Почему Запад не успокаивается в нападках на итоги переговоров России и Китая?

Смирить «однополярные» амбиции или противопоставить себя всему человечеству – перед этим выбором Запад оказался после московской встречи Путина и Си
26 марта 2023  18:20 Отправить по email
Печать

На коллективном Западе, особенно в США, не только продолжается, но и расширяется, приобретая истерический характер, коллективная рефлексия по поводу итогов российско-китайской встречи в верхах. При этом, муссируя детали, подробности и «интерьер» переговоров в Кремле, западные СМИ и экспертное сообщество преднамеренно уводят разговор с общественностью в сторону от содержательных вопросов, поставленных Владимиром Путиным и Си Цзиньпином перед международным сообществом. Почему? Очень просто. Основной итоговый документ - Совместное заявление РФ и КНР об углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху – исчерпывающим образом раскрывает как картину перемен в современном мире, так и то, кто и каким способом этим переменам препятствует. Конечно, пенять на зеркало, в котором отражается конкретная физиоГномия, бесперспективно. Но можно, следуя арифметическому правилу «минус на минус дает плюс», подменить нормальное зеркало кривым или вообще постараться залезть в «зазеркалье», перевернув все с ног на голову и внедрив «зазеркальные» аксиомы взамен реальных. Так называемые «посвященные» в оккультную эзотерику знают, что это – фундамент философских систем, исповедующих принцип «двойственности истины», на котором стоят двойные стандарты. Ничего другого концептуальным элитам Запада, столетиями продвигавшим этот принцип, который сейчас буквально на глазах перестает работать, видимо, не остается.

Самое время обратиться к тексту Совместного заявления Москвы и Пекина; тем более, что и у нас в СМИ конкретным положениям этого документа должного внимания не уделяется. Итак, главное. Констатируя «стремительный характер происходящих в мире перемен, глубокую трансформацию международной архитектуры», Стороны обращают внимание на еще широкое распространение «гегемонизма, унилатерализма, протекционизма». И подчеркивают «неприемлемость попыток подменять общепризнанные принципы и нормы международного права “порядком, основанным на правилах”». Понятно, что Вашингтон бы и рад приписать продвижение этих перемен себе, но никак не может обойти «мир на правилах», о котором Байден с Блинкеном повторили уже столько раз, что заработали мозоль на языке. Поэтому и принимают все это на свой счет, что очень не нравится ни им, ни их хозяевам.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

«Стороны отмечают, что каждое государство обладает собственными историческими, культурными, национальными особенностями и вправе самостоятельно выбирать свой путь развития. Не существует “высшей демократии”. Стороны выступают против навязывания одним государством другим государствам своих ценностей, проведения идеологических линий, создания ложного нарратива о так называемом противостоянии демократий и автократий, использования демократии и свободы в качестве предлога и политического инструмента для оказания давления на другие государства». Признание цивилизационной множественности моделей демократии, у каждой из которых свои ценности, разумеется, подрывает западный глобализм, а вместе с ним и систему институтов, которые его продвигают. Это удар и по самой идее «байденовского» «саммита демократий», и по тем, кто ее прикрывает, собираясь противопоставить ООН, и по американской агентуре влияния в ооновском Секретариате и других главных органах, организациях, учреждениях и фондах. Запад предупрежден: использовать ООН в своих целях более не получится, а выход из нее равнозначен западной самоизоляции, ибо ООН, очистившись от этой агентуры, сохранится в качестве главной международной организации.

Совместное заявление жестко отделяет НАТО от ООН; Москва и Пекин подчеркивают, что это региональная, а не глобальная организация, которая обязана «строго соблюдать обязательства, касающиеся [ее] …оборонительного характера». НАТО не имеет права ни «подрывать мир и стабильность» в своем регионе, ни распространять связи на АТР. Очень важный момент, на котором просто необходимо заострить внимание. Если раньше в двусторонних документах говорилось только о «развитии более справедливой и рациональной» системы «глобального управления» в контексте «экономической глобализации», то в этот раз повторение этого тезиса дополнено весьма серьезным предупреждением о необходимости «глобального управления безопасностью». И связывается она с «коллективными обсуждениями и совместными действиями» международного сообщества, которые «укрепляют глобальную стратегическую стабильность и обеспечивают всеобщую, комплексную, устойчивую безопасность». Главный посыл: изменившийся в мире баланс экономик должен получить институциональное подкрепление, а военно-политическая сфера отныне также становится площадкой многостороннего глобального взаимодействия, но не диктата. Поэтому говорится о противодействии терроризму, который, наряду с сепаратизмом и экстремизмом, выступает одной из «трех сил зла»; призыв к «непредвзятому, профессиональному расследованию взрывов на газопроводах “Северный поток”» в этом контексте равнозначен признанию США очагом терроризма, то есть «силой зла».

Жестко оппонируя байденовской «стратегии альянсов», российско-китайское Совместное заявление противопоставляет НАТО, AUKUS и другим блокам во главе с США «такую форму межгосударственного взаимодействия», которая «не является военно-политическим союзом», а превосходит эту форму как неравноправную и отжившую. Эти двусторонние отношения, «не носят блокового и конфронтационного характера и не направлены против третьих стран». Просто совокупный потенциал и уровень взаимодействия в рамках такого партнерства самим своим весом в международных делах оставляет односторонние подходы в изоляции. Конечно, Западу, прежде всего США, это не нравится. Как и посыл «Россия заинтересована в стабильном и процветающем Китае, а Китай заинтересован в сильной и успешной России», который резко контрастирует с системой вассалитета, узаконенной альянсами коллективного Запада.

И здесь мы подходим к главному, что вызывает у Вашингтона дрожь и оторопь. «Китайская Сторона поддерживает продвижение интеграционных процессов в рамках ЕАЭС; Российская Сторона поддерживает инициативу “Один пояс, один путь”. Стороны прилагают активные совместные усилия по сопряжению планов развития… на пространстве евразийского региона» (в этом контексте упоминается и о Большом Евразийском партнерстве). При этом в документе говорится о направленности «двусторонних и многосторонних интеграционных процессов на благо народов евразийского континента». Чтобы осознать, какой это «ночной кошмар» для США, следует освежить то, о чем четверть века назад, провозглашая «вечное американское лидерство», то есть доминирование и диктат, писал Збигнев Бжезинский. А писал он и о том, что впервые в истории «в Евразии господствует неевразийская держава – США». И о том, что в долгосрочной перспективе будет создан завязанный на Вашингтон «центр совместной мировой ответственности» (сиречь, «мировое правительство»). И о том, что условием реализации этих планов фукуямовского «конца истории», которые его визави Хантингтон выразил формулой «The West versus the Rest», становится недопущение появления в Евразии «силы или коалиции, способной бросить вызов США». Обо всем этом – еще раз! – Бжезинский, выражая сокровенные мысли и планы истеблишмента пресловутого «deep-state», писал 25 лет назад! Комментарии, думается, излишни. Особенно если при этом не забывать, что мэтр американской русофобии предрекал Китаю удел «региональной» державы, рисуя «глобальные» перспективы в АТР вместо него Японии. Жизнь все расставила по своим местам.

Исходя из приоритета евразийских интересов над гегемонистскими амбициями внешнего контроля над Евразией, в Совместном заявлении выстроена логика обеспечения континентальной безопасности. «Стороны отмечают позитивный вклад ОДКБ в обеспечение региональной безопасности» и ее «потенциал для развития сотрудничества… с КНР в целях обеспечения мира и стабильности региона». «Стороны будут регулярно проводить совместные патрулирования на море и в воздухе и совместные учения, развивать обмены и сотрудничество, в том числе в рамках всех имеющихся двусторонних механизмов взаимодействия, углублять взаимодоверие между вооруженными силами двух стран». Еще Россия и Китай собираются совместно:

- «проводить работу по … обеспечению устойчивости, стабильности и безопасности производственно-сбытовых и логистических цепочек»;

- «защищать международную энергетическую безопасность (включая критическую трансграничную инфраструктуру), стабильность цепочек производства и поставок энергетической продукции». Военно-морские учения, уже проведенные у берегов Ирана и намеченные – у берегов Пакистана, призваны прикрыть сухопутную диверсификацию преимущественно пока морских маршрутов энергетического транзита;

- «углублять взаимовыгодное сотрудничество в космической сфере по направлениям, представляющим взаимный интерес…». Большой привет! Не только Пентагону, но и частным коммуникаторам вроде Илона Маска с его «Starlink», учитывая, что Китай уже приступил к реализации аналогичной программы, предусматривающей размещение на сопоставимой орбите до 13 тыс. многофункциональных спутников.

Россия и Китай при этом обращают внимание на Совместное заявление лидеров пяти государств, обладающих ядерным оружием, о предотвращении ядерной войны и недопущении гонки вооружений от 3 января 2022 года (http://www.kremlin.ru/events/president/news/67551). И призывают его участников «на практике …снижать риск развязывания ядерной войны и любого вооруженного конфликта» между ядерными державами. Неотъемлемым элементом приверженности заявлению наши страны считают отказ от «создания глобальной системы ПРО и развертывания ее элементов в различных регионах мира». А эта система непосредственно увязывается с «наращиванием потенциала высокоточного неядерного оружия для нанесения обезоруживающего удара и других стратегических возможностей …по размещению ракет наземного базирования средней и меньшей дальности в АТР и Европейском регионе…». Маленький штрих: о том, что Москва и Пекин оставляют двери для переговоров открытыми, говорит отсутствие упоминания о приостановке российского участия в ДСНВ-3. Очень похоже, что перечисленные положения документа являются условием для возврата в переговорный процесс по этой теме, которая, как мы знаем, очень сильно волнует Вашингтон.

Наконец, самое главное. «Стороны выступают против вмешательства внешних сил во внутренние дела». И при этом «Российская Сторона подтверждает приверженность принципу “одного Китая”, признает, что Тайвань является неотъемлемой частью КНР, выступает против независимости Тайваня в какой бы то ни было форме, твердо поддерживает действия Китайской Стороны по защите своего государственного суверенитета и территориальной целостности». Во-первых, из этого вытекает, что форма такой российской поддержки Китая может быть любой. Как политической, так, назовем вещи своими именами, и военной. Особенно если Вашингтон прибегнет к попыткам «обезоруживающего удара» или к соответствующему шантажу. Во-вторых, Тайвань, по нашим, российским представлениям, — часть не просто Китая, а именно КНР, современной китайской государственности с «государственным режимом и системой управления КНР», которая, по словам Владимира Путина, которые особенно цитируются западными СМИ, «привлекла внимание всего мира и доказала [свои] преимущества».

Наконец, в-третьих. «Вмешательство внешних сил во внутренние дела» в сочетании с тайваньской темой, с которой соседствует этот тезис, особенно с учетом неоднократно повторявшегося Пекином обвинения США в «подливании масла в огонь конфликта», ясно указывает на то, что кризис на Украине рассматривается скорее внутренним, чем международным. И третьим силам в нем не место. В связи с этим на память приходит яркая полемика, в которую в октябре прошлого года на ассамблее «Полярный круг» в Исландии вступили посол КНР в этой стране Хэ Жулон и председатель военного комитета НАТО американский адмирал Роберт Бауэр. В ответ на претензии со стороны США в «подрыве международного порядка, основанного на [пресловутых] правилах» китайский дипломат нокаутировал своего визави ответом, что «взгляд Китая на украинский кризис включает в себя историческую перспективу, и мир должен понять первопричину».

Что в сухом остатке? Истерика, обуявшая Вашингтон на фоне откровенной растерянности в других западных столицах, объясняется тем, что быстрое и эффективное российско-китайское сближение, которое на глазах становится решающим фактором глобальной политики, поставило Запад перед выбором. В одном варианте концептуальные круги «deep-state», стоящие за американским «двухпартийным консенсусом», принимают, признают новую реальность и смиряют амбиции, превращаясь из «мирового центра» в один из полюсов новой мировой многополярности. Несогласие Запада с этой перспективой приводит человечество уже на другую развилку. Или, в полном соответствии с упомянутой формулой «The West versus the Rest», США, а за ними и коллективный Запад превращаются в огороженную, отделившую себя от остального мира глобальную резервацию. Или развязывают глобальную войну. Но при этом отдают себе отчет в том, что баланс стратегических сил в мире необратимо изменился. И в этом случае они не спасают свою гегемонию, а просто уничтожают себя вместе с большей частью человеческой цивилизации, новые центры которой после этого если и возникнут, то явно не на превратившемся в радиоактивные руины Западе.

Автор этих строк не дипломат и даже уже не госслужащий, поэтому вправе не заниматься «политесом». Непреходящее значение московских переговоров Владимира Путина и Си Цзиньпина в том, что перед Западом впервые в Новой и Новейшей истории поставлен именно этот выбор. И мяч на его, западной половине поля.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.4% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть