Взаимодействие Москвы и Пекина активно распространяется на военную сферу

Визит в Россию министра обороны КНР раскрывает многие темы, которые недавно обсуждали между собой Владимир Путин и Си Цзиньпин
18 апреля 2023  07:38 Отправить по email
Печать

В России с официальным визитом находится вновь назначенный министр обороны КНР Ли Шанфу; в первый же день по прибытии, который пришелся на Пасху, главу китайского военного ведомства принял президент России Владимир Путин. На этот факт, который красноречиво говорит о состоянии и динамике двусторонних отношений в сфере оборонного сотрудничества, министр Ли обратил внимание в своем вступительном слове на встрече с нашим лидером, в которой участие принял и российский министр обороны Сергей Шойгу. Забегая вперед, отметим, что все эти обстоятельства, к которым особое внимание приковано в штабах США и НАТО, вызывают у наших противников повышенную нервозность и напряжение. Вашингтон постоянно нагнетает истерию по поводу якобы «военной помощи» Пекина, направляемой Москве. С подачи американской стороны информационно-пропагандистскую кампанию на эту тему ведут и европейские сателлиты США. Почему за океаном, несмотря на опровержения российской и китайской сторон, так упорствуют в том, что эта помощь «все-таки оказывается»?

Во-первых, потому что на самом деле не знают реального положения дел. Среди утечек секретных материалов из Пентагона фигурировал «слив» будто бы «телефонных переговоров», из которых следовало, что Китай готов наладить военные поставки в Россию. В США за эти «данные», которые вилами по воде писаны, уцепились по понятной причине. У Вашингтона рыло по уши в пуху. Все старые советские вооружения, которыми ВСУ начинали военные действия, давно утилизированы российской стороной. За исключением разве что автоматов и гранатометов, которыми без всего остального много не навоюешь. Провозгласив целью нанесение Москве «стратегического поражения» и развязав массированные поставки вооружений киевскому режиму, США прекрасно понимают, что нарушают таким образом международное право. И создают прецедент, который рискует аукнуться. Понимают и то, что Китаю и России не составляет труда им воспользоваться, благо, Пекину нет необходимости поставлять вооружения собственного производства, учитывая количество имеющихся в НОАК российских средств вооруженной борьбы. Доказать их возврат российской стороне с помощью средств объективного контроля НАТО невозможно; маркировки на них также российские, то есть и подкопаться нельзя. Нет сомнения, что в Вашингтоне шокированы отчетом китайской Таможенной службы, которая по итогам первого квартала констатировала рост товарооборот с Россией почти на 39% в сравнении с аналогичным прошлогодним периодом. Воображения американских стратегов хватает, видимо, только на то, чтобы заподозрить, что такими темпами может расти только военная торговля. Мерить по себе – фирменный стиль англосаксов.

Во-вторых, в США берут в расчет и то, что предпринятые ими шаги в направлении создания «восточной НАТО», причем, в ядерном исполнении, когда средства массового поражения по сути бесконтрольно передаются сателлитам во имя «высшей» политической «целесообразности», также могут им вернуться бумерангом. Причем, не только из Пекина, но и из Пхеньяна. Среди американских военных экспертов растет понимание, что возможности континентальной оси Евразии, включающей Москву, Пекин, Тегеран и Пхеньян, представляют собой не сумму, а синергию потенциалов наших стран, помноженную на систему сухопутных коммуникаций, контролировать которые, а тем более воздействовать на них, у Вашингтона нет никакой возможности.

В-третьих, и это главное. Фиаско, которое потерпели в Пекине все западные визитеры, посетившие китайскую столицу после государственного визита в Россию председателя КНР Си Цзиньпина, было связано как раз с попытками «надавить» на Китай в пользу разрыва его отношений с Москвой. Тщетно! Но стоило французскому президенту Эммануэлю Макрону «сменить пластинку», запущенную по линии Вашингтона и Брюсселя, и проявить в Пекине хотя бы минимум благоразумия, как он сразу же получил понимание, позволившее ему осмелеть в риторике с США. С вашингтонской точки зрения это недопустимо, ибо подрывает всю систему европейского вассалитета.

В-четвертых, американская сторона не могла не уловить определенных тенденций, связанных с политикой военных учений. Если 11 апреля стартовали крупнейшие за три десятка лет маневры вооруженных сил США и Филиппин, в которых принимают участие более 17 тыс. военнослужащих, то в Вашингтоне вполне себе в состоянии сложить два и два. И согласиться с выводом, что и учения Тихоокеанского флота (ТОФ) российского ВМФ, которые начались за два дня до прибытия в Москву Ли Шанфу, являются частью совместной российско-китайской геополитической и военной стратегии и носят предупредительный характер по отношению к США, включая их интересы на Тайване. Военные эксперты едины во мнении, что все это очень похоже на соединение интересов России и Китая путем, с одной стороны, поддержки Пекином Москвы в СВО на Украине, а с другой, — подключения ТОФ к возможной военной операции НОАК по освобождению Тайваня.

Как именно? На поверхности лежат по крайней мере два направления такого взаимодействия. Существует соглашение по координации космических навигационных систем России и Китая - ГЛОНАСС и Бэйдоу. Оно позволяет за относительно небольшой срок создать альтернативу и противовес работающей на ВСУ американской системе Starlink Илона Маска с сопоставимой географией покрытия. И главное – с ресурсами противодействия американской орбитальной группировке. В США на это уже отреагировали истерически. И включили в санкционные списки ряд китайских компаний, вменив им в вину технологическую помощь российской ЧВК «Вагнер». С другой стороны, в случае начала масштабных военных действий в Тайваньском проливе российский ТОФ вполне в состоянии обезопасить тыловые морские коммуникации ВМС НОАК, позволив китайским военным морякам сосредоточить свои силы на проведении военной операции. В рамках этой логики, учитывая осуществленные Вашингтоном провокации вроде встреч своих политиков с тайваньскими сепаратистами, в США начинают понимать, что «разобраться» с Россией и/или Китаем поодиночке не получится. И что вмешательство в один широкомасштабный конфликт потянет за собой развязывание другого, за тысячи километров от европейского ТВД. Разрываться придется на оба направления. Именно отсюда «случайное» совпадение со всеми текущими событиями анонсов по «восточной НАТО», причем с сильной ядерной составляющей. В этой ситуации американцев особенно пугают меры, принимаемые в рамках внезапных учений ТОФ российской стороной, в частности, появлением на аэродромах нашего Дальнего Востока переброшенных в регион самолетов дальней (стратегической) авиации – Ту-95МС и Ту-22М3. Тем более, что совместное боевое патрулирование ВВС России и КНР уже проходило вблизи воздушного пространства региональных сателлитов США – Японии и Южной Кореи, а также неподалеку от Тайваня.

По сути военные приготовления США в АТР встретили со стороны Москвы и Пекина такие ответные меры, которые заставили Вашингтон задуматься о последствиях безудержной эскалации напряженности не только в регионе, но и в Восточной Европе. Ибо выдержать конфронтацию сразу на двух ТВД в США по-видимому не в состоянии. Как пока и переложить основную тяжесть ведения возможной войны на дальневосточных сателлитов, положившись на них, как на европейских членов НАТО.

Наконец в-пятых. Американцев очень сильно пугают как слова российских и китайских лидеров и политиков о «всепогодном партнерстве», об отсутствии в нем «запретных тем», а также о характере отношений с уровнем, «превышающем военный союз», так и конкретные обстоятельства. Например, стремительно активизирующиеся учения, о которых с прицелом на дальнейшее движение в этом направлении говорили и президент Путин, и министр Ли. А также строительство китайской стороной неподалеку от российских границ, в Синьцзяне, очень может быть, что под российским прикрытием, позиционного района китайских МБР – межконтинентальных баллистических ракет. Вашингтон, разумеется, напуган преемственностью в руководстве китайского военного ведомства. Так, биография Ли Шанфу, так же, как и его предшественника на должности министра обороны Вэй Фэнхэ, неразрывно связана с системой СЯС – стратегических ядерных сил, которой новый министр отдал более трех десятилетий. (С 2003 по 2013 гг. генерал Ли возглавлял один из китайских космодромов). В Пентагоне, Госдепе, да и в Белом доме понимают, что само назначение Ли Шанфу - символический жест Си Цзиньпина в сторону России, противоположную от США. С 2018 года Ли Шанфу находится под американскими санкциями за покупку у Москвы для НОАК 24-х истребителей Су-35 и комплексов ЗРК С-400; общая сумма контрактов, подписанных еще в 2015-2016 годах, составляет 4,3 млрд долларов.

Однозначен и политический подтекст визита китайского министра, что он сам в ходе встречи с президентом Путиным даже не скрывал. Посещение Москвы – результат договоренностей лидеров наших стран; Россия избрана для первого зарубежного визита для того, чтобы «подчеркнуть особый характер и стратегическое значение наших двусторонних отношений». Цель переговоров глав военных ведомств – Шойгу и Ли, как информирует уже российское Минобороны, – обсуждение «состояния и перспектив двустороннего взаимодействия в оборонной сфере, а также актуальных вопросов глобальной и региональной безопасности», которое проходит в рамках очередного заседания российско-китайской комиссии по военно-техническому сотрудничеству (ВТС). Запланировано посещение генералом Ли ряда российских военных вузов, что скорее всего связано с состоянием и перспективой подготовки в них военных кадров НОАК и т.д.

Что в сухом остатке? Стратегическое взаимодействие России и Китая в военной сфере перестает быть «темой табу» для широкого освещения в СМИ и переходит в плоскость обсуждения конкретных возможностей и перспектив. Учитывая, что западный альянс во главе с США и НАТО, реализует стратегию «сдерживания» Москвы и Пекина, пытаясь ограничить возможности развития и геополитическое влияние наших стран, наш ответ заключается во все более тесной координации. Российско-китайские отношения в военной сфере – «больше, чем союз» в силу того обстоятельства, что западная «политика альянсов», провозглашенная администрацией Джо Байдена, является инструментом тотального доминирования США не только в мире в целом, но и внутри НАТО и по отношению к другим сателлитам. Грубо говоря, рядом с Вашингтоном в этих альянсах не находится никто. А вот в российско-китайском взаимодействии нет ни «старших», ни «младших»; оно стоит на полном равноправии, и это очень трудно понять зацикленным на игру с нулевой суммой западным элитам. Продолжая упорствовать в заблуждениях, они обречены совершать все новые и новые ошибки.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.4% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть