Германия нужна, чтобы разбавить ненависть к западному миру в головах арабов: эксперты

28 марта 2011  15:41 Отправить по email
Печать

Глава МИД Германии Гидо Вестервелле считает угрозы, высказанные президентом Франции в адрес арабских диктаторов, "опасной дискуссией", последствия которой могут быть очень тяжелыми для всего арабского мира. Эксперты ИА REX политконсультант Анатолий Вассерман, политолог Григорий Трофимчук и публицист Михаэль Дорфман рассказали, в чём причины разного подхода Франции и Германии к событиям в Ливии.

ИА REX: Чем можно объяснить агрессивную риторику президента Франции в адрес арабских стран?

Анатолий Вассерман:

По преамбуле о последствиях для всего арабского мира. Эти последствия уже видны на примерах Ирака (где свержение диктатора обернулось многократно большими жертвами, нежели всё его правление) и Египта (где только прямое военное правление пока притормаживает прорыв агрессивных фанатиков во власть).

Об агрессивной риторике президента Франции Саркози. Прежде всего, Саркози всё ещё проамерикански ориентирован и всерьёз воспринимает многое из рассказов о пользе демократии в любых обстоятельствах. С другой стороны у него есть обширный печальный опыт арабских погромов во французских городах. Правда, эти погромы порождены, прежде всего, замечательным сочетанием социалистической благотворительности с либеральным попустительством. Но чтобы осознать это, надо посмотреть на Францию снаружи, а не изнутри. Саркози же, похоже, всерьёз полагает и погромы, и диктатуры следствием коллективистской психологии.

Михаэль Дорфман:

Пока слова Саркози подтверждались делом. Франция куда ближе к Магрибу и Африке, чем Германия - географически, исторически, политически и экономически. У Франции куда больше, чем любой бывшей европейской колониальной метрополии накоплен огромный и успешный опыт контроля за ситуацией в странах своих африканских союзников. С арабскими странами Франция всегда имела большие связи. Да и французская армия - одна из немногих армий в мире, способная вести военные операции вдали от родины. Не думаю, что поведение слишком отличалось бы, будь на посту президента Франции Ширак или Миттеран. Может быть только стиль. Думаю, Саркози чувствует, что его активная политика может поднять его рейтинг среди французов. Памятно, что его активная дипломатия во время российско-грузинской войны 2008 года принесла ему большой политический капитал. 

Григорий Трофимчук:

После информации о ливийской помощи предвыборной кампании Саркози, его агрессия в арабскую сторону абсолютно прозрачна: он заметает следы. Непонятно другое: почему никто из G8 (или, по крайней мере, G20) не воспользовался прекрасной возможностью «притопить» Францию. Например, Китай, который должен заблаговременно страховаться в информационном поле от очередной встряски своего Тибета или СУАР. Сто процентов – документы с доказательствами этого факта у Ливии на руках, это не детский лепет сына Каддафи.

Но это не просто «компромат» в адрес Саркози. Вопрос при желании квалифицируется гораздо тяжелее – как прямая помощь «международных террористов», о которых говорит сам Саркози, одной из базовых стран Евросоюза, НАТО и ООН. Поэтому и расследование по этому поводу должно проводиться на уровне ООН, который санкционировал удар по Ливии.

ИА REX: Почему так по-разному относятся к событиям в арабских странах Германия и Франция?

Анатолий Вассерман:

Потому что у Германии есть существенно иной исторический опыт. Тут и гастарбайтеры не арабские, а турецкие (и потому легче понять, что в их бунтах идёт от традиций исторической родины, а что от условий в месте пребывания). Тут и опыт социалистической трети страны. Тут и собственная диктатура была жесточайшая, так что, есть с чем сравнивать.

Михаэль Дорфман:

Во главе Германии сегодня стоят меркантильные политики, понимающие, что им предстоит расплатиться за дефолт пол-Европы и им военные авантюры ни к чему. Вероятно, есть еще и элемент конкуренции. Франция старается решить вопрос с режимом Каддафи без сложного согласования с бюрократами из Брюсселя и графитизированным руководством НАТО. Впрочем, куда больше конкуренции вокруг Ливии и Магриба наблюдается не между Францией и Германией, а между Францией и Турцией.

Григорий Трофимчук:

А к заявлениям германских политиков эмоционально относиться не стоит. Германия выбрана в качестве «оппонента» операции коалиционных сил в Ливии и «оппонента» Саркози только для того, чтобы разбавить ненависть к западному миру в головах арабов. Запад не будет связываться с арабскими диктаторами, спустив на них других арабских диктаторов, которые ему ближе в данный конкретный момент. Вспомним, что ещё совсем недавно на роль «оппонента» внутри ЕС была назначена сама Франция, «угрожающая», что выйдет то из еврозоны, то из G20, то ещё откуда.

Подводя итог, координатор международной экспертной группы ИА REX Сергей Сибиряков обращает внимание, что Франция готовилась к наземной операции в Ливии с ноября 2010 года. В чем же причины агрессивной политики Николя Саркози? Французский журналист Винсент Жавьерт изложил их в своем блоге еще 10 марта. По его мнению таких причин, по меньшей мере, восемь, конъюнктурных и структурных:

- После своих тунисских неприятностей, и в меньшей степени, египетских, французская дипломатия должна проявить инициативу в следующей арабской революции.

- Николя Саркози намерен использовать кризис, чтобы заставить забыть унизительный для него прием, оказанный ливийскому полковнику в декабре 2007 года. Этот прием  ознаменовал конец дипломатии прав человека, которую он, как кандидат в президенты, представил как один из своих приоритетов.

- Он хочет дать понять общественному мнению, что он обеспокоен по поводу рисков нелегальной иммиграции из Африки.

- Среди средиземноморских стран Франция является единственной, которая имеет военные и дипломатические ресурсы. Из-за своего географического положения Италия может также играть важную роль, но ее колониальное прошлое является большим недостатком и Сильвио Берлускони слишком "повязан" с режимом Каддафи.

- Но Елисейский дворец боится быть вынужденным действовать в одиночку (или с помощью итальянцев) при введении зоны, свободной от полетов. Именно это Роберт Гейтс предложил публично 23 февраля. Поэтому Франция созывает Совет Безопасности ООН, чтобы интернационализировать (и "легализировать") вопрос.

- Франция импортирует 6,5% своей нефти из Ливии, где компания TOTAL эксплуатирует два нефтяных месторождения.

- Ливия соседствует с четырьмя франкоязычными странами, в которых Франция имеет большие интересы: Алжир, Тунис, Нигер и Чад. В Чад Каддафи пытался вторгнуться, и  Франсуа Миттеран встречался на Мальте с ливийским главой государства по этому поводу.

- Франция хочет избежать своей маргинализации со стороны  Великобритании и США, которые также имеют большие интересы  в Ливии, и, возможно, попытается вытеснить Италию как главного европейского партнера Триполи.

По сведениям французского журналиста-блогера на встрече Николя Саркози с двумя представителями ливийской оппозиции   утром 10 марта в Елисейском дворце.

Ливийцы потребовали у президента Франции:

 - заглушить связь между частями  армии Каддафи;

- уничтожить бункер полковника;

- нейтрализовать три аэропорта, которые он  использовал для своих операций (в том числе базу в Сирте, откуда взлетало большинство самолетов, которые бомбили города к западу от Бенгази, и аэропорт рядом с Чадом, куда прибывают наемники;

- официально признать оппозицию, представленную в Исполнительном совете, как единственную законную власть;

- ввести зону, запретную для полетов.

Согласно этому источнику, Николя Саркози принял все требования. Что касается ударов по целям, Николя Саркози сказал, что потребует у европейцев провести совместную операцию. Он уточнил, что Германия возражает. Николя Саркози сказал, что он против  интервенции под флагом НАТО (другими словами, он не желает участия в этой операции Соединенных Штатов). Он утверждал, что в любом случае и при необходимости Франция будет сама наносить военные удары.

Напомним, что глава МИД Германии Гидо Вестервелле выступил с резкой критикой заявления президента Франции Николя Саркози в адрес диктаторов в арабских странах. "На мой взгляд, это действительно очень опасная дискуссия, которая может иметь очень тяжелые последствия для данного региона и арабского мира в целом", - отметил Вестервелле в пятницу, 25 марта, в эфире берлинской радиостанции rbb. Ранее Николя Саркози заявил о том, что любой диктатор "должен осознавать: реакция мирового сообщества и Европы отныне каждый раз будет одинаковой", цитирует агентство dpa. Одновременно глава МИД ФРГ призвал найти политическое решение ливийского конфликта. "Нам нужен политический процесс. Сейчас необходимо вести его подготовку", - подчеркнул он. Вместе с тем, он высказался против полного запрета на поставку в Европу ливийской нефти. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Войска России оставили российский Херсон. Вы одобряете это решение?
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
52.6% Украина перестанет существовать как субъект на политической карте мира
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть