Дальневосточная экспансия НАТО оформляется противостоянием Китаю

В новой Стратегической концепции НАТО Китай провозглашен «угрозой» не потому, что ею действительно является, а в силу расширения и «глобализации» самого НАТО
30 июня 2022  10:21 Отправить по email
Печать

В Мадриде открывается очередной саммит НАТО, куда закоперщики альянса — так называемые «мировые лидеры» Запада во главе с президентом США Джо Байденом — прибывают из Баварии, где только что провели на редкость бессодержательный саммит «Большой семерки». Внимание к натовской встрече на высшем уровне в основном подогревалось запущенным процессом приема в блок Швеции и Финляндии. Но после того как Турция в преддверии Мадрида отказалась снимать свои возражения против скандинавского членства и стало ясно, что прием откладывается, на передний план мировые СМИ вывели тему новой Стратегической концепции НАТО. До этого данный программный документ не обновлялся более десяти лет, и последняя редакция относится к далекому 2010 году, к совершенно другой геополитической обстановке, когда только обозначились первые признаки нынешнего мирового раскола на Запад и Восток.

Быстрые изменения на международной арене руководство альянса попыталось учесть в 2020 году, когда выпустило доклад под названием «НАТО-2030». В нем по итогам консультаций глав МИД стран — членов блока был сделан вывод, что Россия уже не «стратегический партнер», как записано в концепции-2010, а уже «главная военная угроза», каковой останется как минимум все 2020-е годы. Но при этом в отношении Москвы, как рекомендовано в докладе, необходимо проводить политику «мирного сосуществования». Эта риторика до боли знакома представителям старшего поколения, и она однозначно ассоциируется с Холодной войной между разными мировыми социально-политическими системами — капитализмом и социализмом. А по сути — между США и СССР. Но уже два года назад, помимо России, альянс обратил внимание и на Китай, поставив его на второе место в перечне потенциальных угроз. На третье был выведен «международный терроризм», при этом стыдливо умалчивалась роль, сыгранная в его становлении западными спецслужбами и бизнесом.

К Мадриду в НАТО, наконец, окончательно определились с приоритетами. По итогам рижского саммита глав МИД и экспертного обсуждения в формате «Перспективы НАТО до 2030 года», состоявшегося в прошлогоднем декабре, генсек альянса Йенс Столтенберг подчеркнул, что готовящаяся Стратконцепция — это «больше, чем про Россию». Это «про весь комплекс вызовов», включая Китай, по которому он потребовал от участников блока «четких формулировок». Главными приоритетами новой Стратегической концепции Столтенберг назвал «защиту демократии и ценностей альянса», а также «усиление его военной мощи перед лицом «авторитарных режимов» — России и Китая». И обозначил основные элементы такой политики, включив в них также «общественную консолидацию», «институциональный аспект» НАТО и его развитие в качестве «соединительного звена между Европой и Северной Америкой».

После начала российской военной операции на Украине лидеры НАТО в конце марта собрались на еще один, внеочередной, саммит, посвященный осуждению России и помощи Украине. С тех пор это неизменный контекст всей натовской деятельности, включая политику антироссийских санкций и поставок киевскому режиму тяжелых систем вооружений. Одновременно внутри альянса, по сути, если не закончились, то оказались приглушенными споры в отношении Китая. Если до российской операции между двумя берегами Атлантики наблюдались сильные разногласия, то в мартовском Брюсселе Байдену удалось «нажать» на сателлитов таким образом, чтобы убедить их в занятии более агрессивной линии и в отношении Пекина.

Что же записано в проекте новой Стратконцепции, который, назовем вещим своими именами, через два дня станет главным официальным документом блока?

Чтобы своими руками не объединять против себя Россию и Китай, натовские стратеги сделали все, чтобы «развести» мотивационные оценки противостояния нашим странам. Если Россия — «главная (непосредственная) угроза», понятно, что из-за ситуации на Украине, но не только, то Китай — «системный вызов для ценностей и безопасности НАТО». В кулуарах подчеркивается, что «потенциальным противником» Китай, в отличие от России, не считается, но тем не менее натовцы собираются предъявить Пекину целый ряд претензий: «распространение дезинформации», «угрозы кибербезопасности», неготовность «соблюдать порядок, основанный на правилах».

«Мы должны учитывать последствия крупных инвестиций Китая в военный потенциал, ядерное оружие большой дальности и попытки взять под контроль нашу критически важную инфраструктуру», — считает Столтенберг.

И понятно, что он из кожи лезет вон, чтобы угодить Байдену, которому, надо полагать, лично обязан нежданной и негаданной пролонгацией своих генсековских полномочий на целый год вперед, до сентября 2023 года.

Невооруженным глазом видно, что основания для включения Китая в перечень «недружественных» НАТО стран, мягко говоря, натянутые, если не сказать липовые. «Дезинформацию» (здесь, разумеется, имеется в виду тема ковида) продвигают сами США и их сателлиты, пытаясь обвинениями Пекина скрыть роль в распространении коронавируса из своих лабораторий. О масштабах «кибервойны», которую американское АНБ ведет против всей планеты, включая натовских сателлитов, в свое время подробно рассказал Эдвард Сноуден. «Порядок на правилах», ставший притчей во языцех, не имеет никакого отношения к международному праву, базирующемуся на Уставе ООН, стало быть, его продвижение в обход мирового сообщества — претензия не Пекину, а самому Вашингтону. «Военный потенциал» Китая растет пропорционально увеличению военных приготовлений, в том числе с участием НАТО, в регионе Дальнего Востока.

Только за полтора байденовских года у власти миру предъявлены два новых тихоокеанских военных альянса — AUKUS и PBP — и экономический — IPEF, а также планы размещения ядерных вооружений средней дальности в акваториях, прилегающих к берегам Евразии. Поэтому какие вопросы к Китаю? Он что, должен взирать на создание ему целой системы угроз, в том числе ядерных, с «олимпийским» спокойствием? Ну а тезисом про «критически важную инфраструктуру» НАТО попросту эпатирует мир, ибо речь, безусловно, идет о китайском проекте «Пояса и пути», которому Запад уже как минимум раз пять пытался создать альтернативу, только вот как-то ничего не выходит. И с каких это пор инфраструктура Южной Азии, Ближнего и Среднего Востока и других регионов, страны которых вовлечены в «Пояс и путь», стала западной? Да еще и «критически важной»?

Однако что здесь самое главное, скрывающееся за привычным западным словоблудием? Главное то, что Китай в Стратконцепции вообще впервые появился, ибо в редакции 2010 года упоминания о нем не было. Почему это так важно? Нападками на Поднебесную лидеры НАТО, во-первых, реализуют свой комплекс неполноценности перед стремительно укрепляющимся взаимодействием Москвы и Пекина, «не допускать» которого их в свое время заклинал еще покойный ныне Бжезинский. Во-вторых, и это основное: где НАТО, а где, извините, Китай? Если НАТО остается альянсом, сфера ответственности которого ограничена регионом Северной Атлантики (или Евро-Атлантики), то какие у него могут быть «опасения» ситуацией в АТР, или, на новый пентагоновский манер, ИТР — Индо-Тихоокеанском регионе (который в Москве и Пекине считают симулякром)?

А коль такие «опасения» возникли, то совсем не случайно. И виноват в этом не Китай, а сам Запад с его амбициями, которые, этого никто даже не скрывает, с определенного момента вышли за атлантические географические рамки. Китай становится «угрозой» Америке и НАТО не потому, что ею действительно является, а в силу расширения и «глобализации» самой НАТО, которая негласно распространяется на Тихий океан. Не Китай «двинулся» в Европу и столкнулся там с НАТО, а НАТО распространила свои амбиции на океаническое подбрюшье Китая, сыграв заодно на поддержке антикитайских сепаратистов на Тайване. Отдельный вопрос, почему НАТО так себя повела? Очень просто: коль скоро взят курс на «мир на правилах», размывающий международное сообщество выделением из него «группы поддержки» США в виде «саммита демократий», которому противопоставляются все остальные, то экспансия НАТО на Восток («nach Osten») претендует закрепить за альянсом роль мирового жандарма. Но в формате уже не ООН, а нового «демосаммита».

В пользу дальнейшей экспансии Запада, в том числе в регионах, приближенных к Китаю, свидетельствует и еще одно положение проекта Стратконцепции — о «защите суверенитета и территориальной целостности стран-союзников как основной миссии организации». Формально ни к чему не придерешься: скажут, что речь идет о членах НАТО и 5-й статье Вашингтонского договора 1949 года. А на деле? Мы давно уже привыкли, что все инициативы НАТО трактуются строго в расширительном ключе. И поскольку в мадридском саммите примут участие Южная Корея и Япония, которые не являются членами НАТО, но входят в число «стран-союзников» США и Великобритании по AUKUS и PBP, а также по Quad, то при возникновении напряженности у этих стран с Китаем НАТО, возможно, будет готова вмешаться. Есть и еще один деликатный момент, связанный с обещанием нынешнего японского премьера Фумио Кисиды поддержать США в «защите» тайваньского сепаратистского режима.

В НАТО, стараясь обеспечить себе свободу рук, всячески замалчивают и собираются замалчивать дальше вопрос о реакции блока, скажем, на такую провокацию, как провозглашение островными сепаратистскими властями «независимости», которое будет означать переход «красной черты» в отношениях Тайваня с материком.

Разве трудно представить ситуацию, когда Япония (по «тихой» команде из Вашингтона) «впрягается» за островных демосепаратистов, а потом криком кричит о том, что Китай ей угрожает? Как поведет себя НАТО со своей новой Стратконцепцией в этом случае? А в случае, если вслед за Токио за Тайбэй впряжется и сам Вашингтон? Как ни крути, а излюбленное Белым домом и Пентагоном «широкое толкование» любых международных документов и обязательств может привести к прямой конфронтации с Китаем и европейских сателлитов Америки. Хотя они всячески этого избегают, но отсутствие собственного суверенитета, переданного на откуп Вашингтону, не позволяет этим странам не только выступить против такого двусмысленного положения принимаемой концепции, но даже и отважиться на то, чтобы попросить у США официальных разъяснений.

В этом материале мы специально не сосредотачиваем внимания на тех положениях новой Стратконцепции, которые прямо направлены против России, ибо касаются так называемого «восточного фланга» НАТО, на котором, как все виднее с каждым днем, все идет к полномасштабной гонке вооружений, в том числе ядерных. Не будем распыляться, как и в отношении «южного фланга», который политическое руководство блока связывает с Апеннинами и Пиренеями. Между тем сам факт появления этого пункта недвусмысленно указывает на подготовку «глубинным государством», стоящим за плечами властей американской Демпартии, масштабного кризиса в Северной Африке, который может привести к новой волне беженцев в Европу.

Словом, констатируем: перемены в видении натовским блоком геополитической ситуации и мировых раскладов за двенадцать лет произошли колоссальные. Откинув «фиговый листок» борьбы за «высокие» идеалы, НАТО в новой редакции Стратегической концепции — 2022 предстает перед миром вооруженной дубинкой «мирового гегемона». И он ни при каких обстоятельствах, невзирая на меняющийся баланс сил в мире, не собирается сдавать глобально-диктаторских полномочий без большой войны, к которой изо всех сил готовится. И в материальном плане, и с точки зрения идеологически-концептуальной и организационно-политической стороны вопроса. Натовское острие, направленное на Китай, несмотря на все стыдливые полуоговорки, что Пекин-де «не считается противником», никого не может ввести в заблуждение. Как и американско-натовское лицемерие.

Обратим внимание: в перечне «обвинений», предъявляемых Китаю, много пунктов. Но двусмысленно отсутствует главный, собирательный, из которого, как из пальца, все эти претензии высосаны. Речь идет, подчеркнем это еще раз, о движении Пекина навстречу Москве и о тесной координации двух стран в различных сферах двусторонних отношений, включая военно-политические вопросы. Именно это вкупе с расширением НАТО в АТР является главной причиной антикитайского тренда, оформляемого в Северной Атлантике. И это сигнализирует о готовности элит коллективного Запада не к мирному урегулированию споров путем переговоров, а к осуществлению диктата с позиции силы.

Мы, конечно, подождем итогов саммита в Мадриде. Но, по большому счету, в них все уже ясно и предрешено. Жребий — брошен, и новая Холодная война коллективного Запада против коллективного Востока окончательно оформляется в реальность современности.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Войска России оставили российский Херсон. Вы одобряете это решение?
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
52.6% Украина перестанет существовать как субъект на политической карте мира
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть