«Мягкая сила» и евразийство в Турции

Интервью с Хасаном Селимом Озертемом
10 сентября 2013  23:46 Отправить по email
Печать

Интервью с Хасаном Селимом Озертемом (http://www.usak.org.tr/yazar.php?id=334 ), координатором Центра исследований в области энергетической безопасности Организации международных стратегических исследований (USAK). Х.Озертем является специалистом по евразийским исследованиям USAK, активным молодым ученым, который часто бывает в России и взаимодействует со многими своими коллегами в России, в Евразии и США. Его статьи опубликованы на целом ряде языков мира, включая русский.

Интервью подготовлено В.Аватковым по итогам поездки в Анкару в рамках реализации гранта РГНФ «Сравнительный анализ моделей социально-экономической организации научно-исследовательского комплекса: институциональная структура и фактор национальной культуры» под руководством И.Истомина

Вначале мне бы хотелось задать вопрос о месте, где вы сейчас работаете – об Организации международных стратегических исследований (USAK). Расскажите немного о своей организации.

USAK – это аналитический центр, созданный в 2004 году. Аналитические центры в Турции начали возникать в 1960-ые, однако бум их развития наблюдается только с 1990-х. USAK, соответственно, можно отнести ко второй группе. Он осуществляет научно-практические исследования в сфере международных отношений, способствует подготовке высококлассных специалистов в этой области. Среди его задач не только организация научной межнациональной дипломатии, но и проведение различных исследований и издание литературы, а при необходимости и консультирование органов власти. В соответствии со своими задачами USAK реализует целый ряд проектов, связанных со внешней политикой Турции. Из них и членских взносов основателей организация получает финансы, которые позволяют содержать штат специалистов в 30 человек и переходить к новым проектам.

Вы являетесь ведущим специалистом USAK по евразийству. В политике России евразийство играет особую роль. Для Турции данный концепт также необычайно значим. При этом каждая из сторон понимает по-своему этот термин. Можем ли мы достичь взаимопонимания?

На данном этапе существует следующая ситуация. В турецкой политике евразийство как идеология не является четко определенным понятием. Данный концепт в постоянном формате обсуждается. Каждая из сторон вкладывает в него свое, делает акценты на отдельных аспектах. Например, термин «евразийство» часто используется партией национального движения (MHP) в контексте тюркского единства. Это – евразийство тюрок Кавказа, Центральной Азии и Турции, которые могут действовать сообща. С другой стороны, евразийство – это идеология единства России, Турции и Китая, о чем ранее говорил Тунджер Кылынч Паша. С другой стороны, евразийство – это экономический и политический термин, используемый в Турции для обозначения диверсификации внешнеэкономического и внешнеполитического курса страны. В этой связи еще раз хочу подчеркнуть, в Турции нет единого понимания евразийства.

Однако если взглянуть на евразийство с точки зрения географии, то и тут не мало различий в пониманиях. С одной стороны, это Россия и Китай, с другой – тюркские страны. В последние годы, особенно в 2000-е, в евразийское пространство стали включать и Афганистан.

В связи со всем вышесказанным, необходимо отметить, что евразийство как идеология для Турции еще не сформировалось, однако активно обсуждается и даже отчасти влияет на внешнеполитический курс.

Если посмотреть на проблему с точки зрения России, то необходимо отметить следующее. В России реализован целый ряд инициатив, направленных на конкретизацию понятия «евразийство». Данная концепция находится на стадии формирования соответствующих организаций, отражающих понимание данного понятия. Вслед за созданием Шанхайской Организации Россия постаралась несколько ограничить влияние Китая и создала ОДКБ. Однако переломным моментом стало создание Таможенного Союза, направленного на экономическую интеграцию трех стран, что можно охарактеризовать как третье серьезное усилие России в контексте евразийства.

В этой связи можно сказать, что Россия и Турция могут сотрудничать на евразийском пространстве по двум направлениям. Первое – это организационный уровень, который подразумевает более активное участие Турции в имеющихся региональных организациях – ОДКБ , Таможенном Союзе и ШОС. Конечно, как известно, Турция является партнером по диалогу ШОС. При этом Турция – член НАТО, следственно – не может участвовать в ОДКБ, однако способна стать партнеров по диалогу с ней. В свою очередь, представляется, что перспективы развития Таможенного Союза нечетко очерчены. Превратится ли он в политическую структуру? Или останется просто таможенным союзом? Помимо этого возникает вопрос, насколько он способен и стремится к расширению, о котором многие говорят. В этом контексте периодически упоминается Киргизия, Украина. Однако никто не говорит о Турции. А в долгосрочной перспективе Турция могла бы построить с этим регионом свободную торговую зону. На данном этапе же существует сложность, связанная с тем, что Россия строит свою организационную структуру, Турция – свою.

Но при этом, переходя ко второму направлению взаимодействия двух стран в регионе, я бы хотел отметить, что тут у России и Турции имеются большие возможности для развития сотрудничества. Как для России, так и для Турции существуют такие взаимные интересы в регионе, как стабильность, экономическое развитие и пр. Особенно после распада Советского Союза и окончания Холодной войны в регионе сложился новый баланс сил в сфере безопасности. Возникли негосударственные игроки – такие, как Талибан, контрабандисты, наркоторговцы – которые влияют на безопасность региона, превратили Центральную Азию в транзитную точку, а итоговой целью сделали Россию. При этом и Турция сталкивается с теми же проблемами, которые исходят от региона. Во многом и Турция транзитной точкой для незаконной продажи наркотиков в Европу. В этой связи важным являются обеспечение безопасности на границах, развитие сотрудничества в сферах контроля за оборотом вооружений и наркотиков, укрепление связей между университетами и научными сообществами России и Турции .

Вы только что затронули принципиально важный с точки зрения популярного термина «мягкая сила» вопрос сотрудничества в области образования и науки. В соответствии с имеющимися договоренностями, в России планируется открытие турецкого фонда им. Юнуса Эмре. Что вы думаете об этом?

Здесь необходимо отметить следующие. Турция уже открыла фонды им. Юнуса Эмре во многих странах мира – прежде всего, на Ближнем Востоке, на Балканах и в Центральной Азии. Целью данных организаций – как и института им. Гете, Британского Совета или Русского мира – можно назвать продвижение турецкого языка, культуры и усиление межкультурных связей.

То есть фонды Юнуса Эмре – своеобразная «мягкая сила» Турции?

Не нужно их оценивать так. Фонд призван создавать атмосферу привлекательности турецкой литературы и культуры и укреплять взаимопонимание между народами, для которого необходимо знание языков – в России турецкого, в Турции русского. При усилении взаимопонимания возможно увеличение совместных проектов – например, в инновационной сфере, ведь и в России есть своя «силиконовая долина», и в Турции. Помимо этого, Турция является полноправным участником Болонского процесса, имеют массу программ обмена с европейскими университетами. В свою очередь, Россия, которая сейчас находится на стадии перехода к новому типу образования, могла бы извлечь выгоду из углубления взаимодействия своих образовательных структур с турецкими. Уже сегодня есть программы обмена между двумя странами (например, между Анкарским и Саратовским университетами), но их недостаточно. Обмен опытом в сферах медицины и инженерного дела, в сферах борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков могли бы также пойти на пользу двум странам. Взаимодействие между правоохранительными органами могло ы оказать позитивное влияние и на атмосферу безопасности на предстоящей Олимпиаде в Сочи.

И в конце я бы еще раз хотел сказать, что крайне необходимо развитие не только классической межгосударственной дипломатии, но и гражданского взаимодействия, контактов между российскими и турецкими структурами. Для нас представляет большой интерес развитие отношений с российскими активно развивающимися гражданскими научными организациями – РСМД, РИСИ, МГИМО и др. Мы для налаживания такого диалога прилагаем максимальные усилия. Так, недавно прошла встреча представителей USAK и Института Востоковедения РАН, которая еще долго будет позитивно влиять на наши контакты. Однако здесь главное, чтобы договоренности не оставались на бумаге, трансформировались в конкретные действия: участие в совместных конференциях, аспирантский обмен, научные стажировки, такого рода встречи и обмен опытом, как мы проводим сегодня с вами.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть