Эскалация на таджикско-киргизской границе. Что происходит и почему именно сейчас?

18 сентября 2022  14:40 Отправить по email
Печать

Ситуацию вокруг очередного обострения приграничного конфликта между Таджикистаном и Киргизией анализирует Telegram-канал «Рыбарь».

Что происходит?

Ранним утром 14 сентября произошел очередной вооруженный конфликт между киргизскими и таджикскими пограничниками. Точная причина неясна. Обе стороны привели разные версии:

По версии киргизского министерства обороны, таджикские военнослужащие заняли боевые позиции на участке госграницы. В ответ на требования киргизских военнослужащих покинуть территорию они открыли огонь — в том числе из минометов.

Согласно информации таджикской пресс-службы, в 7 утра военнослужащие поста «Булакбоши» Баткенского пограничного отряда Киргизии выстрелили четырьмя минами по заставе «Кех» погранотряда «Исфара» Таджикистана, а также обстреляли таджикских пограничников из стрелкового оружия.

Спустя несколько часов ещё одна перестрелка произошла в окрестностях Как-Сай Баткенского района. Согласно заявлению Погранслужбы ГКНБ Киргизии, таджики открыли огонь по киргизской заставе «Достук». Таджикские военнослужащие, в свою очередь, перекладывают вину на соседей.

Через некоторое время аналогичный конфликт возник у Паскы-Арык в Баткенском районе Киргизии у пограничной заставы «Самаркандек».

По официальным данным, в ходе перестрелки погибли два военнослужащих ВС Таджикистана, не менее семи, включая гражданских, ранены. С киргизской стороны получили ранения как минимум два военнослужащих и четыре мирных жителя Баткенского района.

В целях стабилизации обстановки и выяснения причин действий пограничных войск двух стран в местности Радар проведены переговоры между представителями двух сторон.

Главы Баткенской области Киргизии и Согдийской области Таджикистана договорились о совместном патрулировании приграничного участка Торт-Кочо, соединяющего таджикский анклав Ворух с основной частью страны.

Предыдущая перестрелка на границе произошла в январе 2022 года. Тогда погибли два человека. Последний крупный конфликт с применением тяжёлого вооружения случился весной 2021 года. Стороны открыли огонь из-за спора о воде. Всего тогда погибло 49 человек, более 260 получили травмы и ранения.

И вроде бы была достигнута договоренность о перемирии, однако в ночь с 15 на 16 сентября бои возобновились: применение стрелкового оружия, минометов и тяжелых пулеметов фиксируется вдоль всей госграницы. Официальные власти объявили об эвакуации приграничных сёл — ход не сказать, чтобы из ряда вон выходящий (подобное происходило пару раз за последние года), но тревожный.

И если бои 14 сентября начались аккурат перед саммитом ШОС в Самарканде, то 16 сентября — перед вторым раундом переговоров.

При чём тут наркотрафик?

Приграничные конфликты между таджикскими и киргизскими военнослужащими происходят практически регулярно после распада СССР. Обе страны разделяет более 900 километров совместной границы, но полноценно демаркирована лишь половина.

По сей день сохраняется 70 спорных участков. В обеих странах отказываются искать компромисс. А это ведь только касается спорных участков: конфликты возникают ещё и по причине межнациональной розни и споров из-за воды.

Одной из основных причин конфликта является сам фронтир. Баткенская и Согдийские области двух стран — фактически район Ферганской долины, которая с давних времён используется для наркотрафика из Афганистана.

В прошлом году вместе с Фридой Кало мы подробно разбирали неочевидные причины киргизско-таджикского приграничного противостояния и характер локального конфликта.

В чем суть?

Ферганская долина — гористая труднодоступная местность, которая облюбована наркоторговцами и контрабандистами. На юго-западной оконечности пролегает трасса Баткен — Исфана: все основные стычки между киргизами и таджиками приходятся на этот участок.

Бороться с этим нереально, так как большая часть местного населения (вне зависимости от страны проживания) плотно сотрудничает с различными группировками. Зачастую это единственный способ хоть как-то выжить.

Лишь коренные граждане региона знают эту местность как свои пальцев — в том числе и тайные горные маршруты, используемые для транспортировки различных контрабандных грузов на север в Казахстан и Россию.

Но причем здесь киргизские и таджикские пограничники?

Пролегающий маршрут наркотрафика, несмотря на использование скрытных тропинок в гористой местности, нельзя было бы использовать без ведома и содействия властей.

Отсутствие четкой границы между государствами и, как следствие, желание каждой из сторон урвать как можно более «жирный» кусок является камнем преткновения.

Даже пара десятков метров в пользу одной из стран значительно повысит стоимость тарифов за «транзитный проезд», то есть взятку.

А как доставляют наркотики из Афганистана?

Несмотря на заявления талибов (организация, запрещенная в России) о борьбе с производством наркотиков в Афганистане, объемы экспорта выросли в несколько раз.

Директор агентства по контролю за наркотиками в Таджикистане Хабибулло Вохидзода заявил, что с момента прихода талибов (организация, запрещенная в России) к власти уровень изъятых наркотических веществ из Афганистана вырос втрое (три тонны против одной).

Наиболее активной в выращивании опиатов является провинция Бадахшан, откуда и берет начало маршрут до России.

Основным и более рискованным является транзит из афганского Ишкашима через столичный регион Таджикистана, Рават в Согдийской области и киргизские Баткен и Ош в направлении Казахстана.

Несмотря на то, что и таджикские, и киргизские силовики уже прочно сидят на «дотациях» со стороны контрабандистов, существует вероятность изъятия груза. По этой причине есть ещё один маршрут движения.

Второй путь пролегает через Ваханский коридор Афганистана и Памирский тракт в Горно-Бадахшанской области (ГБАО) Таджикистана и впоследствии уже знакомый Ош до территории Казахстана.

Однако из-за сложного рельефа местности в ГБАО по этому пути невозможно провести большое количество груза. Он менее рентабелен в отличие от маршрута через Ферганскую долину.

После попадания на казахскую территорию караваны используют малонаселенные пустынные районы страны для незаметного передвижения до российской границы.

Там на слабо охраняемых участках или также через подкуп определённых лиц товар достигает точки назначения в Челябинской (Троицк) или Оренбургской (Новотроицк) областях, а после расходится по всей России.

Почему именно сейчас?

Попытки урегулировать конфликт на двустороннем уровне давным-давно зашли в тупик. Ни руководство одной, ни руководство другой страны не заинтересованы в уступках.

Стычки уже стали привычным событием. Разногласия между пограничниками на фронтире случаются чуть ли не каждый день: просто об этом не говорят. Но иногда ситуация осложняется.

Чем отличается этот конфликт от других?

Масштаб. К 7 утра мск 16 сентября таджикская сторона начала применять танковые и мотопехотные подразделения. Использование тяжелого вооружения вдоль всей линии соприкосновения выходит за рамки типичных перестрелок около контрабандистских маршрутов.

Время. Резко вспыхнувший конфликт очень удобно совпал с проведением саммита ШОС 15-16 сентября. По факту серьезных изменений не будет, но атмосферу заседания в Самарканде слегка подорвет и оставит «легкий» осадок из-за противоречий между некоторыми участниками.

И если 14 сентября сохранялась иллюзия, что саммит ШОС не при чём, эскалация аккурат перед второй сессией в Самарканде 16 сентября свидетельствует об обратном.

Это не единственный конфликт в близости от российских границ: Украина, Нагорный Карабах, протесты в Казахстане, Узбекистане и Таджикистане — все произошедшее в этом году так или иначе направлено против интересов РФ в регионе.

Сама причина до сих пор неясна: в Киргизии говорили сперва о намеренной провокации, кивая на «неизвестных бородатых мужчин в черной одежде без каких-либо знаков отличия, стрелявших без разбора по мирному населению».

16 сентября киргизы прямо обвинили таджиков в агрессии, а таджики — киргизов. Кто напал первым — неизвестно. Обе стороны применяют тяжелое вооружение.

Но причем тут ШОС?

На фоне ослабления монополистического влияния Запада и переориентирования политических и экономических интересов на Восток ШОС обретает все более важное значение (вступление Ирана, заинтересованность других государств).

Торговля, взаимовыгодное сотрудничество, снижение зависимости от западных государств, обсуждение вопросов коллективной безопасности — это то, что в перспективе может превратить организацию в некую альтернативу традиционным геополитическим блокам.

Что необходимо для разрешения приграничного кризиса?

Двусторонние переговоры уже давно исчерпали себя. Для действительного решения вопроса необходим гарант в лице третьей заинтересованной в стабильности в Средней Азии стороны, которой может выступить как раз-таки «Шанхайская организация» или же ОДКБ.

Ни Таджикистан, ни Киргизия, ни уж тем более их крупнейшие торговые партнёры в лице России и Китая не заинтересованы в полномасштабной войне в текущих экономических условиях, в которых оказались государства из-за эпидемии.

Читайте также: За рулём незападного мира: как саммит ШОС поменяет мир

Что дальше?

При отсутствии какого-либо решения вопроса конфликты на границе будут продолжаться. И далеко не факт, что в следующие разы удастся отделаться малой кровью — прошлогодние события тому доказательство.

Неизвестно, было ли это недопонимание или реальная провокация одной из сторон. Однако страны Запада, в первую очередь США и Великобритания, четко обозначили свою цель в отрыве России от Центральной Азии и ослаблении влияния Китая в регионе. Поэтому кто-то инициировал конфликт в преддверии саммита в Самарканде.

Именно об этом заявила заместитель помощника директора Агентства по международному развитию (USAID) (организация, запрещенная в России) Анджали Каур. И эти попытки, неважно какими способами, будут продолжаться.

Принимая во внимание происходящее в Афганистане, совместные учения США и Таджикистана и значение этих событий на обстановку в Центральной Азии, можно сделать определенные выводы, каким методом будет вестись борьба. А разжигание локальных конфликтов у границ РФ и Китая — лишь часть общего плана по дестабилизации обстановки. А Кавказ и Среднеазиатский регион — лишь разменная монета.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Должны ли быть казнены военные преступники, приговорённые судом к смертной казни в ЛДНР?
86.1% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть