Британия усиливает антикитайскую риторику, но на многое ли она способна?

Вовлечение Великобритании в геополитику АТР отражает стремление США к созданию в регионе мощного антикитайского альянса, до которого, однако, ещё очен
3 сентября 2022  10:43 Отправить по email
Печать

Все идет к тому, что Великобритания встроится в антикитайскую политическую стратегию Вашингтона. Не исключено, что для Лондона, внешнеполитическим приоритетом которого стала поддержка преступного киевского режима, в которой он усердствует сильнее американцев и даже сталкивается с ними в вопросе о судьбеего ключевых фигур — Зеленского и Залужного, участие в авантюрах США вокруг Тайваня является своеобразной формой «сохранения лица» перед Вашингтоном. Вовлечение в противостояние с Китаем сателлитов по НАТО американская сторона предприняла еще в конце прошлого и начале нынешнего года. Тогда по одному кораблю ВМС Франции и Германии провоцировали Китай проходами вместе с кораблями ВМС США через Тайваньский пролив.

Британцы включились в игру уже, как говорится, на «концептуальной» основе, поучаствовав в создании сразу двух региональных военных блоков. Один из них — AUKUS — имеет ядерный подтекст и предназначен для передачи военных атомных технологий вошедшей в него наряду с Вашингтоном и Лондоном Австралии. Затем в рамках провозглашенной Джо Байденом «политики альянсов» появилось еще одно сообщество — Partners in the Blue Pacific (PBP). Включающее Британию наряду с США, Японией, Австралией и Новой Зеландией, оно имеет весьма невнятные заявленные цели и, похоже, ставит задачей превращение многочисленных архипелагов Тихого океана и расположенных на них карликовых «бантустанов» в вотчину ВМС объединенного англосаксонского Запада.

Столь неожиданный разворот британской внешней политики, запущенный, впрочем, еще при Дональде Трампе, когда Лондон взялся, хотя и безуспешно, реанимировать брошенный Вашингтоном проект Транстихоокеанского партнерства (TPP), потребовал от британских властей его идеологического обоснования. Ибо еще несколько лет назад, в октябре 2015 года, китайского лидера Си Цзиньпина с широким размахом принимали в Лондоне, где была провозглашена «золотая эра» двусторонних отношений, закончившаяся, как видим, не начавшись.

Поначалу идеологическим основанием поворота прочь от Пекина послужили события в Гонконге. Решив напомнить о своем канувшем в Лету колониальном владычестве в этом китайском анклаве, Британия активно поддержала протестующих. Но «не сдюжила» и вынуждена была уступить первые подрывные роли США, оставшись у них в фарватере. После нормализации обстановки масла в огонь тлеющего, как считают в Туманном Альбионе, конфликта подлил последний британский губернатор Гонконга Крис Паттэн, принявшийся спекулировать на теме якобы «нарушений» Китаем условий его возвращения в 1997 году Поднебесной.

Однако с началом нынешней, острой фазы противостояния вокруг Тайваня британские внешнеполитические стратеги переключились на эту тему, посчитав, видимо, ее более «перспективной». Уже объявлено о предстоящем осенью вояже на мятежный остров британской парламентской делегации, которая продолжит устроенную ныне США «войну нервов» против Пекина. И вот на фоне отставки Бориса Джонсона, который, как считают некоторые эксперты, провалился в попытке выйти на первые роли на Западе, использовав для этого фактор Зеленского & Co, «голос прорезался» у главной претендентки ему на смену Элизабет Трасс. Нынешняя глава Форин-офис, прославившаяся на встрече с российским коллегой Сергеем Лавровым отменно глубоким знанием географии, демонстрируя запредельные амбиции, собирается «радикально обновить» внешнюю политику Туманного Альбиона. В частности, она планирует «объявить Китай угрозой для безопасности страны», обрубив основные элементы того самого экономического партнерства с КНР, ради которых в Лондоне и провозглашали упомянутую «золотую эру». И провозглашает курс на «противодействие влиянию Китая». То есть на «сдерживание» его развития; именно так записано в мадридской редакции Стратегической концепции НАТО, объявившей КНР «системным вызовом».

«Злые языки» из числа американских инсайдеров, правда, высказывают версию, что, нападая на Пекин, Трасс рассчитывает заручиться поддержкой связанных с властью бизнес-кругов США, надеясь сыграть на контрасте фронды с ними Джонсона, главным симпатизантом которого в Америке, как известно, выступал «неприкасаемый» для глобалистской элиты Трамп. Но если это и действительно так, то этот конъюнктурный маневр никак не отменяет того, что Лондон в отношениях с Поднебесной, похоже, «закусил удила» и пытается бежать впереди американского паровоза.

Непонятно, однако, какая будет польза Вашингтону от премьера Трасс, если значительную часть своих арсеналов в поддержку ВСУ Британия уже разбазарила, что во многом объясняет ее переход к ядерному шантажу. Ведь ясно, что в центр своей стратегии на китайском направлении США продолжают ставить так называемую «стратегическую двусмысленность», поддержать которую Лондон готов, но может это сделать сугубо политически. Эту «двусмысленность» на днях в очередной раз сформулировал «говорящая голова» Белого дома Джон Кирби. «Как мы говорили, ничего не изменилось в нашей приверженности политике «одного Китая». Ничего не изменилось в плане того факта, что мы не поддерживаем независимость Тайваня. И, откровенно говоря, ничего не изменилось в плане того факта, что мы продолжим делать все разрешенное в соответствии с законодательством ради помощи Тайваню в самозащите, а также в отстаивании интересов нашей национальной безопасности в регионе». Поэтому, по словам Кирби, США не намерены принимать так называемую «новую норму», под которой в Вашингтоне понимается активная военная деятельность НОАК вокруг острова.

Инсинуации Кирби парировал официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь. «Если США действительно хотят стабилизировать ситуацию, они должны немедленно возобновить соблюдение принципа «одного Китая». Не надо посылать неверные сигналы сторонникам так называемой независимости Тайваня. …Центральное правительство в Пекине — единственная законная власть на Тайване. В том, что ситуация в Тайваньском проливе изменилась, виноваты США и тайваньские сепаратисты». Обратим внимание на содержание этой полемики. В США конъюнктурно «не видят ничего такого» в том, что на острове буквально прописались делегации американских сенаторов и конгрессменов, которые по прибытии в Тайбэй делают не просто двусмысленные, а несовместимые с китайским суверенитетом заявления о некоем «сигнале Пекину», который они таким образом посылают.

В Пекине же усматривают в подобной «дипломатии» признаки эрозии принципа «одного Китая» и поощрения тайваньского сепаратизма. Самое главное: такие действия углубляют нестабильность региональной ситуации, ибо непонятно, насколько далеко простираются не декларируемые планы Вашингтона и не содержат ли они, скажем, самопровозглашение островными сепаратистскими властями «независимости» при молчаливой поддержке США. Ведь всем понятно, что это casus belli, и дальнейшие судьбы регионального, а возможно и глобального мира, связанные с перспективами эскалации конфликта, будут зависеть от того, вмешается ли Вашингтон в неизбежную в таком случае китайскую СВО по «приведению острова в порядок».

Хорошо понимая острые углы этой «неопределенности», в Пекине активизируют и диверсифицируют политику в отношении внутритайваньских раскладов. В связи с последней пока из серии провокационных визитов поездкой на остров сенатора-республиканки Марши Блэкберн Вашингтон получил жесткий официальный протест от МИД КНР. Как заявил Чжао Лицзянь, «Пекин не приемлет «неофициальных» поездок представителей правительства США в Тайбэй. Это серьезно нарушает наши двусторонние договоренности и противоречит принципу «одного Китая». Что касается самих тайваньских властей, то противодействие со стороны КНР сфокусировалось на правящей Демократической прогрессивной партии (ДПП), марионетке американской Демпартии. Официальный представитель Канцелярии Госсовета КНР по делам Тайваня Ма Сяогуан обвинил руководство ДПП в опоре на внешние силы, то есть, по сути, в национальном предательстве, подчеркнув, что это «не сдержит процесс воссоединения страны и возрождения китайской нации».

Одновременно стало известно о визите на материк зампреда главной оппозиционной тайваньской партии Гоминьдан Эндрю Ся; в Сянгане (Гонконге) с ним встретился глава Ассоциации за развитие связей между берегами Тайваньского пролива Чжан Чжицзюнь. Это, конечно, не официальные контакты. Но намек ДПП и ее лидеру — так называемой «президентше» Цай Инвэнь — в канун местных выборов вполне прозрачен. Показательно и еще одно: распространившие информацию островные СМИ любят спекуляции о предсъездовской «расстановке сил» в КПК, но в данном случае, с учетом критики ДПП из аппарата Госсовета, а не КПК, расчеты на эрозию внутренней прочности власти в Пекине, о которой мечтают в Тайбэе, оказываются эфемерными.

Пространством напряженности между Вашингтоном и Пекином остаются поставки на остров американских вооружений. В Конгрессе США, по одним данным, или уже находится, а по другим, должен вот-вот поступить запрос на очередную сумму в 1,1 млрд долларов, в которую «уложено» вооружение тайваньских военных противокорабельными ракетами и ракетами класса «воздух — воздух». Как прокомментировал этот дестабилизирующий шаг американских властей пресс-секретарь китайского посольства в Вашингтоне Лю Пэнъюй, «продажа США вооружений Тайваню грубо нарушает принцип «одного Китая». Американская сторона должна незамедлительно …создавать ситуацию, которая может привести к напряженности в Тайваньском проливе».

Возвращаясь к теме агрессивной, стремительно нарастающей антикитайской риторики из Лондона, можно предположить, что США от удаленных от региона сателлитов вроде Великобритании пока требуются не конкретные шаги в силовой сфере, а «фоновая» информационная поддержка, которую и оказывает Трасс как главный соискатель премьерского кресла. Точно так же можно охарактеризовать и действия «неуверенного» американского союзника по объединению Quad — Индии, которая впервые за все время эскалации дипломатического конфликта вокруг Тайваня встроилась в американский фарватер, обвинив Пекин в «нагнетании в проливе напряженности».

Индийские официальные лица при этом прикрываются недовольством, которое у них вызвал заход китайского исследовательского судна Yuan Wang-5 на Шри-Ланку; якобы оно занимается радиотехнической слежкой за военными объектами на их территории. Балансируя между Китаем и Россией, Дели, очевидно, пытается занять более выгодные дипломатические позиции перед предстоящим через две с половиной недели саммитом Совета глав государств ШОС, на котором, действуя, по-видимому, в интересах Ирана, заблокировал участие проявившего заинтересованность Азербайджана.

Что в сухом остатке? Все более тесное вовлечение Великобритании в геополитику АТР (или, в американской трактовке, ИТР — Индо-Тихоокеанского региона) отражает стремление США к созданию в регионе мощного антикитайского альянса, до которого, однако, пока еще очень далеко. В отличие от Европы, где Вашингтон располагает инструментами НАТО, на Дальнем Востоке на роль полноценного военного союзника пока может претендовать только Япония. Британское присутствие во вновь формируемых альянсах (как и индийская местечковая антикитайская фронда) пока имеет скорее символическое значение, строго ограниченное политическим аспектом.

Даже по динамике событий видно, что США, избегая непосредственного военного обострения с Пекином, делают упор на конкретные подрывные акции, играя у китайского руководства на нервах. Лондон, потенциал которого в области таких конкретных шагов весьма ограничен, сосредотачивается на эпистолярном жанре, создавая преимущественно информационный шум. Он может ухудшить отношения Великобритании с КНР, но участие Туманного Альбиона в возможной военной конфронтации вокруг Тайваня весьма маловероятно; поэтому антикитайская риторика Трасс рассчитана прежде всего на внутреннее употребление. Видно, что байденовская «политика альянсов» на Тихом океане, разгонявшаяся Вашингтоном в первый год «демократического» правления, в настоящий момент, столкнувшись с российско-китайским противодействием, существенно притормозила. Эпицентр глобального противостояния, двинувшийся с наступлением августа на восток, к концу последнего летнего месяца мигрирует обратно на европейский ТВД. Скорее всего, именно здесь в ближайшее время и развернутся основные события.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Войска России оставили российский Херсон. Вы одобряете это решение?
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
52.6% Украина перестанет существовать как субъект на политической карте мира
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть