Вучич должен учитывать, что сербское общество всё больше на стороне русских

Сербская общественность с трепетом ожидает 1 сентября, когда албанские сепаратисты в Приштине намерены внедрить особые правила пересечения границы
29 августа 2022  15:53 Отправить по email
Печать

Вся сербская общественность с трепетом ожидает 1 сентября, когда албанские сепаратисты в Приштине намерены внедрить особые правила пересечения административной линии между центральной Сербией и Косово и Метохией. Для многих граждан Сербии возникновение нового конфликта на севере Косово уже не кажется чем-то невероятным. В другой балканской стране, Черногории, парламент высказал недоверие правительству Дритана Абазовича, просуществовавшему всего несколько месяцев. В Боснии и Герцеговине усиливается воинственная риторика на фоне приближения общих выборов. Загорится ли балканская пороховая бочка? На этот вопрос ИА REGNUM отвечает сербский политолог, сотрудник Института европейских исследований Стеван Гайич.

ИА REGNUM: Президент Вучич во время своего обращения к сербской общественности 21 августа обещал, что не будет нового погрома сербов в Косово и Метохии. Насколько вероятно, что на севере южного сербского края накануне 1 сентября произойдет очередная вспышка насилия? Мы и ранее слышали подобные опасения, но все заканчивалось уступками албанским сепаратистам. Чем этот случай отличается от предыдущих?

Стеван Гайич: Я считаю, что вероятность эскалации конфликта на севере Косово и Метохии больше, чем обычно. Особенно опасно то, что ранее происходили срежиссированные инциденты, это было очевидно даже простому наблюдателю. В некоторой степени это убаюкало сербскую общественность, и поэтому люди считают, что подобный сценарий можно разыгрывать бессчётное количество раз. Это как история про волков, которые приходят в деревню — когда сто раз кричат «волки», а волков нет, то потом, когда волк действительно приходит, никто в это уже не верит.

На этот раз события диктует международный контекст. Я опасаюсь, что некоторые влиятельные государства хотели бы, чтобы произошла эскалация напряжённости — это расширит фронт против России и Китая. Также нельзя игнорировать тот факт, что албанские экстремисты из рядов так называемой специальной полиции РОСУ расставляют свои силы на севере Косово и Метохии. Вероятность того, что албанская сторона устроит какую-то провокацию, намного выше, чем раньше. Но, повторяю, это зависит не от косовских албанцев, а от их покровителей.

ИА REGNUM: Генсек НАТО Йенс Столтенберг во время встречи с Александром Вучичем 17 августа в Брюсселе обещал, что альянс будет реагировать в случае эскалации напряжения в Косово и Метохии. Позже Вучич в обращении к сербской общественности рассказал, что руководство НАТО и руководство Сербии в термин «эскалация» вкладывают разное содержание. Готов ли президент Вучич реагировать в случае новой вспышки насилия в южном крае и стать на защиту сербского народа?

Стеван Гайич: Я считаю, что в таком случае он должен реагировать, или он получит хаос внутри центральной Сербии. Тут особого выбора нет.

Что касается того, что означает эскалация, НАТО в 2004 году показало, что оно не в состоянии остановить погром. Так же, как и в 1999 году, когда военные альянса заходили в Косово и смотрели, как албанские террористы «Армии освобождения Косово» сжигают сербские дома и массово изгоняют сербов. Фактически два погрома сербов произошли в Косово в присутствии Североатлантического альянса. Правда, в 2004 году была какая-то реакция со стороны KFOR, военные альянса даже убили нескольких албанцев, но в целом не защитили сербов. Я не верю, что сейчас было бы по-другому.

Если в Косово будет допущено насилие против сербов, сербские власти просто обязаны реагировать — у них никакого пространства для маневра не осталось. Сербия показала максимальное желание сотрудничать, даже вопреки собственным интересам. Что еще может сделать Сербия? Она может лишь самоупраздниться — провозгласить банкротство и предложить соседям договориться, кто что возьмет из ее территорий. Назад пути нет! Это уже не вопрос того, какова у нас власть. Будет ли или не будет конфликт в Косово зависит только от влиятельных государств Запада, прежде всего, от Великобритании и США.

Для меня лично интересно то, что Великобритания молчит по поводу Косово. Это страна, которая активнее всего поддерживает киевский режим. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон недавно посетил казарму, где 10 тысяч бойцов киевского режима учатся использовать разные виды вооружения НАТО. В последние 200 лет британцы диктуют политику на Балканах в рамках того, что раньше называлось «Большая игра» (геополитическое соперничество между Британской и Российской империями за господство в Южной и Средней Азии в XIX — начале XX веков — ИА REGNUM). Территория Балкан также участвовала в этой игре. Так, британцы до последнего поддерживали существование Османской империи, потом поддерживали Австро-Венгрию. Они системно проводили антироссийскую политику везде, где только могли, в том числе на Балканах. Поэтому в контексте их вовлеченности в события на территории б. УССР, я задаюсь вопросом, какова их роль в событиях в Косово.

В любом случае, ситуация на Балканах отнюдь не простая. Нельзя забывать тот факт, что Запад никогда и не планировал включить все страны постъюгославского пространства в ЕС.

ИА REGNUM: В Черногории происходит очередной кризис власти после того, как парламент выразил вотум недоверия правительству Дритана Абазовича. Ожидаете ли Вы проведения повторных выборов в Черногории? Когда в этой стране закончится период политической нестабильности?

Стеван Гайич: Последний политический кризис в Черногории вызвало подписание базового соглашения между правительством Абазовича и Сербской православной церковью (СПЦ). Сразу же после этого Демократическая партия социалистов президента Мило Джукановича инициировала в парламенте голосование о доверии правительству. Вопрос подписания базового соглашения с СПЦ и ранее был одним из главных пунктов, вокруг которого велись политические баталии. А на вопрос, какое будущее ожидает Черногорию, лучше всего мог бы ответить спецпредставитель США по Западным Балканам Габриэль Эскобар и остальные западные «политические маклеры», которые там находятся. Их влияние в Черногории очень сильно, и от них и зависит, каким будет будущее правительство.

ИА REGNUM: Все-таки возможность проведения внеочередных парламентских выборов существует?

Стеван Гайич: Существует, конечно. Тогда это отложит политическую развязку, так как начнется предвыборная кампания. Но в момент, когда ситуация во всем мире, в Европе и на Балканах так быстро меняется, напрашивается вопрос, останется ли достаточно времени для того, чтобы довести эту кампанию до ее логического завершения или, может быть, события опередят развитие политической динамики в Черногории. Ситуация в этой стране весьма напряженная. Сербы в Черногории постоянно являются объектом своего рода политического инжиниринга, из-за которого они никак не могут обрести свои права. Между прочим, это политика Запада действует на всем балканском пространстве, включая Сербию. Я не думаю, что намерения западных советников и «благодетелей» чисты, особенно по отношению к сербам.

На этот раз правительство Дритана Абазовича было отправлено в отставку благодаря действиям лидера «Демократов» Алексы Бечича, точно так же, как предыдущее правительство Здравко Кривокапича было отправлено в отставку благодаря сговорчивости Абазовича. Запад постоянно манипулирует политическими партиями в Черногории, делает какие-то математические комбинации для того, чтобы реализовать собственные интересы и расшатать сербские политические силы.

ИА REGNUM: Как Вы видите роль «Демократического фронта» (ДФ) как самой влиятельной просербской партии в Черногории?

Стеван Гайич: Они проявили себя довольно блекло. Первому черногорскому правительству после многолетнего доминирования Демократической партии социалистов Джукановича — кабинету Здравко Кривокапича — «Демократический фронт» вставлял палки в колеса. Кривокапич не был готов к той роли, в которой он оказался, и к тому же ДФ создавал ему дополнительные трудности. Я надеюсь, что это все изменится в ближайшем будущем, так как ситуация крайне серьезная, особенно для сербского народа в Черногории. ДФ несет ответственность за этот народ и его руководство и не может позволить, чтобы позиции сербского народа в Черногории дополнительно ослабли.

ИА REGNUM: В Боснии и Герцеговине в октябре этого года должны пройти общие выборы. Недавно непризнанный ООН верховный представитель в БиГ Кристиан Шмидт попытался внести изменения в избирательное законодательство, и это не понравилось бошнякам и хорватам. Пройдут ли эти выборы по новым или старым правилам?

Стеван Гайич: Во-первых, ужасает то, что в БиГ до сих пор существует какой-то верховный представитель. Это страна, которая официально находится под колониальным управлением. Я считаю, что ситуация в БиГ весьма нестабильная, бошняки постоянно провоцируют хорватов. С другой стороны, они не упускают возможность работать против Республики Сербской.

В Боснии и Герцеговине, как и в соседней Черногории, ситуация во многом зависит от внешних факторов. Запад в любой момент может превратить существующее противоборство между бошняками, сербами и хорватами в настоящий конфликт, и в этом кроется реальная опасность. Все балканские страны в различной степени находятся под оккупационным колониальным контролем Запада.

ИА REGNUM: Каково положение Милорада Додика в Республике Сербской накануне новых выборов? Он когда-то пришел к власти как ставленник Запада, но потом превратился в политика, который упорно отстаивает право Республики Сербской на существование. Учитывая ситуацию в Сербии и кризис вокруг Косово, насколько вероятно, что в Сербии в будущем появится какой-то «новый Додик»?

Стеван Гайич: Нет никакой возможности для того, чтобы такая фигура появилась в Сербии. К сожалению, сербская оппозиция проявила завидную разобщённость. Некоторые оппозиционные партии, по всей видимости, напрямую советовались с Западом. Это стало заметным после последних парламентских выборов в апреле, когда часть оппозиции открыто заявила о том, что нужно ввести санкции против России.

И в Сербии, и в Республике Сербской нет политической альтернативы. Проблема в том, что и в Сербии, и в Республике Сербской система построена на клиентеллизме (система, подразумевающая предоставление доступа к экономическим благам, назначение на политические должности или продвижение по службе в обмен на поддержку, в том числе на выборах — ИА REGNUM), что очень нервирует местное население. Но они не могут выбрать других политиков, так как их попросту нет. Что касается Республики Сербской, там население патриотически ориентировано, и поэтому ему не за кого голосовать, кроме как за Додика. Но теперь это не главное. В настоящее время внешнеполитический контекст доминирует во внутренней политике всей балканских стран. Внутриполитическая динамика действительно ушла на второй план.

ИА REGNUM: Может ли Вучич, условно говоря, превратиться в Додика?

Стеван Гайич: У Вучича нет причин превращаться в Додика. Я всегда говорил, что Вучич — торговец. Он понимает, что Запад его уже не поддерживает как раньше. С другой стороны он видит, что народ выступает против многих капризов Запада, например, против организации гей-парада в Белграде в сентябре этого года. В Сербии это мероприятие воспринимают как символическое унижение местного населения со стороны колониальных правителей.

К этому надо добавить обострение ситуации в Косово и Метохии, реакцию сербского общества на специальную военную операцию России на территории б. УССР. Сербское общество все больше на стороне русских, и об этом свидетельствуют результаты опросов общественного мнения. Если Вучич теряет поддержку Запада, единственный шанс для него — отказаться от политики «сидения на двух стульях» и пересесть на российскую и китайскую сторону.

Я Вучичу не доверяю, но всегда подразумеваю возможность того, что он изменит вектор своей политики. Не потому, что с ним произойдет духовный катарсис, а потому, что как рациональный политик он умеет сложить два и два и понять, что нужно делать.

ИА REGNUM: Все то, о чем мы говорили, во многом зависит от внешнеполитического вектора стран бывшей Югославии, которые выбрали путь евроинтеграции. Среди них находится и Сербия. Насколько сегодня для Сербии целесообразна евроинтеграция как приоритет внешней политики?

Стеван Гайич: Она нецелесообразна. Ранее Евросоюз делал вид, что он работает над интеграцией Сербии, а власти делали вид, что мы действительно готовимся вступить в ЕС. С тех пор, как Евросоюз на официальном уровне заявил, что Сербия должна «самоупраздниться» для того, чтобы вступить в ЕС, эта политика потеряла смысл.

Для того, чтобы стать частью ЕС, Сербия должна признать отделение Косово, ввести санкции против России и уничтожить таким образом свою экономику одним движением руки. Это то, что уже сделала Македония. В момент полного разложения собственной государственности македонцы отправляют киевскому режиму вооружение, которое им когда-то дала Россия. Этим они закрывают себе возможность обратиться к России за помощью в случае военной оккупации Македонии, что не такая уж и невероятная перспектива. Это наглядный пример для Сербии.

В контексте полной перекомпоновки международных отношений просто смешно говорить о евроинтеграции балканских стран. Сам Евросоюз после выхода Великобритании нужно называть «усеченным». Когда из состава СФРЮ в начале 1990-х вышла Словения, Запад тогда называл Югославию «усеченной». С 2016 года и Евросоюз находится в процессе разложения, и ничто не указывает на то, что его дела поправятся.

ИА REGNUM: Тем не менее в контексте специальной военной операции России на территории б. УССР именно Евросоюз заявляет о том, что Западные Балканы «спасет» только скорейшая интеграция в ЕС. С другой стороны, Евросоюз за все эти годы после развала бывшей Югославии так и не принес стабильный мир на Балканы…

Стеван Гайич: Евросоюз вынес из балканских стран профит, которые получили его корпорации, увел высокообразованные кадры, которые трудятся на благо Запада, принес «культуру попрошайничества», создал один небольшой, но очень громкий слой компрадоров, который днем и ночью в сербских СМИ критикуют народ за то, что он якобы ленив, глуп и не дорос до того, чтобы жить в ЕС. Это классическое колониальное управление.

В любой момент можно вызвать военный конфликт. Вот так выглядит пресловутая европейская стабильность.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Как Вы относитесь к драпировке Мавзолея Ленина на Красной площади в Москве во время Парада Победы?
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.2% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть