Чем удручают международные саммиты вроде G20 и АТЭС?

Осторожный оптимизм внушает системное снижение уровня представительства РФ на таких форумах, если и полезных, то только своими «полями» для контактов
19 ноября 2022  17:11 Отправить по email
Печать

В Бангкоке завершился саммит АТЭС, первый после четырехлетнего перерыва, связанного с ковидом. Мировые и особенно азиатские СМИ преподносят его важным событием, существенным звеном в целой цепочке международных встреч нынешней осени, открытых конференцией по климату COP-27 в Египте и продолженной саммитами АСЕАН – США в Камбодже, «двадцатки» в Индонезии и вот, наконец, АТЭС в Таиланде. Однако этот «вал» событий если и впечатляет, то только количественным размахом. Содержательно, давайте откровенно, на саммитах все переливалось из пустого в порожнее. Муссировалась одна и та же «жвачка», которую легко отследить по итоговому документу Бангкокской декларации АТЭС. По пунктам:

- осуждение России за события в бывшей УССР, дополняемое особым мнением нашей страны и ее союзников, которое неизменно фиксировалось документально;

- выполнение так называемых «Целей» так называемого «устойчивого развития», привязанных к Повестке-2030 и связанной с этим демагогии «борьбы с бедностью, за благополучие и процветание всех людей, за сотрудничество в защите окружающей среды» и пр.;

- против ковида и связанного с ним «всего плохого» и «за все хорошее»;

- за открытую торговлю по правилам ВТО, которая якобы способна решить существующих глобальные проблемы в «общих интересах» (это смешнее всего – В.П.);

- «инклюзивное» экономическое развитие, цифровые технологии и т.д.

Что в связи с этим приходит в голову, особенно на фоне наших внутренних событий и дискуссий? Ведь в них рефреном звучит одна-единственная главная мысль: прекратить врать самим себе, что «все под контролем», по-настоящему консолидироваться вокруг «Все для фронта, все для Победы!», остановив пир во время чумы (пример: данные ВЦИОМ про 70% сограждан, алчущих новогодних праздников – вы такое в канун 1942 года представить можете?), заткнуть «пятую» и «шестую» колонны, отодвинув их от принятия любых значимых решений; словом, БЫТЬ - а не казаться.

А задумываешься, между прочим, на этом фоне о том, что эти же самые параметры внутренней дискуссии вполне применимы и для международных площадок, где лживый елей порой льется таким обильным и нескончаемым потоком, что перед ним меркнут самые неправдоподобные внутренние ура-отчеты любых, даже самых недобросовестных чиновников. Мы-то, грешным делом, думаем, что та профанация всего и вся, формально-бюрократическое выхолащивание любых содержательных планов и действий, трансформация их в тотальный «распил» – это продукт брежневского «застоя», от которого нам предлагали развернуться к «мировому опыту». А на самом деле все обстоит ровным счетом наоборот. Пока СССР варился в собственном соку, стоя к этому «опыту» боком ввиду минимума внешних контактов, ограниченных миром социализма, – было и развитие. Как только же страна стала завсегдатаем разнообразных международных тусовок, да еще, в 90-е годы, стала рьяно поощрять так называемую «международную повестку» (навязанную, как выяснилось, Римским клубом) - так сразу все пошло наперекосяк. Почему? Ответ простой: постсоветская бюрократия, которой дали установку, чтобы сделать «как там», первым делом позаимствовала «тамошнюю» канцелярщину со всем ее казенным лицемерием к подлинности, за которым скрывается откровенное презрение к реальным проблемам реальных людей. Вот именно этому мы и научились у международных структур. Вместе с заложенной в эту чудовищную практику двусмысленностью, когда на словах – «все для бедных» (едва ли не главный слоган «устойчивого развития»), а на деле – чем эта мантра чаще и громче повторяется – тем этим самым бедным становится все хуже и невыносимее. Простой пример: если посчитать, сколько потрачено на эти четыре саммита, то наверное получится суммарный африканский бюджет, которого хватит как минимум на пару недель.

Поэтому что внушает по итогам этих форумов, среди которых АТЭС – завершающий, определенный, хотя и осторожный оптимизм, - это системное снижение на них уровня российского представительства. Если чем эти саммиты и полезны, то только своими «полями», на которых происходят двусторонние контакты. Собственно, за этим лидеры на них и едут, только вслух об этом не говорят. Но и это компенсировать несложно – существует множество альтернативных площадок, где переговоры ведутся целевым порядком, а не в составе некоего «колхоза», по остаточному принципу. Экспромтом, «на ногах», вопросы не решаются, ибо любым решениям требуется тщательная подготовка.

Яркий образчик сановного международного лицемерия, которое, повторим, сто очков форы даст самому кондовому российскому, - вопрос о бывшей УССР. Только вдумайтесь, читатель, в следующий пассаж: «АТЭС не является форумом для решения вопросов безопасности, но мы признаем, что вопросы безопасности могут иметь серьезные последствия для мировой экономики». А потому, вслед за резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН, «осуждаем» Россию и «требуем ее полного и безоговорочного ухода с территории [бывшей УССР]». И «вишенка на торте». Войну осуждают не столько за «человеческие страдания», сколько за другое. За «существующие проблемы в мировой экономике, ограничение роста, увеличение инфляции, нарушение цепочек поставок, усиление энергетической и продовольственной нестабильности и повышение рисков для финансовой стабильности».

Цирк, да и только! Прежде всего, если форум про экономику, так ее и обсуждайте, чего вы суетесь не в свою компетенцию? Очень просто: не только сам факт обсуждения, но и содержание приведенных формулировок попросту «слизаны» с аналогичных пунктов итогового документа «двадцатки», куда они, в свою очередь, перекочевали из «семерки». И если продолжить эту логическую цепочку, то она ожидаемо упрется в Госдеп, откуда в списке рекомендаций ушла еще и генсеку ООН. Круг тотальной лжи и безответственности замыкается.

А экономические проблемы – они разве каким-то образом связаны с Москвой? Они даже с Киевом связаны лишь опосредовано – через контроль над «зе-фюрером» со стороны Запада, который эти проблемы и породил односторонними антироссийскими санкциями. Выступать за свободу норм ВТО и одновременно выкатывать нам счет за последствия демонстративного от них отказа, против нас же и направленного – это, знаете ли, богатой фантазией нужно обладать. И еще более крутой корпоративной (именно так, с точки зрения интересов определенной корпорации бенефициаров) беспринципностью. Запад весь в этом по уши, и давно. Давайте вспомним, как почти полтора десятилетия назад, в кризис 2008-2009 годов, запущенный, чтобы объявить глобальный дефолт, обнулив доллар и запустив тем самым цепочку геополитической трансформации, Запад нарвался на солидарный ответ Москвы и Пекина, вынудивший его отложить эти планы и включить «печатный станок» программы QE. Тогда ведь лондонский саммит «двадцатки» тоже истерикой заходился «против дестабилизации», которую сами его хозяева и устроили. Или «Сеульский консенсус» 2010 года вместо «Вашингтонского»? Провозгласили, а когда МВФ во главе с Домиником Стросс-Каном попытался совершить конкретные практические шаги – что сделали? Чернокожую горничную ему подсунули, обвалив политическую карьеру несостоявшегося президента Франции, не так ли? Словом, мизансцена подобных саммитов, чем дальше – тем больше напоминает сценку из «Джентльменов удачи», где «Доцент» предлагает сокамерникам-беглецам сыграть, а «Хмырь» с «Косым» его в ответ припечатывают: «Кто ж с тобой играть-то сядет – у тебя в колоде по шесть тузов».

Часто задают вопрос: почему все эти декларации, резолюции и прочие доклады пишутся таким ужасным, убийственным, мертво-канцелярским языком, что их невозможно читать, не падая носом в клавиатуру? Очень просто. Во-первых, как раз и нужно, чтобы желающих читать было поменьше, и чтобы те, кто решился, ничего бы не понял и, убедившись, что все сплошняком – демагогия, плюнул и закрыл бы источник. Во-вторых, и это главное: эти документы имеют содержание, но размазанное по тексту. Однако, проделано это таким образом, чтобы без определенных навыков чтения «по горизонтали» с зацепкой за определенные, «опознавательные» слова и формулировки, обнаружить их было бы невозможно. Причем, и слова применяются не привычные, а условные, как пароли. Не «объем выбросов», а «углеродный след». Не «поглощение выбросов», а «абсорбция». И т.д. Или мантры про «глобальное гражданское общество» и «глобальный бизнес». На самом деле так обозначается участие соответственно в системе НКО с внешним управлением и в Глобальном договоре. Последнее - о принятии бизнесом «глобальных», то есть чужих правил игры, преимущественно в «антикоррупционную прозрачность» и «экологическую устойчивость».

Как быть? Большие документы, особенно тематические доклады, обязательно включают коротенькое резюме: полторы-две-три страницы на 150, скажем, страниц текста. Вот в этом резюме – и заключено содержание; остальное – вода, оформленная наукообразной терминологией, «ловить там», особенно не зная этих ухищрений, заведомо нечего.

Делают и так, что специально пишут в базовых документах одно, а в выпускаемых за ними разъяснительных – другое. Технология, отработанная еще на Уставе ООН, где принципы самоопределения и территориальной целостности сталкиваются между собой, чтобы в каждом конкретном случае создать «люфт» для принятия решения, «нужного» заказчикам. Потому и международный «закон» - это всегда «дышло»: Косово - «самоопределение», а Донбасс – «нарушение территориальной целостности». Есть и другие примеры: Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию подтверждает национальные суверенитеты над природными ресурсами, а детализирующая ее Рамочная концепция ООН об изменении климата указывает на «неуместность» пользования этими суверенитетами ввиду «глобального» характера проблем, затрагивающих-де соседей. Список можно продолжать до бесконечности. Кстати, показательно: в принятой саммитом АТЭС Бангкокской декларации вы не найдете слов «суверенитет» и «национальный». А вот слово «глобальный» в этом тексте используется одиннадцать раз. Кто бы сомневался, «откуда ноги растут»!

Вот и получается, что центральным событием крупного международного форума стала двусторонняя встреча китайского и японского лидеров Си Цзиньпина, и Фумио Кисиды, первая между ними после чехарды японских премьеров на стыке прошлого и нынешнего годов. Интересна даже не она сама, а факт претензий, которые Токио принялся адресовать Пекину по вопросам, связанным с ситуацией вокруг Тайваня. Такое впечатление, что в Японии либо забыли не только о принципе «одного Китая», но и собственной роли в возникновении тайваньского вопроса, обусловленного в том числе и японской колонизацией острова, либо, напротив, об этом очень хорошо помнят и вынашивают планы реванша. На деле же главный мотив, разумеется, третий – вашингтонский заказ, ослушаться которого марионеточный лидер страны восходящего солнца не осмелился.

Прав оказался Владимир Путин, отказавшись от личной поездки и перепоручив представительство подчиненным. Делать там было абсолютно нечего – ни на Бали, ни в Бангкоке, разве что создавать «хорошую мину при плохой игре», то есть опять-таки обманывать самого себя. Дел и дома много, а вовне – будет настоящая тема, а не «устойчиво-ковидная» профанация - тогда и поговорим.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Войска России оставили российский Херсон. Вы одобряете это решение?
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
52.6% Украина перестанет существовать как субъект на политической карте мира
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть