Глобалисты мечтают поставить всех на углеродный «счётчик»?

Элиты коллективного Запада ищут пути возврата к глобалистской повестке, обращенной вспять с помощью российской СВО
27 декабря 2022  14:53 Отправить по email
Печать

Когда специалисты предупреждали общественность, что борьба с так называемым «глобальным потеплением» в обязательном порядке превратится в борьбу с каждым жителем планеты, специалистам не верили. И твердили мантры так называемого «устойчивого развития», убеждая всех вокруг, что сохранение природы должно осуществляться не параллельно с развитием, а вместо него, путем остановки развития. Дошло до того, что в документах, привязанных к Парижскому соглашению 2015 года, содержится прямой призыв принять дополнительные меры по ограничению глобальных выбросов, чтобы температура на планете к середине столетия выросла не на два, а только на полтора градуса, невзирая, что за это придется заплатить обнулением более четверти промышленности. Конкретно: уменьшить выбросы с 55 до 40 Гигатонн эквивалента CO2, что приведет к сокращению промышленного производства на 27,5%. Полтора процента и более четверти! Как это соотнести с перспективой и квалифицировать иначе, чем сознательное вредительство? С мнением ученых, которые отказываются признавать связь климатических изменений с антропогенной деятельностью, попросту не считаются; в различных документах ООН присутствует лукавая, по сути издевательская формулировка: «недоказанность ущерба не должна освобождать от ограничений».

СПРАВКА:

Термин «устойчивое развитие» («Sustainable development») впервые появился в 1987 году в докладе «Наше общее будущее» Всемирной комиссии по окружающей среде и развитию (Г.Х. Брунтланд). До этого применялся аналогичный, но менее политизированный термин «глобальное равновесие» из первого доклада Римскому клубу «Пределы роста» (1972 г.). Концептуальный смысл и того, и другого – обеспечить развитие, не нарушающее баланса биосферы и техносферы. По экспертным оценкам, это невозможно ввиду того, что доминирующий технологический уклад современного человечества предусматривает прямую пропорциональную зависимость между выбросами и развитием. Нет выбросов – нет и развития, без которого происходит быстрое погружение в регресс и архаику. Специалистами, оппонирующими «зеленой» версии глобализма, указывается другой путь – установление жесткой связи между техногенными выбросами и их поглощением природными средами, что, кстати, опирается на подходы, изложенные в ряде основополагающих международных документов, в частности Рио-де-Жанейрской декларации 1992 года. Но этот подход замалчивают, ибо он невыгоден заказчикам «зеленой» темы; стран-доноров, у которых поглощение превышает выбросы, лишь несколько, во главе с Россией; почти все промышленно развитые страны Запада, за исключением Канады и Швеции – загрязнители. Ну, еще Австралия с Новой Зеландией, которые не географически, так цивилизационно относятся к Западу. Но по сравнению с США и ЕС, которые являются главными загрязнителями, – это капля в море. Разрабатывая тему ограничений на выбросы, климатическое лобби опирается на положения еще одного доклада – Комиссии по глобальному управлению и сотрудничеству (И. Карлссон) «Наше глобальное соседство» (1995 г.). В нем ставится задача постановки под глобальный контроль природных ресурсов, предлагается введение за пользование ими глобальных налогов, а также продвигаются механизмы такой реализации «зеленого» проекта, при котором львиная доля ограничений упадет на развивающиеся страны, а развитые будут засчитывать себе в сокращения выбросов сброс в «третий мир» своих устаревших технологий.

Итак, подчеркнем: ключевой вопрос «зеленой» повестки, как она звучит в установках глобализма, - всем сокращать выбросы или, выражаясь языком официальных документов, - углеродный след. Это общеизвестно. Однако мало, кто знает, что в рамках этой темы разрабатывается и персональная трактовка углеродного следа, которую предлагается внедрить с помощью механизма «личных квот на выбросы углерода» (PCA). По крайней мере именно так вопрос поставлен в нашумевшей одноименной статье о таких квотах в журнале Nature Sustainability, которую на Западе широко обсуждают в привязке к всеобщей «декарбонизации» с фактическим запретом гражданам пользоваться достижениями современной цивилизации под предлогом «сохранения окружающей среды». Мир запугивают игрой цифр, что при нынешних тенденциях не только полтора, но и два градуса ограничения роста глобальной температуры достигнуты не будут; называется «ожидаемый» показатель повышения на 2,9 градуса, что, как считают авторы, для предотвращения требует политики «нулевого роста». «Низкоуглеродное» развитие, в которое хотят вовлечь население, увязывается с «постэпидемическим» восстановлением, которое считается благоприятным для внедрения «зеленых» инноваций. Для организации тотального контроля над населением ставится вопрос применения искусственного интеллекта и «big data». «Мы пришли к выводу, - пишут авторы, - что PCA можно было бы опробовать в отдельных технологически развитых странах, заботящихся о климате, с учетом потенциальных проблем, связанных с интеграцией в текущую политику, проблемами конфиденциальности и последствиями распределения». Сам факт признания, что существуют проблемы с конфиденциальностью и результатами распределения таких квот, наглядно показывает, что знакомить граждан с истинными целями программы, являющейся частью проекта «цифрового концлагеря», никто не собирается.

Так что же нам готовят? Прежде всего сообщают, что «личные квоты» - продукт разработки еще 90-х годов, время которого «пришло». Не рискнули, видимо, не случайно: страх перед социальным взрывом – лучшая «вакцина», заставляющая думать именно головой. Суть проекта – «построить» население под глобальные «зеленые» цели, перевалив на его плечи ответственность за покрытие для начала 40% выбросов (дальше – больше). Механизм такой: поделить «национальные цели» по сокращениям на количество «ртов». И выделить каждому квоту, которая «расходуется» при каждом платеже за бензин для авто, за отопление и электроэнергию, приготовление пищи, даже за покупку самих продуктов питания и так далее, то есть за любое потребление, связанное с выбросами.

В чем фишка? У вас есть деньги, из личного и/или семейного бюджета. И есть квота, которая если превышена, то более потратить деньги – да-да, свои «кровные», вы уже не сможете; вам все блокируют, и либо ждете в голоде и холоде следующей, скажем, месячной квоты, либо… Что? Правильно: покупаете недостающие единицы. У кого? Цитируем статью: «Люди, испытывающие дефицит, смогут покупать дополнительные единицы на личном углеродном рынке у тех, у кого есть избыток». А у кого избыток? Помнится, у нас в России некоторое время назад обсуждался проект нормативов энергопотребления: за минимум в виде трех сколько-то там «ваттных» лампочек – платишь по официальному, минимальному тарифу. А вот за перерасход, если там телевизор решил посмотреть, пылесос включить или, не дай бог, воспользоваться микроволновкой или кондиционером, - извольте по пяти или десятикратному тарифу. Чтобы отшибить желание пользоваться под угрозой перехода на подножный корм. Судьба этой идеи неизвестна, как все, связанное с глобалистской перспективой в нашей стране после начала СВО, поломавшей очень многие планы, в том числе те, что верстались с расчетом на внешние интересы и опору. Но если взять за основу этот подход, то у кого образуется избыток? У того, кто вообще ничем пользоваться не будет, отказавшись от всего и «добровольно» заключив себя в «каменный век».

А теперь смотрим, как это работает на уровне государств, поскольку на индивидуальном уровне практики применения (пока) не существует. Условная европейская страна «А», фигурант приложения II к РКИК - Рамочной конвенции ООН об изменении климата (страны ОЭСР) - путем разнообразных манипуляций с отчетностью собирает квоты на выбросы от десятка-двух развивающихся стран, и зачитывает их себе в сокращение собственных выбросов. Результат: сколько загрязняли – столько и продолжают загрязнять. Но по документам – полный ажур, хотя реально сократить выбросы на одну тонну CO2-экв. стоит около 100 долларов, а в «третьем мире», который отчетность не представляет, их можно приобрести за «бусы» и «огненную воду».

Вы думаете, читатель, между людьми будет по-другому? То же самое! Одни будут процветать, а другие, коих в сотни раз больше, окончательно опустятся на дно и, сократив потребление до нуля, поселятся в «фавелах». Или трущобах. Не напоминает ли это новый генеральный план «Ост», предполагавший окружение крупных городов на завоеванных советских территориях поясами «рабочей силы» из числа необразованных «аборигенов», способных и готовых на самый грязный, непроизводительный и дешевый труд по обслуживанию «расы господ»?

Великобритания, Ирландия Франция, в США – Калифорния – таковы адреса уже идущей (!) апробации квотирования «личных выбросов». А вот и конкретика: «Ученые из Университета Гронингена предложили торговлю выбросами для домашних хозяйств и транспорта в масштабах всего Европейского Союза, встроенную в схему торговли выбросами ЕС (ETS)». То есть уже и механизм привязки «личной шерсти» к «государственной» отрабатывается. А в соответствующей «литературе» тем временем «подчеркивается важность экономических стимулов», которые способны выступить мотивацией для принятия «личных решений и поведения в защиту окружающей среды». Помните «управдомшу» Мордюкову из «Бриллиантовой руки»? «Не будут брать? Отключим газ!».

Авторы публикации в Nature Sustainability – реалисты и ставят вопрос о проблемах и препятствиях для своей схемы. Знаете, что самое главное? Общественная децентрализация и политическое сопротивление! Какой напрашивается вывод? Унификация в крайней бедности и массированное промывание мозгов, не так ли? Этим будут заниматься. Еще одно препятствие – технологические барьеры и высокие затраты на внедрение. «В 2000-х годах существовало видение углеродных счетов, аналогичных банковским счетам, и углеродной карты, на которую будут начисляться квоты, и с которых будут производиться вычеты», - сетуют авторы, констатируя, что опросы показали «сложность» механизма для населения. Еще одна волнующая авторов проблема – (внимание!) – социальная неприемлемость. Есть вопросы, какие фокус-группы приняли идею, а какие – отвергли? Богатые – бедные? Образованные – нет?.. И еще: возражения вызвала перспектива установления «централизованного контроля над деятельностью людей», то есть цифрового тоталитаризма, что и требовалось доказать. Люди это понимают, не испытывают доверия к обещаниям «всего хорошего» и справедливо опасаются последствий в виде электронной диктатуры.

Чем еще озабочены авторы, транслируя читателю позицию глобалистских кругов? Они проливают «крокодиловы слезы». Оказывается, во время эпидемии зафиксированы факты «нарушения цифровой этики», и существуют опасения, что при внедрении «личных углеродных квот» это явление приобретет массовость, угрожающую подрывом системы изнутри, а это недопустимо.

Что в сухом остатке? «Исследовательскому сообществу необходимо будет активизироваться, чтобы поддержать более подробное изучение вопросов, связанных с квотами на выбросы углерода», - дается в статье установка. Как и во всех случаях, связанных с «устойчивым развитием», она призвана «заткнуть» осознающих опасности и риски, представив их в глазах общественности «динозаврами», не желающими «перестраиваться». Это - широко применяемый в глобалистских схемах принцип «позитивной мотивации». Человека формально не принуждают, а промывают ему мозги до такой степени, что он становится «сознательным» и «просвещенным» врагом собственным интересам и готов с энтузиазмом «неофита» отстаивать внедренные ему «в подкорку» мифы.

И последнее. Очень показательна постановка финального вопроса – что делать? «Если не PCA, то какую другую схему следует внедрить, чтобы изменить поведение людей, развернув их от “высокоуглеродных» приоритетов в поддержку чистых, нулевых выбросов углерода?». Как видим, фантазия глобалистов неистребима, и если проект «личных углеродных квот» не пройдет так же, как в свое время «приземлился» план переноса полномочий Совбеза ООН в новый, так и несостоявшийся орган – Совет экономической безопасности, то они обязательно придумают нечто новое, более тонкое и завуалированное.

Что этому противопоставить? Ответ общеизвестен и стар, как мир. Любые международные обязательства действуют только до того предела, пока не начинают подрывать принцип суверенитета, передавая решение важнейших вопросов внутренней жизни на откуп внешним силам и структурам. С их непрозрачными и в основном недружественными, добавим, планами в отношении России. Мир, а с ним и наша страна на наших собственных глазах скатывались в ковидную QR-вакханалию с превращением Роспотребнадзора по сути в «параллельное правительство». Но стоило начаться СВО, как мировая информационная картинка, отражающая сложившуюся мизансцену, резко поменялась. И острословы, принявшиеся шутить на тему «доктора Путина, в один день вылечившего планету от ковида», оказались гораздо ближе к истине, чем многим показалось.

Суверенитет – всему голова, это безусловный приоритет над всеми внешними обязательствами. Он как молитва: прочитай - и осадившие тебя бесы сгинут. Президент России Владимир Путин буквально на днях подтвердил, что лично в свое время сделал многое, чтобы превратить нашу страну в часть «цивилизованного» мира. Только вот этот мир, оказавшийся способным на совершенно безумные вещи, Россию отверг, публично зафиксировав русофобию как базовый принцип западной политики. Теперь, рассуждает лидер страны, мы пойдем своим путем. И никакие сумасшествия противоположной стороны, включая обсуждаемую идею с «личными квотами», как и многое другое, что Западу еще придет в голову, нам не страшны.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть