США наступают в Азии и Тихом океане: пока военные действия идут в Восточной Европе

Развитие региональной ситуации говорит о стремлении Вашингтона связать сателлитов обязательствами на случай любого варианта военной конфронтации
14 февраля 2023  07:41 Отправить по email
Печать

События последней недели явственно подтверждают наличие трех основных факторов дестабилизации АТР, которое осуществляется американской администрацией Джо Байдена в антикитайских целях. Первый фактор – японский, выведенный вперед опубликованием мемуаров покойного премьер-министра Синдзо Абэ. Второй фактор – обстановка вокруг Тайваня, в которую, судя по всему, включается не только Япония, но и Филиппины. Срединное положение между Тайванем и Японией вовлекает в ситуацию и Южную Корею; Сеул, наряду с Манилой, — два пункта остановок в ходе недавнего турне шефа Пентагона Ллойда Остина. Третий фактор, который все более приобретает значение, — Афганистан. Западную поддержку здесь начинают получать экстремистские силы, с одной стороны, оппозиционные правящим талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ), с другой, направленные своим острием против китайских интересов в регионе. И тем самым засвечивающие в более широком плане глобальную расстановку сил, в которой играют роль марионеток, управляемых Вашингтоном.

По порядку. Свой курс на улучшение отношений с Россией премьер Абэ объяснил «подъемом Китая», который «резко изменил стратегическую обстановку вокруг Японии». Бывший лидер также напомнил о «северокорейской ракетной угрозе». И не стал скрывать, что поворотом своей голову в сторону Москвы ставил целью не столько решить «курильскую проблему» (в том понимании, которое вкладывает в нее японский истеблишмент), сколько уравновесить рост КНР и страх перед КНДР. При этом Абэ невольно проговаривается, что считает Пхеньян не вполне самостоятельным игроком, а скорее своеобразным «прокси» Пекина, которым последний якобы манипулирует, оттеняя на этом фоне свое «кажущееся» миролюбие. Оставим последнее соображение на его совести – о мертвых либо ничего, либо хорошее. Для нас в России главное в том, что та широкая и мощная общественная кампания, которая была направлена против каких-либо «компромиссов» с Токио по Курилам, в защиту территориальной целостности страны, имела и не менее важное второе значение. Абэ, как выясняется, послужил инструментом в руках Вашингтона в том, чтобы «уравновесить» Китай, вбив клин в его отношения с нашей страной. Как говорится, «мягко стелет – жестко спать». Именно в этом – ответ на долгие годы напрашивавшийся вопрос о том, почему японское «миротворчество» на российском направлении в условиях перманентного обострения между Москвой и Вашингтоном не вызывало вопросов со стороны последнего. Абэ даже позволили в 2013 году (заметим, что через год после прихода к власти в КНР Си Цзиньпина) зафиксировать отношение к России как к «партнеру» на уровне Стратегии национальной безопасности. И это при том, что США давно научились и хорошо умеют «нагибать» сателлитов. Пример Германии с ее танками буквально последних дней у всех на виду; канцлера Шольца «сломали» так, что он не погнушался срочной поездки в Париж к президенту Макрону с его визитером Зеленским. Не обиделся ни на игнорирование последним Берлина, ни на откровения Сеймура Херша, которые, ударяя по Байдену, другим концом бьют и по германскому руководству, проглотившему подобное оскорбление с не меньшим стоицизмом, чем историю с прослушкой предшественницы Ангелы Меркель.

Напомним, что в новой японской стратегии нацбезопасности, принятой уже при нынешнем премьере Фумио Кисиде в декабре 2022 года, Россия, вместе с Китаем и КНДР объявляется «беспрецедентной угрозой», требующей увеличения вдвое, с одного до двух процентов, как в НАТО, удельного веса в ВВП расходов на оборону. Говорится в документе и о японском «праве на контрудар» в случае агрессии. И этот пункт, нарушающий мирную 9-ю статью конституции «имени адмирала Макартура», явно внесен под диктовку американцев. Вашингтону не терпится заполучить стопроцентные гарантии вовлечения Токио в любые свои авантюры в АТР, учитывая, что в Японии имеются американские военные базы, включая штаб 7-го флота в Йокосуке. И имеются с КНР территориальные противоречия по архипелагу Сенкаку (Дяоюйдао). В этой ситуации реакция на мемуары Абэ российского МИДа – «вопрос о мирном договоре закрыт» - как нельзя кстати закрывает вопрос и об использовании Токио в качестве Троянского коня в российско-китайских отношениях.

Обратим внимание: в ходе поездки на юг Корейского полуострова и на Филиппины американского министра обороны Остина фактически обсуждались вопросы «широкого» альянса под руководством США с участием Японии, Южной Кореи, а также Филиппин с Тайванем, что само по себе носит провокационный характер. Ибо вынуждает Сеул, Токио и Манилу как минимум оказывать Вашингтону военную поддержку в случае конфликта с Китаем в Тайваньском проливе. Не случайно, что по результатам этого вояжа в Южно-Китайском море (ЮКМ), зоне территориальных противоречий КНР с Вьетнамом и Филиппинами, стартовали учения ВМС США во главе с авианосной ударной группой (АУГ) атомного авианосца «Нимиц». На фоне этих маневров двусмысленное заявление сделал филиппинский президент Фердинанд Маркос-младший. С одной стороны, он считает, что тайваньский конфликт неизбежно затронет и его страну. Обещание при этом активизировать взаимодействие с японскими Силами самообороны (ССО), противоречащее прежним заявлениям филиппинских руководителей о дружбе с Китаем и Россией, Маркос, с другой стороны, «уравновесил» откровенным торгом вокруг двустороннего договора с США о взаимной обороне 1951 года. Документ, включающий восемь статей, по словам манильского лидера не оговаривает конкретику совместного с США участия Филиппин в военных действиях; следовательно, оценивая возможность эскалации региональной военно-политической обстановки, руководство страны ищет лазейки уклониться от конфронтации. Но нет сомнений, что если вопрос встанет в практическую плоскость, у Вашингтона, учитывая геополитическое расположение архипелага, найдутся рычаги воздействия на руководство Филиппин, которые заставят его следовать в фарватере американской военной политики. Как следует из совместного заявления по итогам визита Остина в Манилу, США, располагающие на архипелаге пятью военными базами, получают доступ еще к четырем, издевательски оговаривая это необходимостью своевременного реагирования на «гуманитарные и климатические катастрофы».

Что касается Афганистана, то в этой стране активизировались боевики так называемого «ИГИЛ-К» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), выступающие против контактов «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с Китаем. В частности, против соглашения, которое недавно подписала с кабульским правительством китайская нефтяная компания CAPEIC. Навязывая правящему режиму вооруженную террористическую борьбу, игиловцы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) объектом своих нападений избирают китайские представительства и китайские делегации. И пытаются не допустить новых контрактов властей Афганистана с КНР, в частности, по медным разработкам вблизи Кабула. Одновременно, и в этом явно виден американский почерк, усилия по строительству баз в горах вблизи территории китайского Синьцзяна в последнее время стала предпринимать еще одна экстремистская организация – Исламская партия Восточного Туркестана (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Налицо дополнение экономического давления на Китай в Афганистане угрозами расшатать основы стабильности в СУАР. Между тем, на нормализацию обстановки в этом регионе центральное правительство КНР в рамках борьбы с бедностью недавно отрядило буквально фантастические суммы. Картинка будет неполной, если не упомянуть, что в соседний Пакистан, сильно влияющий на обстановку в Афганистане, в прошлом году пережил государственный переворот, в ходе которого к власти пришли силы, более лояльные США, чем их предшественники. Результат, хорошо известный нам в России, очевиден: на фоне просьб уступок по ценам на российскую нефть, пакистанские власти втихаря отправляют ВСУ снаряды к артиллерийским системам западного производства, которые поставляются киевскому режиму европейским обходным маршрутом. По оценкам МИД России, США и коллективный Запад стараются сорвать или по крайней мере ослабить китайский проект «Пояса и пути» в той его важнейшей части, которая связана с афганским транзитом.

В ближайшее время очередной виток китайско-американской полемики вокруг вопросов безопасности, запущенной отменой визита в Пекин госсекретаря Энтони Блинкена, следует ожидать на ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности. Китай будет представлен Ван И - экс-главой МИДа, нынешним главой канцелярии Комиссии ЦК КПК по международным делам. Маршрут турне высокопоставленного дипломата, помимо Германии, включает Россию и ряд европейских стран. С учетом того десятка раз, который Ван И в ранге министра встречался в прошлом году с российским коллегой Сергеем Лавровым, речь скорее всего пойдет о совместных шагах по противодействию американскому давлению. Одновременно Пекин сделал еще один шаг по пути мирного варианта разрешения кризиса вокруг Тайваня. Прошла встреча Ван Хунина – главного идеолога КПК, члена посткома Политбюро ЦК, с заместителем руководителя партии Гоминьдан Эндрю Ся, в ходе которой стороны высказались против островной «независимости». По экспертной оценке известного китаиста Юрия Тавровского, «Беседа рассматривается как поддержка Гоминьдану, которому в будущем году предстоит состязаться на президентских выборах с ДПП (Демократической прогрессивной партией). В то время как проамериканская ДПП добивается провозглашения суверенитета Тайваня, Гоминьдан исходит из принципа “Китай един”, известного как “взаимопонимание 1992 года” - именно тогда КПК и Гоминьдан договорились о единстве и неделимости Поднебесной при сохранении местных порядков». Правда, не следует забывать, что пока власть сохраняет ДПП во главе с Цай Инвэнь, рычаги возможной эскалации находятся в руках Вашингтона, а не Пекина; пересечение Тайбэем главной «красной линии», связанной с односторонним провозглашением «независимости», по сути является casus belli и с высокой долей вероятности ведет к военному конфликту, под который США и выстраивают региональную коалицию.

Что в сухом остатке? Пока на восточно-европейском ТВД все ожидают обострения конфликта, а Вашингтон «ломает» своих сателлитов в пользу более активной военной поддержки киевского режима и одновременно готовит в украинской столице фактический переворот, рассчитывая заменить Зеленского главкомом ВСУ Залужным, на Дальнем Востоке продолжаются сложные игры по созданию предвоенных альянсов. Подготовка к этому Китая рассчитана на длительную перспективу; по оценкам западных и японских источников, в ближайшие три-четыре года ядерный арсенал КНР практически удвоится, а в перспективе середины четвертого десятилетия удвоится еще раз, достигнув примерно девяти сотен боеголовок. В настоящий момент наращивание идет преимущественно за счет средств поражения средней дальности и мощности, что говорит о подготовке Пекина к военному противостоянию на ТВД, в региональных масштабах. Именно об этом Блинкен в ходе отмененного визита собирался разговаривать в китайской столице. Как будет дальше, большой вопрос; ситуация может поменяться как в одну, так и в другую сторону. И очень многое в развертывании военно-политической конфронтации в АТР будет зависеть от хода и исхода российско-натовского противостояния на Украине.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть