Русскому джазу 100 лет – вот как всё начиналось

100-летию советского джаза посвящается
11 января 2022  09:47 Отправить по email
Печать

В 2022 году советскому джазу исполняется 100 лет. Это длинная и почти невероятная история, наполненная прекрасными мелодиями, зажигательными фестивалями, волнующими встречами и радостными открытиями. Легенды сложены о героических концертах советских джазменов на передовой для советских бойцов, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны. В мирное время под звуки джаза советские конструкторы и инженеры делали уникальные открытия. Но были в истории советского джаза и мрачные времена — партийные идеологи категорически запретили джазовые импровизации в СССР после «пражских событий» 1968 года. Джаз в СССР тогда ушел в подполье, а вновь вернулся на поверхность общественной жизни лишь в 1973 году, когда по инициативе председателя КГБ СССР Юрия Владимировича Андропова в стране были открыты джазовые училища, вновь стали проводиться джазовые фестивали, а лучшие мастера этого жанра были взяты на работу в филармонии.

Удивительно, но джаз, едва он появился в СССР, был поддержан на самом высоком уровне.

Ранее на ИА REX: Твист делает людей молодыми: как танец покорил весь мир, а потом и Советский союз

Уже 1 октября 1922 года, то есть спустя пять лет после победы социалистической революции, в Москве в Центральном техникуме театрального искусства (позже — ГИТИС) состоялся первый джазовый концерт. Валентин Парнах — вот имя человека, открывшего джаз для русской публики и впервые написавшего это слово по-русски. Парнах несколько лет прожил в Париже и был так восхищен джазом, который как раз вошел в моду в Европе, что вернулся на родину, чтобы познакомить советских слушателей с новым искусством. В Европе он закупил все необходимые инструменты для создания джазового оркестра: банджо, саксофон, ударную установку с ножной педалью, наборы сурдин и всевозможные диковинные шумовые инструменты.

В зале собралась вся художественная элита столицы. Сидели плотно, плечо к плечу. На сцене — молодые энтузиасты. За роялем — Евгений Габрилович, будущий знаменитый киносценарист. Ударник больше показывал пантомиму, нежели отбивал ритм. Контрабасист при помощи ножной педали играл еще и на большом барабане. Парнах читал стихи и исполнял диковинные танцы под синкопированную музыку. Первый джазовый концерт имел, как говорят, ураганный успех, что в дальнейшем повлияло на творчество Мейерхольда и Эйзенштейна, отразилось в произведениях Булгакова и Маяковского.

Чуть позже к джазу обратилась группа «ПЭКСА» («Первый экспериментальный камерный сочетательный ансамбль»). Это — 19 консерваторских музыкантов, которых возглавлял видный театральный режиссер, в прошлом пианист Л. Варпаховский. Первый концерт состоялся в Колонном зале. Исполнялись произведения академической музыки — фуги Иоганна Себастьяна Баха, «Мимолетности» Сергея Прокофьева, но в собственных аранжировках, а также фокстроты Винсента Юманса и Джерома Керна. Генрих Терпиловский, один из пионеров советского джаза, говорил о «ПЭКСА», что «это был еще не джаз, но смелый новаторский эксперимент на пути к джазу».

В 1926 году на гастроли в СССР приезжали джаз-ансамбль Луиса Митчелла Jazz Kings, в составе которого играл великолепный саксофонист Сидней Беше, квинтет тромбониста Фрэнка Уитерса, а также гастролировавший по Европе негритянский оркестр Сэмми Вудинга. После их ошеломительных выступлений в СССР стали массово рождаться джазовые коллективы, а ленинградское издательство «Академия» выпустило сборник переводных статей «Джаз-банд и современная музыка».

В том же, 1926 году Александр Цфасман организовал свой джаз-банд «АМА-джаз». Слушателям очень нравились танцевальные пьесы, которые сочинял молодой композитор, — «Эксцентрический танец», «Грустное настроение» и другие, — и поэтому, когда в 1927 году редакторы советского радио решали, чья музыка должна прозвучать в самом первом джазовом радиоконцерте, они выбрали «АМА-джаз».

8 марта 1929 года на сцене ленинградского Малого оперного театра дебютировал театрализованный джаз Леонида Утесова с программой «Теа-джаз». Это был совершенно новый жанр для советский эстрады. Утесов не только дирижировал оркестром, но вел конферанс, танцевал, пел, играл на скрипке и читал стихи. Между музыкантами и дирижером разыгрывались веселые сценки. Весь концерт был подчинен единой режиссуре, начиная со знакомства с публикой и заканчивая прощальной песней «Пока», для трансляции которой использовались киноэкран и репродукторы, установленные на фасаде концертного здания.

Следующая программа утесовского оркестра, подготовленная в 1930 году, получила знаковое название — «Джаз на повороте». Она состояла из оркестровых фантазий на темы народных песен и четырех джазовых рапсодий, написанных И. О. Дунаевским, — «Русской», «Украинской», «Еврейской» и «Советской». Утесов и в дальнейшем часто включал в свои программы джазовые интерпретации мелодий народов СССР, объясняя это так: «Если у американского джаза негритянский фольклор, то почему у нас не может быть грузинского, армянского или украинского?».

Читайте также: Когда в СССР начали петь и танцевать рок-н-ролл?

Вообще, к середине 30-х годов в нашей стране появилось очень много джаз-оркестров, как любительских, так и профессиональных. Говорят, что только в Москве и Ленинграде было создано и успешно работало такое количество джазовых оркестров, сколько их не было на всей территории СССР в постсталинскую эпоху. Во многом это было, конечно, связано с тем, что Сталин любил джаз. Один из первых советских джазистов, легендарный тромбонист Вениамин Борисович Колтун вспоминал, что, когда он в составе джаз-ансамбля Зиновия Дунаевского, брата Исаака Дунаевского, выступал в 1939 году в Большом театре, Сталин сидел в первом ряду. После того как Колтун отыграл соло на тромбоне, Иосиф Виссарионович неожиданно встал и зааплодировал. За это выступление Вениамин Борисович получил лично от Сталина часы ЗИФ с его монограммой.

Есть и другие свидетельства: например, Эдди Рознер вспоминал, что перед самой войной Государственный джаз-оркестр БССР, которым он руководил, отыграл концерт в Сочи лично для Сталина, и концерт Иосифу Виссарионовичу очень понравился.

Вернее было бы сказать, что в силу особенностей возраста и превратностей судьбы Сталин в большей степени предпочитал классику, народные и революционные песни, которые порой пел сам во время застолий. Сталин любил сильные голоса, мужские и женские, и восторженно отзывался о некоторых солистах Большого театра, например об Иване Семеновиче Козловском. Но Сталин верил, что джаз — это музыка «золотого века», к которому он вел советское общество, а значит, джаз должен звучать. Созидательные планы Сталина требовали массовой поддержки общества, они нуждались в оптимизме и нацеленности на результат, и звуки джаза несли в себе животворящую энергию прогресса, вселяли бодрость, призывали и вдохновляли двигаться вперед, к победе, невзирая ни на какие сложности. В 1930-е годы джаз стал музыкой коллективного взаимодействия, и под эти бодрые звуки Советская страна расцветала.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть