Что стоит за возможной отставкой главы МИД Турции?

Закончился «медовый месяц» между являющимся в последние 30 лет движущей силой мирового производства Китаем и Западом. Все делают свой выбор. В том числе и Турция
9 февраля 2022  12:17 Отправить по email
Печать

Как гром среди ясного неба были восприняты в Турции сообщения газеты Cumhuriyet о грядущих кадровых перемещениях в правительстве страны. Стоит напомнить, что в августе прошлого года сменился глава министерства образования Зия Сельчук, которого сменил его заместитель Махмут Озер. В декабре на фоне экономических проблем своего поста лишился министр финансов Лютфи Эльван, его сменщиком по решению президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана стал Нуреддин Небати. Сейчас речь идет о том, что вслед планируется отправить в отставку еще четверых министров. Эта участь может постигнуть министра культуры Мехмета Нури Эрсоя, министра здравоохранения Фахреттина Коджу, министра сельского хозяйства Бекира Пакдемирли, а также главу МИД Мевлюта Чавушоглу.

Читайте также: Торг уместен: Эрдоган как мастер дипломатии

Последняя отставка считается самой «политически чувствительной». На место Чавушоглу прочат нынешнего пресс-секретаря и советника президента Турции Ибрагима Калына. Чавушоглу является одним из основателей правящей Партии справедливости и развития (ПСР). До 2009 года он был вице-председателем партийного комитета по международным отношениям, в 2002 и 2007 годах избирался депутатом от провинции Анталия, возглавлял парламентскую группу дружбы Турция — США, а до того — аналогичную группу дружбы с Японией. С 2003 года — руководитель турецкой делегации в ПАСЕ, член Группы европейских демократов (ЕДГ). Являлся заместителем председателя Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). 25 января 2010 года его избрали (на два года) на пост в ПАСЕ. С августа 2014 года по август 2015 года возглавлял министерство иностранных дел Турции, потом был краткий перерыв и с 17 ноября 2015 года он снова рулит турецкой дипломатией. Чавушоглу всегда, во всяком случае на публичном уровне, демонстрировал политическую лояльность Эрдогану. Что же произошло и почему он перестал сейчас устраивать президента?

Не секрет, что в последнее время внутри ПСР резко обострилась внутриполитическая борьба. В 2023 году в стране должны состояться парламентские и президентские выборы. Как утверждают турецкие социологические службы, если бы они состоялись сейчас, то Эрдоган и его партнер, лидер Партии националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели, потерпели бы поражение. Не случайно бывший соратник Эрдогана, ныне лидер оппозиционной партии Али Бабаджан заявляет, что «Партия справедливости и развития потеряла эмоциональную связь, которую имела с гражданами Турции, и избиратели начали искать альтернативу среди оппозиционных партий». Причины очевидны. Страна переживает жесточайший финансовый и экономический кризис, есть проблемы с беженцами и появились признаки «удушающего контроля правительства над государственными учреждениями». Так, глава Партии счастья Темель Карамоллаоглу раскритиковал заявления Эрдогана о том, что «в стране ведется экономическая война за независимость». По его мнению, президент в первую очередь «должен отказаться от роскоши и излишних растрат, в которых погрязли дворец и министерства».

Ранее на ИА REX: Турецкая оппозиция недовольна работой Эрдогана по ночам

Более того, исчерпан внешнеполитический ресурс, с помощью которого Эрдогану ранее удавалось влиять на внутриполитические события. Есть громкие заявления о готовности выступить в роли посредника то на Балканах, то в российско-украинских отношениях. Но таких услуг от Анкары никто не запрашивал. По мнению одного турецкого эксперта, «Турция продолжает играть только во втором или третьем дивизионе, без шансов пробиться в высшую лигу». Чтобы добиться перехода на новый уровень, необходимы серьезные внешнеполитические решения, к чему Анкара практически не готова. Имидж Эрдогана продолжает ухудшаться, хотя он говорит о своих «миролюбивых устремлениях», предлагая свое посредничество Западу и Востоку, посылая реверансы то Брюсселю, то Вашингтону, а то и Москве. Так что за сменой министра иностранных дел в Турции могут стоять решения, связанные с корректировкой внешней политики страны.

Калын в аппарате Эрдогана специализируется на выполнении особых поручений на американском направлении. В то время как Чавушоглу говорит, что «Турции нужно вернуться в Азию, не отворачиваясь от Запада», и «такая геополитическая трансформация является неизбежной», так как «вес смещается с Запада на Восток со скоростью 140 километров». На этом фоне закончился «медовый месяц» между являющимся в последние 30 лет движущей силой мирового производства Китаем и Западом. Все стали делать свой выбор. В том числе и Турция. Изменения в турецком правительстве, скорее всего, произойдут не сразу. Анкара вряд ли будет стремиться менять свои отношения с Москвой, особенно по части соблюдения неформальных договоренностей между лидерами двух стран. Россия и Турция не раскрывают неофициальных договоренностей, однако из действий можно все же делать определенные выводы. Но в этих условиях возможны случаи противостояния в сферах идеологии, информации, масс-медиа. Однако подобные конфликты не станут перерастать в негативные прямые действия друг против друга.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть