Эксперты из России и Казахстана обсудили диверсификацию маршрутов экспорта нефти

Есть ли альтернатива Каспийскому трубопроводному консорциуму?
2 августа 2022  19:38 Отправить по email
Печать

На онлайн-платформе Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) состоялась дискуссия на тему «Диверсификация экспорта нефти из Казахстана. Есть ли альтернатива Каспийскому трубопроводному консорциуму?». В ней приняли участие эксперты и аналитики нефтегазовой отрасли из России и Казахстана – член Наблюдательного совета ИРТТЭК РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков, член Экспертного совета, руководитель медиацентра ИРТТЭК ТЭК РФ Дмитрий Коптев, управляющий партнер Центра стратегических инициатив Алихан Байдусенов (Нур-Султан), ведущий авторской программы «Байдильдинов. Нефть» Олжас Байдильдинов (Нур-Султан), а также журналист, обозреватель, нефтяной аналитик Ярослав Разумов (Алма-Ата).

Для Казахстана нефтепровод Тенгиз-Новороссийск Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) является основным экспортным нефтяным маршрутом – через него экспортируется порядка 80% добываемой в стране нефти. Так, по итогам 2021 года объем экспорта казахстанской нефти чрез систему КТК составил 53 млн тонны от общего объема в 60,7 млн тонн с учетом нефти из России. На действующие трубопроводные системы Атырау-Самара и Казахстан-Китай, а также железнодорожные и морские перевозки приходится сравнительно меньшее количество экспорта нефти. В 2018 году решением акционеров КТК пропускная способность этой системы была расширена до 67 млн тонн нефти в год, а уже в 2019-м было принято решение увеличить транспортировку до 72,5 млн тонн нефти из Казахстана и до 83 млн тонн с учетом сырья грузоотправителей из России в рамках реализации «Программы устранения узких мест» с инвестициями почти 600 млн долларов. Учитывая, что долгие годы данный проект оставался самым надежным для экспорта казахстанской нефти, так ли необходимо сейчас Казахстану искать альтернативные маршруты, даже на фоне негативных событий, обозначивших проблему зависимости от транзита больших объемов сырья и повлекших экспортные риски?

Читайте также: Альтернативы для Астаны – куда потечёт казахстанская нефть

Эксперт Игорь Юшков считает, что при сегодняшней ситуации альтернативы КТК нет. «Но проблема в том, что ситуация может быстро поменяться. За полгода поменялся весь мир. Если КТК будет нормально работать, то, я думаю, что всерьез никто искать альтернативу не будет. Есть поручение проработать варианты, но дальше уровня изучения, мне кажется, никаких перспектив нет. Главное – российской стороне нужно учитывать интересы Казахстана. И пояснять свои действия. Потому что, когда нет диалога, это создает определенные проблемы», – сказал он.

С ним согласен аналитик Олжас Байдильдинов. «Другие направления – это сейчас очень долго, дорого. И не факт, что за них сейчас кто-то возьмется», – отметил он.

По мнению Алихана Байдусенова из Центра стратегических инициатив, вопрос поиска альтернативных направлений для экспорта нефти из Казахстана, скорее, носит эмоциональный характер. «Сегодня одни отношения с Россией, завтра испортятся отношения с Китаем, Иран под санкциями – непонятно, как там будет складываться ситуация. Никто не исключает, что что-то может произойти в странах, где проходит трасса нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Нужно будет опять искать маршрут. Это вопрос долгосрочный, стратегический. Сейчас вся проблема в том, что договоренности всеми сторонами перестали соблюдаться. Важно, чтобы все стороны старались выполнять свои обязательства», – сказал он.

Что касается других трубопроводных систем, включая действующий нефтепровод Казахстан-Китай, Транскаспийский маршрут с выходом на Азербайджан и Грузию и иранское направление (два последних только рассматриваются в Нур-Султане в качестве перспективных), то, по общему мнению участников дискуссии, в настоящее время все они значительно проигрывают с экономической точки зрения, учитывая более высокие тарифы на транспортировку в сравнении с тем же КТК. Кроме того, в случае увеличения морских перевозок нефти через Каспийское море до Баку или в Неку неоспоримо возникает проблема организации дноуглубительных работ в акватории портов Актау и Курык и привлечения дополнительных танкеров – эти мероприятия потребуют не только значительных инвестиций, но и длинных сроков реализации.

«Поскольку в силу санкций эта идея ни разу еще не доходила до какого-то осязаемого проектного состояния, очень сложно сейчас об этом говорить. Общая ситуация на мировом нефтяном рынке не становится проще. Начинается конкуренция российской и иранской нефти на китайском рынке. Нужна ли будет Ирану в этих новых условиях большая нефть из Казахстана, из Туркменистана? Маршрут этот, на мой взгляд, гипотетичен, наименее проработан. В обозримой перспективе это останется меморандумом», – отметил обозреватель Ярослав Разумов, комментируя вопрос о том, сможет ли подписанный недавно меморандум о сотрудничестве в нефтяной сфере между Казахстаном и Ираном превратиться в коммерческий договор и стать альтернативой имеющимся маршрутам уже в ближайшее время.

Олжас Байдильдинов, в свою очередь, полагает, что шансы претендовать на объемы казахстанской нефти в долгосрочной перспективе есть у Китая: «Со временем наша нефтяная отрасль будет под китайским влиянием. Потому что американцы и европейцы будут уходить после окончания действия СРП. Если проблемы с КТК будут продолжаться, на этом фоне западные корпорации не захотят работать в Казахстане». Эксперт предположил, что в этой связи китайцы могут выкупить у них с дисконтом доли в крупных нефтедобывающих проектах Казахстана и, инвестировав в расширение мощностей, перенаправить казахстанскую нефть в КНР в больших объемах. «И тогда это будет небольшой катастрофой для всех», - заключил он, напомнив о «газовом перевороте», устроенном Пекином несколько лет назад посредством строительства газопровода из Туркменистана через Узбекистан и Казахстан в Китай на фоне конфликта Ашхабада и Москвы. «Построили трубу и сейчас с дисконтом покупают газ. Такая же ситуация, возможно, повторится по нефти. Этого не хотелось бы допустить», – заявил Байдильдинов.

Комментируя вопросы о судьбе северной ветки нефтепровода «Дружба», которая с 1 января 2023 года может прекратить транспортировку российской нефти в страны ЕС с учетом европейской санкционной политики, а также о перспективах предложения «Роснефти» в адрес Германии о поставках по ней казахстанского сырья, Игорь Юшков сказал, что «вполне это может быть рабочим вариантом» при определенных условиях.

По мнению же Байдильдинова, Казахстан при всем желании не сможет «завалить» Германию своей нефтью, используя в своих интересах санкции запада в отношении планируемого отказа от российских энергоресурсов. «Германия потребляет порядка 96-98 млн тонн нефти в год. Даже если мы направим туда все 86 млн тонн добываемой нефти, мы не удовлетворим их потребности. Поэтому это просто жонглирование цифрами», – подчеркнул он, обратив при этом внимание на то, что после 2030-ых годов Казахстан выйдет на полку добычи в 2 млн баррелей нефти в сутки, после чего добыча в стране будет ежегодно снижаться.

В целом в ходе дискуссии ее участники пришли к выводу, что диверсификация экспортных нефтяных маршрутов Казахстану теоретически и практически хоть и необходимы, но быстро реализовать подобные проекты не представляется возможным в ближайшие годы. А потому в обозримом будущем КТК будет оставаться ключевым экспортным направлением транспортировки нефти. Главное, чтобы стороны проекта могли слушать и слышать друг друга.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
90.6% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть