Перспективы Подмосковья: интервью разработчика стратегии развития Московской области

Директор Фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад» Владимир Княгинин, чья команда выиграла конкурс на разработку стратегии развития Московской области, в интервью ИА REX рассказал о перспективах развития региона.
26 сентября 2012  16:32 Отправить по email
Печать

Спор о «Большой Москве» и будущем остального Подмосковья длится со дня рождения проекта расширения столицы. Быть или не быть новым территориям, как смена их статуса скажется на жизни людей, на транспортной ситуации и цене жилья, что будет с экологией, как сложится взаимодействие «новой Москвы» и Московской области? Эти и многие другие вопросы заботят экспертов в последние полтора года.

Независимо от позиций различных специалистов, очевидно одно — от степени комфортности среды зависит качество жизни, будь это в Москве или в области. Популярный сегодня термин «соразмерность человеку» определяет главные требования к современному жизненному пространству: удобство, экологичность и ресурсосбережение.

«Москва быстро растёт, а всякий рост всегда не сбалансирован. Наша задача сегодня — решить, как соотнести развитие двух регионов, чтобы у области появился шанс на самостоятельную, а значит, более комфортную, жизнь», — считает директор Фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад» Владимир Княгинин, чья команда выиграла конкурс на разработку стратегии развития Московской области. Подробности в интервью эксперта ИА REX.

ИА REX: Владимир Николаевич, Вы и Ваши коллеги выиграли конкурс на разработку стратегии развития Московской области. Каким Вы видите будущее этого региона?

Я бы начал с того, что, на сегодняшний день, вектор развития Московской области в целом понятен. Можно смело говорить о том, что потенциал региона огромен: в первую очередь — в сфере науки и промышленности. А, следовательно, было бы правильным делать ставку на инновационное развитие.

У нашей команды десятилетний опыт подобной работы в России, за это время мы научились видеть конкурентные преимущества того или иного субъекта федерации. Надеюсь, что наши предложения по Московской области найдут отклик у разных профессиональных сообществ и социальных слоёв.

ИА REX: В таком случае, расскажите, пожалуйста, что инновационного вы можете предложить для развития такого непростого региона, как Московская область.

Главное и основное, на мой взгляд, это формирование структурированной устойчивой агломерации. Наша задача — решить, как соотнести развитие Москвы и Московской области, поскольку Московская область — это внешний пояс агломеративного развития Москвы.

Столица растёт быстро. А, как мы понимаем, всякое развитие не сбалансированно. Есть случаи, когда оно особенно неравномерно. Москва — самый крупный агломеративный центр в стране и один из самых крупных в Европе. Московская агломерация по своему типу — моноцентрическая: масса населённых пунктов, преимущественно городского типа, сформировались вокруг города-ядра и соединены с этим ядром транспортными, промышленными, культурными связями. Московская область, по сути, сегодня обслуживает столицу, в то время как у неё есть и другие перспективы — самостоятельной жизни.

ИА REX: Очень много нареканий по поводу расширения Москвы на юго-запад. Что Вы думаете по этому поводу? И как это может сказаться на тех территориях, которые формально останутся областными?

На мой взгляд, тот факт, что Москва расширилась — пример того, как давление реализовалось в дополнительной территории. Это естественный процесс. Сейчас главное — сбалансировать развитие двух регионов: Москвы и Московской области. Как я уже отметил, у области есть шанс выполнять важнейшие функции для всей страны, а не только обслуживать Москву.

Есть такое понятие хинтерланд — «ближняя территория», «зона тяготения» дословно. Все столичные регионы всегда живут, опираясь на свой хинтерланд. Но у Московской области существует потенциал самостоятельного региона, способного полноценно взаимодействовать со всей страной, а не только с Москвой в качестве её окрестностей. В частности, это касается технологической роли региона и его транспортно-логистических функций. И здесь потенциал немалый: в области два крупнейших аэропорта и европейские воздушные коридоры проходят через неё.

Следующее конкурентное преимущество — самое большое количество наукоградов именно в Московской области. Проблема в том, что отсутствуют мощные университеты, безусловные лидеры находятся в Москве. Но это компенсируется тем фактом, что Москва тоже заинтересована в формировании мощного инновационно-технологического пояса, с которым можно эффективно взаимодействовать. Области же нужно, чтобы из Москвы приходили знания. Соответственно, есть перспектива.

ИА REX: Вы считаете, что Московская область может стать автономной и развиваться в сфере высоких технологий?

Я уверен в том, что у неё есть шанс работать на всю страну, а не быть сервисом для ядра агломерации — Москвы. А если мы говорим о сбалансированном развитии, это значит, что сектора, работающие на всю страну, тоже должны развиваться.

ИА REX: Какие ещё сектора, кроме наукоградов, на сегодняшний день способны сыграть на ускорение развития региона?

Москва самый крупный потребительский рынок, самый динамичный рынок труда и ключевой транспортно-логистический узел страны. Всё, что обслуживает Москву в транспортно-логистическом и рекреационном отношении, — два основных сектора, которые будут ещё долгое время достаточно бурно расти и позволять развиваться Московской области. Также очевидно, что область может работать для всей страны в инновационно-технологической сфере.

ИА REX: А в плане развития инфраструктуры у Москвы есть какие-то преимущества?

Здесь не совсем верно говорить о соперничестве. Мы прекрасно понимаем, что на ближний пояс транслируются все проблемы Москвы в чистом виде: вся сложность и некомфортность московской жизни переносится туда. Плотная застройка, не очень дружественная к людям среда. Добавьте сюда ещё ежедневную миграцию из Подмосковья на работу в Москву и выбрасывание по вечерам потоков обратно, перегруженные дороги, давление на экологию, очень сложные социально-культурные проблемы, связанные с миграционным притоком, высокий уровень имущественного расслоения и неравенства — всё, что характерно для быстро растущих центров на развивающихся рынках.

ИА REX: В чём причина происходящего? Это как-то связано с недостатками действующей стратегии развития?

Нет, это естественный инерционный процесс. Задача власти — непрерывно его корректировать, смягчая негативные последствия.

Полагаю, первое принципиальное решение, которое необходимо принять сегодня — определиться, стоит ли сохранять моноцентрическую агломерацию, при которой города-спутники, сформировавшиеся вокруг Москвы, будут продолжать обслуживать её. Или же имеет смысл сделать выбор в пользу полицентрической агломерации, которая будет иметь несколько городов-ядер. Такие системы характерны для Европы — для Германии и Франции, например. В мировой практике, как мы знаем, существуют оба вида. Необходимо остановиться на оптимальном варианте, который сработает здесь и сейчас, и позволит объединить экономические интересы двух регионов. Наша задача — предложить разные сценарии, чтобы у экспертного сообщества, власти, общественности появилась возможность выбора.

Надо отметить, что в финал вышеупомянутого конкурса на разработку стратегии мы вышли в консорциуме: среди участников есть компании, которые тесно связаны с «Большим Парижем» — проектом по расширению столицы Франции и включению анклавов в единый экономический процесс. Наш нынешний коллега Николя Бушо долгое время был советником администрации «Большого Парижа». А эта зона по многим позициям для нас показательна: в Европе Париж — один из ключевых проектов развития в плане строительства агломерации. В целом, очень много сходных характерных черт. То есть, мы получили прямой доступ к международному опыту решения подобных задач.

Агломерация, как известно, один из этапов урбанизации, и её необходимо направлять, чтобы управлять развитием. Основной агломерационный эффект — это экономическая и социальная выгода вследствие высокой концентрации производств и экономических объектов. Близость расположения снижает издержки.

ИА REX: То есть, сейчас, опираясь, в том числе, и на европейский опыт, предстоит определиться, будет ли Московская область состоять из городов-спутников Москвы или же из самостоятельных центров?

Да, и это нормальный этап развития крупных городских систем. Смысл в том, что в полицентрической агломерации появляются центры, которые связаны уже не через ядро, а между собой: больше контактов, выше плотность деятельности, больше экономическая выгода. В Московской области 7 городов-стотысячников. Это большие города с хорошим потенциалом. В качестве самостоятельных точек развития можно рассматривать и так называемые аэрополисы — зоны, прилегающие к аэропортам. И здесь, как мы уже упоминали, серьёзный потенциал. Два больших аэропорта из трёх ныне действующих — Домодедово и Шереметьево — крупные самостоятельные узлы, как производственные, так и по населению. И

и несколько мелких, таких как Быково, аэропорт Хруничева.

Кроме того, мы видим, как выросла мощная промышленная зона прямо на границе Московской области — в Калужской, рядом с Обнинском. И там есть рабочие места, в том числе для людей из Подмосковья. А это рисует большие перспективы.

ИА REX: Владимир Николаевич, существуют ли какие-то кадровые проблемы, препятствующие развитию Московской области?

Их более чем достаточно. Самый динамично растущий рынок труда — это Москва. Она самостоятельно повышает цену на рабочую силу и забирает её, закладывая не только кадровые, но и бюджетные проблемы, потому что, по действующей бюджетной системе, налоги выплачиваются не по месту жительства, а по месту работы. Для большинства наших граждан это, конечно, удобно, потому что они не мучаются с налоговыми декларациями. Но при таком положении дел, область не получает никаких доходов в бюджет, а социальные обязательства имеет перед жителями стандартные: поликлиники, детские сады, школы. Очень часто обсуждается — и для Москвы эта тема также актуальна — как жить людям пенсионного возраста: останутся ли они в родном городе или сдвинутся куда-то в более дешёвые места?

ИА REX: Какой выход видится в данном случае, на Ваш взгляд?

Есть два варианта. Поддерживать миграцию в Московской области и повышать производительность труда и зарплаты. Также важно избегать раздувания низкотехнологичной среды.

ИА REX: К вопросу о низкотехнологичной среде: здесь имеет смысл сказать пару слов о кадрах, ведь именно на них опирается любой инновационный проект. Что с кадрами в России? Что необходимо понимать о российском человеческом капитале, берясь за такие масштабные проекты, как, например, развитие региона?

Главная проблема, характерная для всей страны, в том, что человеческий капитал стал текучим, мобильным, и нет возможности привязать его к постоянному месту. Люди голосуют ногами. Креативные кадры утекают именно оттуда, где они особенно нужны. Людям креативного склада лучше всего в моменты бурного развития, а когда рынок стагнирует, креативная индустрия чувствует это на себе острее других.

Сегодня кадры — головная боль для большинства российских городов. Ключевой момент — есть ли в городе университеты, которые приносят наибольший прирост человеческого капитала или же обесценивают его, все зависит от качества образования. В некоторых случаях, например, лучше не рассказывать, где учился, потому что это не увеличивает твою стоимость.

Если вы хотите удержать творческие креативные кадры, необходимо выполнять целый ряд принципиальных условий. У людей должна быть

интеллектуальная наполненность жизни, и не только на работе. Возможность иметь быстрые и разнообразные контакты для обмена опытом. Важно также отсутствие барьеров в мобильной экономической среде. В США, например, выбирают, где жить, исходя из того, чтобы дети пошли в хорошую школу, потому что, в противном случае, они никогда не найдут себе достойного места на рынке труда. А если среда некомфортная, конфликтная и опасная, что актуально для многих российских городов, то нет способов искусственно удержать людей.

ИА REX: В чём же решение, в таком случае?

В планомерном выстраивании инфраструктуры, необходимой для работы креативных кадров. В понимании того, что пришло время разрабатывать политику мобильности населения: специалисты должны иметь возможность свободно перемещаться по стране, не имея социальных барьеров. Ну, и конечно, во времени, которое нужно заложить на инновационное развитие как отдельно взятого региона, так и страны в целом. У каждого процесса есть свой жизненный цикл.

Справка:

Владимир Николаевич Княгинин родился 20 января 1961 года в г. Абакан Красноярского края. Эксперт по инновационному развитию, директор российской фабрики мысли (Think Tank) — Фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад»; член Госкомиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока, Республики Бурятия, Забайкальского края и Иркутской области; член Экспертного Совета Комитета Государственной Думы по делам Федерации и региональной политике; член Совета Директоров ОАО «Технопарк Санкт-Петербурга»; кандидат юридических наук.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Позиции России в мире за 2020 год:
62.3% Усилились
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть