Какое место займёт Россия между Индией и Китаем?

Азиатский макрорегион динамично развивается и выходит на первое место по своему геоэкономическому и геополитическому значению
30 декабря 2021  10:23 Отправить по email
Печать

Азиатский макрорегион динамично развивается и выходит на первое место по своему геоэкономическому и геополитическому значению. Происходящие там события оказывают самое серьезное влияние на международные процессы и постоянно находятся в центре внимания.

Среди этих процессов особое значение имеет продолжающееся противостояние между Индией и Китаем, которое остается одним из важных дестабилизирующих факторов в регионе. Конфликт между азиатскими гигантами возник после окончания Второй мировой войны с распадом Британской Индии и обретением независимости Республикой Индия, Пакистаном и рядом других стран, до сих пор переживающих сложные государственно-политические трансформации.

Читайте также: Индия в глобальных раскладах и приоритетах российской внешней политики

В 1950 г. только что провозгласившая государственный суверенитет КНР восстановила контроль над Тибетом, утерянный при падении Цинской империи в результате Синьхайской революции 1912 г. В течение почти 40 лет — с 1912 по 1950 г. — Тибет являлся де-факто независимым теократическим государством под руководством далай-ламы XIII и имел высокий уровень политической и духовной автономии на протяжении столетий до того — в императорские времена.

Жесткая китаизация Тибета на штыках НОАК, пусть и прикрытая формальным договором между центральными и тибетскими властями, не могла не вызвать сопротивления со стороны местных жителей и элит. В результате в 1959 г. вспыхнуло восстание, подавленное армией, далай-лама и его сторонники бежали в Индию, предоставившую им убежище, где создали правительство Тибета в изгнании.

И Индия, и правительство Тибета в изгнании формально признают китайский суверенитет над регионом. Больше того, правительство Джавахарлала Неру одним из первых признало КНР и ее суверенитет над Тибетом (1954 г) и приложило значительные усилия для установления дружественных индийско-китайских отношений в соответствии с принципами «панча шила» (мирного сосуществования): взаимное уважение территориальной целостности и суверенитета, ненападение, невмешательство во внутренние дела, равенство и взаимная выгода, мирное сосуществование. Лозунг «Индийцы и китайцы — братья» (хинди чини бхай бхай) был популярен до индийско-китайской пограничной войны 1962 г.

Постепенному охлаждению индийско-китайских отношений в 1950-х годах способствовало два фактора. Грубое и бесцеремонное продвижение ценностей и порядков маоистского Китая в Тибете после длительного исторического периода относительной независимости не могло не вызвать сопротивления местного населения, а последовавшие после восстания 1959 г. репрессии и вынужденная эмиграция буддийской элиты во главе с далай-ламой интернационализировали конфликт, создали фронт поддержки в Индии и других странах.

Кроме того, между Индией и Китаем продолжают тлеть взаимные территориальные претензии. Линия границы между Британской Индией и Тибетом, известная как линия Мак-Магона, принята еще в 1914 г. и признается Индией, но не Китаем на том формальном основании, что Китай не участвовал в переговорах, а Тибет не был признанным государством, чтобы определять государственные границы.

Позднее КНР уточнила линию Мак-Магона в части своей границы с Бирмой (Мьянмой), но приграничное противостояние с Индией продолжилось и развивается до сих пор.

Читайте также: Индии нужен баланс между Россией и США – The Hill

Ситуация усугубляется тем, что в регионе происходят сразу несколько территориальных конфликтов: помимо индийско-китайского, здесь же локализован индийско-пакистанский конфликт, также в значительной степени вызванный колониальным прошлым и распадом Британской Индии. В результате военных действий бывшее княжество Джамму и Кашмир было де-факто поделено: около 60% территории осталось за Индией, 30% контролирует Пакистан, за счет оставшихся 10% Китай улучшил свои стратегические позиции перед Индией.

Регион имеет принципиальное значение для Китая. Тибет на севере граничит с Синьцзян-Уйгурским автономным районом — самой крупной административной единицей КНР со сложной историей и населением, не всегда лояльным центральным властям в силу национально-религиозных причин.

Пекин не может допустить какой либо синергии тибетского и уйгурского сепаратизма, поэтому его позиция в этих вопросах отличается непримиримостью. Пакистан как второй по значимости осколок Британской Индии и ситуативный конкурент Дели является объективным союзником Пекина, а его влияние на Афганистан повышает для Китая ценность этого союза. Пакистан не только обеспечивает КНР выход в Индийский океан через порт Гвадар, но и может использовать свое влияние для укрепления своих и китайских позиций в Афганистане с использованием Ваханского коридора — части горного Бадахшана, формирующего в восточной части 90-километровую афгано-китайскую границу.

С учетом недавних событий в Мьянме и прихода там к власти прокитайских сил, Индия оказывается в своеобразных клещах. Имея уникальное геополитическое положение, страна не может быть изолирована, однако многолетнее противостояние, в значительной степени инспирированное постколониальным разделом, ослабило ее и подтолкнуло к союзу с США.

Став глобальной державой, Индия проигрывает в региональных проектах: ее уже не воспринимают как прежнего лидера в Юго-Восточной Азии, индийские инициативы в Центральной Азии пробуксовывают, уступая место китайскому «Поясу и пути», наконец, международный транспортный коридор (МТК) «Север — Юг» проигрывает МТК «Восток — Запад».

Между тем индийско-китайские противоречия в значительной степени носят не органический, а искусственно навязанный извне постколониальный характер. Сама география пограничья между этими странами — труднодоступное высокогорье — говорит скорее в пользу мирного сосуществования и развития транспортных коридоров и торговли, а не вооруженного противостояния. Поворот в сторону региональной стабильности потребует значительных усилий от обеих сторон и политической воли, очевидно, от Индии больше, чем от Китая, поскольку в Индии более сильны региональные элиты и СМИ, которые будут склонны поддержать продолжение конфронтации.

Сторонники продолжения жесткой линии в индийско-китайских отношениях достаточно влиятельны в Индии. Они считают конфликт с Китаем историческим и даже экзистенциональным для Индии, забывая, что еще менее 70 лет назад популярный лозунг «Индийцы и китайцы — братья» утверждал ровно противоположное. Историческим значением индийско-китайского противостояния объясняется военно-политическое сближение Дели и США, а также настороженность к укреплению российско-китайских связей. Индийское руководство сталкивается с консервативным блоковым мышлением, не расположенным к поиску развязок в индийско-китайских отношениях.

Придание постколониальному региональному конфликту глобального характера и значения не способствует его урегулированию, а лишь поднимает ставки в противостоянии и втягивает новых участников, которые преследуют свои корыстные интересы в нескончаемой «Большой игре» Запада.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть