечение социальными сетями уходом в «королевство кривых зеркал»
8 января 2014  18:02 Отправить по email
Печать

Чрезмерное увлечение социальными сетями патриарх Московский и всея Руси Кирилл назвал уходом в "королевство кривых зеркал". "Это порабощение сознания и воли. Люди сутками сидят у экрана, у монитора компьютера или у планшетника и погружаются в эту реальность. Развиваются виртуальные романы, виртуальные трагедии, виртуальные конфликты. Мы погружаемся в королевство кривых зеркал", - образно охарактеризовал ситуацию патриарх в интервью телеведущему Дмитрию Киселеву, показанном на телеканале "Россия". Глава Церкви считает, что речь в данном случае может идти о "духовном кризисе людей". "В этих кривых зеркалах отражается реальность, отражаемся мы сами; поэтому в каком-то смысле интернет является образом, отображением внутреннего духовного мира человеческой цивилизации. И это - предмет размышления, в первую очередь, может быть, для Церкви, которая и несет ответственность за духовное состояние людей", - признал патриарх Кирилл, сообщает itar-tass.

ИА REX: Согласны ли вы с такой оценкой роли социальных медиа?

Григорий Трофимчук, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития, политолог:

Часто, разговаривая по телефону, человек точно так же погружается в некую астральную ирреальность – тем более общаясь с кем-то через океан, что даже страшно себе представить. Телевизор – это такое же кривое зеркало в чистом виде, особенно, если учесть набор телепередач. Да ведь и само бесконечное стояние в тех или иных религиозных заведениях сложно отнести к рационально проведённому досугу. Уйдя далеко по этому пути, можно квалифицировать и первую русскую газету, введённую Петром I (сатанистом-западником, по мнению многих религиозных деятелей) первой попыткой отрыва русского человека от сохи и корней.

Российское общество пока ещё слишком далеко от того духовного показателя, который был достигнут в советские времена, когда практически каждая семья выписывала несколько умных журналов и ряд газет. Только не надо нам говорить, что все эти издания были навязаны людям коммунистами, в качестве приложения к газете «Правда» и являлись такими же «кривыми зеркалами». Та чистая и незамутнённая духовность, которая при этом почему-то никак не была связана с клерикализмом, сегодня кажется почти невозможной, нереальной, недостижимой.

Заметим: то общество никак не было связано и с сексом, во всяком случае, в его публичных проявлениях. Сегодня у нас – практически все верующие, но при этом параллельно растёт и вал социальных извращений, включая употребление наркотиков и т.п. Напрашивается дикая мысль о том, что запредельный клерикализм и все эти перекосы как-то связаны. Вот над чем стоило бы сегодня подумать. Сложно что-нибудь советовать такому человеку как предстоятель РПЦ. Однако если бы он вдруг обратил внимание общества и власти на достижения, ещё каких-то лет 30-40 назад имевшиеся в нашем обществе, то, вполне возможно, обрёл бы для православной конфессии тысячи новых сторонников. Проблема современной церкви в том, что она демонизировала советские времена, но при этом не желает признавать себя явной сторонницей имеющейся либерально-демократической системы, в которой фактически выросла, окрепла и встала на ноги.

Это кривое зеркало должно иметь какие-то внятные объяснения. А социальные медиа мгновенно распространили бы нужную информацию по своим каналам и сетям, что помогло бы РПЦ. Просто надо правильно использовать имеющиеся возможности, так как выступать против них нет никакого смысла. У РПЦ отсутствует точная, взвешенная система пропаганды, которая и должна заниматься такой работой. Жалкое подобие такой работы, в лице бывшего «пиарщика Кураева», говорит само за себя. Что нам мешает, то нам поможет, – за счёт этого простого правила РПЦ могла бы стать на порядок сильнее, подмяв под себя все эти неугодные социальные сети за один день.

Патриарху Кириллу, являющемуся политиком по сути, явно не хватает такого подручного, негласного инструмента. Пустые проклятия – не его стиль. А его сподвижники, судя по всему, ничего толкового предложить ему не могут.

Людмила Богуш-Данд, бизнес-тренер (Украина-США):

В самом названии все сказано - социальные медиа, т.е. уровень общения социума. Чем лучше человек, уткнувшийся в книжку в вагоне метро (распространенная картинка еще всего лишь 10 летней давности), человека, уткнувшегося в планшетник? Ничем, и разница лишь в том, какой предмет является объектом их внимания. Оба ушли из настоящего момента, только первый находится в вымышленном мире, созданном одним человеком, а второй путешествует по многим вымышленным мирам, создаваемым и обновляемым сотнями людей каждую секунду. Почему даже на вечеринках и дружеских встречах сегодня мы видим, как люди отворачиваются от живых людей и прячут глаза в экранах? Ответ не в неспособности общаться с живыми людьми, хотя это явление уже и получило свое "научное" название у психологов и социологов. Все гораздо проще - скорость потоков! Она завораживает. Как завораживают нас гонки автомобилей, летящие самолеты, мелькающие мимо вагоны поездов - скорость частиц притягивает магнитом в силу своей природы. За минуту серфа по интернету вы можете уловить тенденции, получить образ, всплакнуть и засмеяться. Да, все это будет мельком, быстро и неглубоко, зато компенсируется количеством.

Нас много, нас миллиарды. И у каждого человека есть стремление осваивать, захватывать территорию, только плотность населения сегодня на этой территории стала значительно больше. А это значит, что и реагирование должно ускориться, и восприятие, и переключение. Происходит ли это в ущерб качеству? Как знать, а может, мы уже выработали способность, и понимать быстрее, и анализировать. А заодно и влюбляться и расставаться...

Герман Янушевский, социолог и системный аналитик:

Господин Гундяев, как последовательный капиталист-рыночник, остро ощущает источник конкуренции в борьбе за души и кошельки. Поэтому он с помощью государства расширяет сеть доходных домов, наивно полагая, что чем больше церквей, тем больше верующих. Теперь понятие "шаговая доступность" стало относиться не к  продуктовым  магазинам, не к домам и дворцам культуры, а к храмам "порабощения сознания и воли", куда люди приходят свободными, а выходят "рабами божиими". Церкви вместо фабрик и заводов! Это золотоносная и помпезная церковь со времен императора Константина исказила идею Бога, вынув её из сознания и водрузив на небеса и материализовав образ. Она отняла у человека нравственность и духовность, и приватизировала их всевышнему, заставив человека всю жизнь бороться с, якобы,  природной греховностью, с обязанностью труда, данной богом человеку, якобы в наказание. Бороться за приобщение к виртуальному Богу, уже ЕГО духовности, его "высокой нравственности". А тут тебе интернет! С его широчайшими возможностями получить ответ на любой вопрос жизни и смерти, возможностяи  свободных, ничем не обремененных  сексуальных связей, простого общения, обучения, заработка и пр., и пр.  Мало несут денег в церковь. Истинно верующих менее 10% нашего патерналистского населения. Еще около 5% посещают по должности, для отправления обрядов рождения и смерти, еще 10% повторяют мнение  пропаганды, что Церковь является важным центром идеологической работы.  Мало этого всего!  Крайне мало! Как тут сделаешь православие государственной религией, а церковь соуправителем государства наравне с президентом? Вот и мучается Гундяев, не понимая того, что лучший способ отвратить народ от церкви и веры это насильное их навязывание. Когда-то Высоцкий пел "евреи, евреи, кругом одни евреи". Сегодня пора сочинять новую песню: "архиереи, архиереи, кругом одни архиереи". А все-таки интересно, за чей счет ведется строительство сотен церквей "в шаговой доступности"? Когда-то церковь могли строить только в том случае, если набиралось 20  прихожан. Тоже хитрая мизерная величина. И все же. Сегодня такая норма уже не актуальна. Время диктует "шаговую доступность". Вера побоку.

Марк Сандомирский, социальный психолог, кандидат медицинских наук:

Все сказанное патриархом - вполне очевидные вещи. То, что интернет-зависимость (а именно об этом идет речь, как я понимаю, в упомянутом контексте) является следствием проживаемого человеком внутреннего кризиса - сомнению не подлежит. Такое мнение является (по крайней мере для психологов и психиатров) общепринятым. Интернет как "королевство кривых зеркал" - также известная метафора. И она весьма содержательна: действительно, реальность отражается в виртуальном "зеркале" весьма избирательно. Однако, главный вопрос, который остается открытым: почему патриарха заинтересовала тема интернета? Не помню такого оживления в сети, со времен приснопамятных "православных дружин".

Илья Розенфельд, политолог (Израиль):

Если честно, несмотря на образованность патриарха, я не ожидал от него иного взгляда на вещи. Ведь социальные сети - это технология общения, отражающая все недостатки и преимущества реального социума в виртуальной среде, ничуть не улучшая или ухудшая сам этот социум. Церковь (христианская, мусульманская, иудейская) в разные времена отрицала и отрицает и сегодня технологии, при этом активно их используя. Это извечная борьба церкви с наукой, мракобесия со светом. Но вот беда, по итогам предложения обсудить данное заявление патриарха, я набрел в сети Facebook на эту страничку: PatriarhVseyaRusiKirill. Даже если ее появление не санкционировано самим патриархом, по всей вероятности, его поклонники не разделяют точку зрения их пастора.

Александр Хохулин, журналист:

С моей стороны возражать патриарху Московскому и всея Руси Кириллу было бы верхом бестактности и проявлением болезненного самомнения. Поэтому ограничусь скромным замечанием, что ответчиком по делу духовного состояния людей является не только Церковь. Слыхал, что литература и искусство сидят на скамейке где-то рядом или сбоку. Тоже зеркало, отражающее реальность, как и интернет. И часто тоже кривоватое. Можно и другие примеры привести. Обеспокоенность патриарха понятна.  Как и стремление обобщить, упростить проблему и изложить в аллегорической форме для понимания миллионами. Изредка мы способны воспринимать более сложные образы и аллегории.

Юрий Романенко, директор Центра политического анализа "Стратагема", шеф-редактор аналитического портала "Хвиля":

O виртуальнoм мире, кoтoрый синтетический, тo есть ненастoящий. В хoде дискуссии в фэйсбуке o высказывании патриарха пo пoвoду сoциальных сетей выскoчил такoй тезис: "Виртуальный мир oтличается oт реальнoгo мира так же, как натуральная пища oт синтетическoй пищи". На мoй взгляд, нет никакoгo виртуальнoгo мира. Виртуальны ли ваши снoвидения? А oни ведь прoтекают в вашем мoзгу. Реальнoм. Реальна ли безoтветная любoвь? Вы влюбились, а вам не oтвечают? Пoчему? Пoтoму чтo в вашем вooбражении челoвек наделен качествами, кoтoрых у негo нет, и вoзмoжнo oн этo пoнимает, а вы нет. Нo вы считаете, чтo ваша любoвь реальна, а oн считает, чтo нет. Так мoжет быть ваша любoвь виртуальна и синтетична на самoм деле? Пoнимаете? Нет никакoй виртуальнoсти, пoтoму чтo вся виртуальнoсть у нас в гoлoве. И пoка наша гoлoва пoлучает кислoрoд с крoвью и нужные микрoэлементы, тo существуют все реальнoсти, кoтoрые вы себе придумали, нo как тoлькo крoвь перестает идти, тo все заканчивается, пo крайней мере, в тoй реальнoсти, чтo вы называете реальнoй.

Пётр Гецко, политолог, премьер-министр Республики Подкарпатская Русь:

Относительно социальных медиа, есть множество самых разных мнений. Я скажу о чисто прикладном значении социальных медиа. Раньше, когда существовали большие коллективы производственные, научные, военные и т.д. потребность ощущения себя в коллективе реализовывалась через подобные социумы. В наше время, время атомизации общества, когда подобных коллективов нет, а те, которые существуют, не все могут в них поучаствовать социально, социальные сети выполняют именно эту роль, плюс информационную, и роль выразителя/носителя коллективного мнения. Это я рассказал на примере русинской группы Республика Подкарпатская Русь из социальной сети Одноклассники. Группа закрытая. 38,3 тыс. участников. Стартовый состав группы был создан через приглашения в группу. В группе представлены абсолютно все населенные пункты Закарпатья. Минимум 10-15 человек. В группу принимают только закарпатцев. Именно с учетом этого, в группе начинает практиковаться  сетевая демократия, когда по важным для Закарпатья и Украины вопросам проводятся голосования. Любые голосования открытые. Их можно в любой момент проверить. Любым иным образом провести подобный опрос и дорого, и чрезвычайно трудоемкий процесс. А используя сетевую демократию мы получаем независимое коллективное мнение которое уже есть ориентиром и для власти региональной, и для общеукраинской. Есть и другие прикладные моменты, но метод сетевой демократии/прямой воли русины уже испытали на практике.

Даниэль Штайсслингер, журналист и переводчик (Израиль):

Алармизм на пустом месте. Социальные медиа — это просто новая форма общения людей. А общение было потребностью всегда.

Сергей Сибиряков, координатор международной экспертной группы ИА REX, эксперт по политическим коммуникациям в социальных сетях:

На мой взгляд уважаемый патриарх путается в причинно-следственных связях. Социальные медиа пока всего лишь инструмент для коммуникаций. И, к его сведению, этим инструментом для религиозной пропаганды пользуются сотни православных священников, имеющих блоги и личные странички в социальных сетях. В докладе на международном теоретико-методологическом семинаре «Архетипика и госуправление» я отмечал, что развитие интернета превратило человечество в одну большую глобальную деревню и дало возможность организации коммуникаций людям из разных частей планеты в режиме реального времени.

При этом появилась немалое количество людей, для которых эти виртуальные коммуникации заменили реальное вербальное человеческое общение. Сформировалось поколение, которое обладает новыми идентификационными параметрами и воспринимает виртуальную реальность как реальную среду обитания. Появление новой особой среды обитания человека уже приводит к изменениям сложившихся в социуме архетипов и форм социальных взаимодействий. В эпоху постмодерна виртуальность стала определяющим фактором развития нового информационного общества. Подобное общество может столкнуться с рядом проблем, и в первую очередь, с потерей идентичности из-за изменения социокультурного кода личности в интенсивных информационных полях. В том же докладе, подготовленном за несколько месяцев до начала арабской весны, отмечалось, что социальные медиа и социальные сети на определенном этапе развития становятся еще одним способом изменения состояния сознания. Поэтому возможно внешнее воздействие с помощью этих инструментов на граждан с целью формирования общественного мнения по ключевым политическим вопросам, которое способно нанести ущерб национальной безопасности и национальным интересам страны. Этот прогноз воплотился в твиттерных арабских революциях и роли фэйсбука в киевском Евромайдане, о чём я рассказывал в своём докладе на конференции в Киеве 17 декабря (см. видео).

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть