Лев Вершинин: США — главный дирижёр ливийских событий

Политолог, эксперт ИА REX Лев Вершинин перевёл текст протокола на официальном сайте Госдепа США пресс-конференции полномочного представителя Белого Дома при «Переходном Совете» Криса Стивенса.
4 августа 2011  13:00 Отправить по email
Печать

Политолог, эксперт ИА REX Лев Вершинин перевёл текст протокола на официальном сайте Госдепа США пресс-конференции полномочного представителя Белого Дома при «Переходном Совете» Криса Стивенса.

2 августа ведомство г-жи Клинтон сделало царский подарок журналистскому пулу Вашингтона, а также и нам. Впервые на публику вышел из тени человек-невидимка, загадочный и неуловимый Крис Стивенс, полномочный представитель Белого Дома при так называемом «Переходном Совете» в Бенгази. Естественно, на него обрушился град вопросов, и далеко не все они были так приятны, как были бы в апреле-мае. Тем не менее, судя по всему, мистер Стивенс имел указание отвечать на все, и максимально правдиво, чтобы не обидеть уклончивостью и не настроить против администрации ведущих «делателей мнений» Америки. Это была длинная пресс-конференция, и текст тоже очень длинный. И, тем не менее, материал следует прочесть полностью. Вопросы и ответы приводятся в сокращённом виде.

Официальный спикер Госдепа Марк Тонер представил присутствующим м-ра Стивенса и передал ему слово.

MR. STEVENS: Спасибо. Здравствуйте. Добрый день. Я Крис Стивенс. Прибыл из Бенгази пару дней назад для консультаций в Департаменте. Вкратце. Я был в Бенгази около четырёх месяцев, с 5 апреля. Попасть было трудно. Я прибыл на греческом сухогрузе и создавал офис с нуля. Моя задача была навести контакт с Советом, и я это сделал. Ясно, что с Триполи никаких контактов у меня не было. Должен признать, что к моменту моего приезда поддержки у Совета не было почти никакой, и силы Каддафи были уже в Бенгази. Их вытеснило НАТО, — и, увы, с тех пор ситуация улучшилась совсем немного.

Скажу сразу: по-моему, за четыре месяца ТНК добился прогресса по трём направлениям. Во-первых, им удалось получить международное признание от 30 стран, но главное, они сумели получить наше признание. Это, безусловно, даёт им силу в глазах мира, а также в глазах ливийского народа, который всё ещё верит Каддафи. Есть прогресс и в финансах. Если в день моего приезда у них не было денег вообще ни на что, то теперь есть. Им помогают и Турция, и Катар, и Кувейт, и Эмираты. И, конечно, они надеются, что дипломатическое признание даст им ключ к замороженным ливийским активам. И, наконец, я бы сказал, что есть какой-то прогресс и в военном смысле. Они уже не убегают, встретившись с армией, а сражаются, например, под Брега, под Мисурата, в Западных горах. По их словам, они уже приближаются к Злитен, более того, когда я уезжал, они пообещали взять Брега. Им, правда, трудно, но будем надеяться.

Только не думайте, что картина радужна. Совсем нет. В их зонах, к сожалению, нет никакой безопасности. Полиции нет, она разбежалась, зато много всяких вооружённых людей, которые ведут себя плохо. Очень плохо, скажу я. Конечно, ТНК ведёт работу по решению этих проблем, и мы помогаем им. Британские, французские, другие дипломаты оказывают давление на ТНК, чтобы они обеспечили хоть какой-то порядок, потому что без этого не добраться до Триполи и не прогнать Каддафи, на что мы надеемся. Я с удовольствием отвечу на вопросы.

ВОПРОС: Kirit Radia с ABC News. По поводу борьбы фракций в Совете, убийства Юниса и насколько все это пагубно, а также могут ли США помочь?

MR. Стивенс: Да. Это непросто. ТНК — не монолит, но и ливийское общество — не монолит. Там много групп, много точек зрения, там нет дружбы. Это правда. Правда, к сожалению, и то, что свои проблемы они решают насилием. Откровенно говоря, мы по сей день не знаем, кто убил Юниса. Есть масса версий, есть обещания докопаться до правды, но надежды мало. Но мы резко критикуем за это руководство ТНК, мы разъясняем им, что без единства им с Каддафи никогда не справиться, а все вопросы надо решать потом. Мы говорим с ними очень жёстко, и они усвоили, что нужно упорно трудиться, создавая хоть какой-то порядок. Мы надеемся, надеемся.

ВОПРОС: Может ли борьба фракций привести к провалу на фронтах?

MR. Стивенс: Нет, потому что ТНК опирается не на тех боевиков, которые ненадёжны. Те, на кого он опирается, очень дисциплинированны. Это первое. А второе, это то, что непослушные части — всего лишь местные ополченцы, собирающиеся время от времени для боёв в своей местности. В общем плане они ничего не решают.

ВОПРОС: Так всё-таки, может ТНК контролировать свои войска?

MR. Стивенс: Не понимаю вопроса. Если в районе Брега, Мисрата и Западных гор всё-таки идут бои, значит может.

ВОПРОС Elise: Судя по всему, эти люди просто не умеют ни воевать, ни работать, они умеют только делать вид, что что-то делают. Чем могут помочь им США? Что делаете конкретно вы? Каков вообще статус вашего офиса, кто там служит?

MR. STEVENS: Верно. Хорошо. Во-первых, важно помнить, что ТНК в феврале возникло из ничего, и им приходилось начинать с нуля, так что их достижения всё-таки впечатляют. Но главное, вы правы в том, что никаких институтов нет. Поймите: Каддафи никогда не создавал никаких институтов, он всё сваливал на население, и теперь исправить это, сделать им нормальное правительство очень трудно. Мы помогаем, чем можем. Международная контактная группа, которая собирается раз в месяц, даёт советы, рекомендации, разъясняет, что без всеобщих выборов обойтись нельзя, поскольку не были избраны и не считаются вполне законными. А они не всегда согласны. Это деликатный вопрос. А всего нас там 8 человек, и этого мало. Но мне обещают увеличить штат.

ВОПРОС: Но, всё-таки, какое влияние имеют эти люди? Судя по событиям, не похоже, что население им верит?

MR. Стивенс: Ну, зря вы так. Во-первых, всё равно единственная альтернатива — это Каддафи, а он крайне непопулярен в стране. Во-вторых, в ТНК входят бывшие сотрудники Каддафи, и Совет очень хочет расширить себя за счёт людей с запада Ливии. Они не хотят выглядеть только представителями востока. Поэтому я уверен, что они представляют всю страну.

ВОПРОС Стив Майерс: Вновь об убийстве Юниса, его обстоятельствах и последствиях.

MR. Стивенс: Ну, я не хочу спекулировать. Всё, что я видел, пару отчётов, кто-то валит всё на лидера ТНК, кто-то на Каддафи, кто-то на исламистов. Я не знаю правды. Давайте подождём, и нам всё скажут. Что касается последствий, то, кажется, повстанцы выбрали кого-то, кто в силах отвечать за Тобрук, или ищут такового, но я и тут не в курсе.

ВОПРОС Мэри-Бет Шеридан из The Washington Post: Когда всё-таки всё это кончится? Когда Каддафи падёт? Три месяца, полгода, год?

MR. Стивенс: Никто не скажет точную дату. Но совершенно точно, что ТНК надеется победить быстро. Они давят на режим Каддафи, и они уверены, что Каддафи рано или поздно придётся бежать. Если не будет денег, если все будут против, — почему нет? Ведь, в конце концов, на фронтах идут сражения!

ВОПРОС: Но США действительно готовы позволить Каддафи остаться в Ливии?

MR. Стивенс: Мы исходим из того, что этот вопрос следует решать самим ливийцам.

ВОПРОС Камиль Elhassani от Аль-Джазира: Готов ли ТНК к переговорам с Каддафи?

MR. Стивенс: Повторяю, это один из самых спорных вопросов. Существуют различные взгляды, в ТНК нет единства, его фракции взывают к улице. Одни считают, что он должен уехать, другие говорят, что пусть остаётся, потому что иначе конца конфликту не будет, третьи тоже согласны, чтобы он остался, чтобы потом его арестовать и судить, а четвёртые требуют выдать его Гааге.

ВОПРОС: А были ли вы где-то, кроме Бенгази? Поддерживают ли люди ТНК в других местах?

MR. Стивенс: Конечно! Ездили везде, встречались со всеми. Конечно, не там, где зона боёв, а там, где позиции ТНК прочны.

ВОПРОС: Говорили ли они, какое правительство хотят после Каддафи?

MR. Стивенс: Да. Они мечтают о демократии!

ВОПРОС Саид: Каким образом реализуется контакт с ТНК, и есть ли смысл для США поскорее открыть в Бенгази посольство?

MR. Стивенс: Мы говорим с ними ежедневно. С утра до вечера. Вместе с другими представителями даём им всякие советы.

ВОПРОС: Чтобы установить приоритеты и так далее?

МR. Стивенс: Да, да. Вся Контактная группа только этим и занята. А посольство они очень хотят открыть, и я думаю, скоро откроют.

ВОПРОС Поль Рихтер с LA Times: Каковы планы США на «после Каддафи»?

MR. Стивенс: Да, планы есть. Но вы же понимаете, что главное — это планы ТНК. Они строят планы на будущее, как им обустроить Ливию. Они планируют. Процесс идёт. А мы всего лишь помогаем им, подсказываем, советуем. Они очень открыты к такому сотрудничеству. И, конечно, ООН примет активное участие в эпохе после Каддафи.

ВОПРОС: И сколько США готовы играть в начальника? Или всё-таки что-то поручено будет и европейцам?

MR. Стивенс: Я думаю, у нас есть много предложений и проектов. Но, конечно, только в сотрудничестве с друзьями по Контактной группе.

ВОПРОС: Есть мнение, что НАТО зашло в тупик, а силы Каддафи сильнее революционеров. Всё больше народа требует политического решения. Что думает об этом ТНК?

MR. Стивенс: Они считают, что Каддафи должен уйти. В этом смысл их расчётов, а во всём остальном они полагаются на помощь и мнение НАТО. Они очень рады, что НАТО является частью их борьбы, и они не мыслят себя без союза с НАТО.

ВОПРОС: Они что, ждут, что НАТО будет помогать им вечно?

MR. Стивенс: Они надеялись, что Каддафи уйдёт ещё в марте, но они очень терпеливы, и они, думаю, могут дождаться своего.

ВОПРОС: Но всё же, что они сами делают для своей победы?

MR. Стивенс: Они пытаются сделать всё возможное, пытаются вести бои на различных фронтах, пытаются показать всему миру, что они достойны нашей поддержки.

ВОПРОС: Сколько в ТНК женщин? Каковы их планы на ливийские миллиарды, если они их получат? И вообще, каковы ваши личные прогнозы на эпоху «после Каддафи»?

MR. Стивенс: Скажем прямо, процент женщин в ТНК очень мал. Да, есть такое. Но я знаю одну женщину-юриста, которая имеет возможность участвовать в обсуждении планов на будущее. А так женщин мало, очень мало.

Что касается денег, то я с ними об этом не говорил. Но логично предположить, что они будут тратить их на первоочередные задачи, на топливо, на воду, на электричество, которого нужно много, чтобы эту воду из-под земли выкачивать. Ну, конечно, будут тратить на медикаменты, на продовольствие, как делал это Каддафи, на обустройство возвращающихся беженцев. Как же ещё можно тратить эти миллиарды?

Что же касается неизбежности падения Каддафи... Я не могу сказать наверняка, падёт ли он, но посудите сами: весь мир против него, весь мир за ТНК, его никто не хочет поддержать. Кто же выстоит в такой ситуации? Всем ясно, что это вопрос времени.

ВОПРОС: Есть информация, что войска ТНК сами грубо нарушают права человека. Разве это правильно? Насколько это серьёзно, и как с этим борются революционеры?

MR. Стивенс: Да, да. Я говорил с представителями Human Rights Watch, которые всё это видели в разных местах, и у них очень серьёзные доказательства. Мы крепко поговорили с руководством ТНК, и оно было напугано и обеспокоено. Лидеры твёрдо заявили, что намерены защищать права человека, соблюдать нормы международного права и человечно относиться к противнику. Они не хотят, чтобы о них думали хуже, чем о Каддафи и его солдатах. Теперь, когда они всё знают о разных прискорбных фактах, они будут с ними бороться.

ВОПРОС: Но разве это сюрприз? В Совете сидят бывшие сотрудники Каддафи, виновники тех самых злоупотреблений, из-за которых началась революция. Неужели они все так быстро исправились и стали демократами?

MR. Стивенс: Ну, я думаю, у них проснулась совесть. Кроме того, мы их обучаем.

ВОПРОС: Международный уголовный суд выдал ордер на арест Муамара Каддафи. Кто же теперь, по мнению США, должен представлять Ливию на Генеральной Ассамблее ООН в этом году?

MR. Стивенс: Парни из Бенгази очень хотят, но на эту тему им не следует меня спрашивать. Мне очень жаль, я не знаю — не знаю.

MR. Тонер: Последний вопрос!

ВОПРОС: Что вы можете сказать о помощи со стороны стран региона, например, Турции? Как вы думаете, Восток всё ещё поддерживает Запад?

MR. Стивенс: Скажу так. Не всё просто. Совсем не всё просто. Но ТНК очень доволен поддержкой Катара, ОАЭ и Турции. Вот они помогают честно, от всей души.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Zhazi
Карма: 5
04.08.2011 13:44, #746
Неудивительно. Фактически - это личная война Хиллари Клинтон оплачиваемая из госбюджета США. Почему-то Барак Обама не может отказать своему госсекретарю в столь сомнительном "удовольствии" - повелевать жизнью и смертью граждан чужого государства. Поэтому возникает вопрос - а может ли госпожа Клинтон быть вполне адекватной и здорова ли она? Ведь справки о состоянии не только физического, но и психического здоровья она не предъявляла
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Видео партнёров

С праздником!

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть