«Выбор»: политическая элита Польши о России, Путине и его планах по развалу ЕС. Часть 2

Большинство людей на Западе не хотят осознавать, что мы находимся в конфликте с Россией, а россияне находятся в идеологическом конфликте с нами.
5 декабря 2021  22:18 Отправить по email
Печать

ИА REX публикует втору часть отрывка из книги «Выбор», который представляет беседу Эплбаум и Дональда Туска о России, ее отношении к Западу и президенте Владимире Путине.

Презентация книги состоится 7 декабря. Ее авторами являются экс-премьер Польши Дональд Туск и Энн Эплбаум, супруга польского и европейского политика Радослава Сикорского, писательница, автор книги о ГУЛАГе.

Ранее на ИА REX: «Выбор»: политическая элита Польши о Путине, его страхах и поведении. Часть 1

Энн Эплбаум: В определенной степени у этих страхов два объяснения. Кроме Украины и Белоруссии Путин ведь пережил еще и 1989 год в Дрездене. Это известная история: демонстранты окружили резиденцию КГБ, толпа сгущается, а Путин с несколькими другими резидентами уничтожают документы и пытаются вызвать подкрепление. Звонят в Берлин, звонят в Москву, но никто не приходит на помощь. Они остаются одни с чувством абсолютного поражения.

Есть еще одна причина этой его своеобразной паранойи. Мы не знаем точной сущности отношений Путина с Юрием Андроповым, но знаем, что он был его аколитом и пособником. Тем временем, до того, как Андропов стал главой КГБ, а потом и генеральным секретарем КПСС, он прославился в качестве советского посла в Будапеште. Он сыграл ключевую роль в подавлении венгерского восстания 1956 года. То есть, когда Путину было 4 года, у Андропова уже был опыт демократического бунта и параноидальное отношение к диссидентским и независимым движениям.

К этому следует еще добавить «обращение» Путина. Насколько его вражеское отношение к Западу искренне, настолько показное ношение креста на шее является чистым лицемерием. Одним из способов быть ближе к народу. То есть тактика, а не вера. Этому тоже учат в КГБ. Сегодня России, многоязычной и многоэтничной стране, в которой 12% составляют мусульмане и только 4% когда-либо читало Библию, такой России удалось создать себе образ защитницы христианства. Почему? Потому что помимо культа Великой Отечественной Войны Путину необходима была церковная символика, чтобы дать россиянам ощущение единства и силы государства.

Дональд Туск: У Путина просто имеется ящик с инструментами. Они ценны тогда, когда пригодны для чего-то. Неважно, для отравления лидера оппозиции, нападения на Грузию или решения проблем российской идентичности после падения коммунизма. Ведь иначе на чем ее построить? Конечно же на тоске по бывшему величию, чувстве исключительности и памяти об исторической значимости России. Неважно, верит ли Путин в концепцию Евразии в качестве альтернативы Западу, неважно, ходит ли в церковь исходя из истинных религиозных потребностей, важно, что последовательно строит этот националистический, «христианский» и православный элемент новой российской идентичности. Но чтобы его завершить, ему нужен классический враг России – испорченный, прогнивший Запад. Однако нужно было заново проиллюстрировать эту «испорченность Запада», поэтому на вооружение были взяты новые радужные оттенки. Вопрос ЛГБТ+ стал в России знаменем: посмотрите, какие мы здоровые, а какие они деградированные.

Этот нарратив подхватили и Качиньски и Орбан, и вообще большая часть европейских правых сил. Недавно в Польше правые публицисты уже открыто стали писать о привлекательности путинского «разумного консерватизма» как альтернативе западной либеральной социальной модели.

Энн Эплбаум: У Путина было минимум две причины, чтобы начать кампанию против Запада. Первая из них заключается в том, что Европейский союз начал превращаться в серьезную экономическую проблему. Речь идет об игре разницей потенциалов в политике и экономике. Потому что, когда Россия ведет переговоры с любым государством Союза, может за исключением Германии, говорит с позиции страны большей и сильнейшей. Но когда ведет переговоры со всем ЕС, то значительно слабее него. Думаю, что в Кремле действительно поняли мощь Союза, когда ввели эмбарго на экспорт польского мяса.

Дональд Туск: Это было ключевой темой переговоров в Москве в 2008 году.

Энн Эплбаум: Россияне пытались оказать давление, создавая впечатление, что польское мясо не отвечает санитарным стандартам. Только ответила не одна Польша, а весь Союз. Это был момент, когда в Москве поняли, что Союз готов защищать Польшу и ее интересы. А в первую очередь, что их способность оказывать давление на последующие страны ЕС ограничена сообществом. Что Европейский союз — это проблема, потому что их методы продвижения интересов перестали действовать.

Ранее на ИА REX: Почему Байден не хочет санкций против «Северного потока – 2» – Foreign Policy

Второй причиной, по которой Россия ненавидит Европейский союз является то, что он воплощает в жизнь «опасные» идеи, которые могут вдохновить россиян. В Кремле поняли это в 2014 году, наблюдая за Украиной. Увидели миллионы молодых людей, размахивающих флагами ЕС, требующих демократии, свободы и борьбы с коррупцией. Поняли, что ЕС является машиной времени и символом этих идей.

А старания Украины, чтобы стать демократической страной, были для Путина почти что непосредственной угрозой. Ведь эти страны родственно близки, культурно очень похожи, столетиями были частью одной империи, их граждане понимают языки друг друга, женятся между собой, создают семьи. То есть, если Украина может присоединиться к европейским демократиям, то и Россия тоже.

Это идея опасна для Путина, но и для Качиньского и Орбана тоже. Они должны вести борьбу с Европой не только для того, чтобы создать образ врага, необходимого для их внутренней политики. Но и потому что Европа представляет идею независимых судов, свободных медиа и честных выборов. Рано или поздно Качиньски и Орбан должны были начать действовать как Путин – контролировать СМИ, чтобы обеспечить себе пребывание у власти, и контролировать суды, чтобы обеспечить себе безнаказанность. По аналогичным причинам они находятся в конфликте с Европейским союзом, поскольку Союз стоит на страже демократических ценностей и институций, которые вообще делают возможной эту демократию. Но и так большинство людей на Западе не осознают или не хотят осознавать, что мы находимся в конфликте с Россией, а россияне находятся в идеологическом конфликте с нами.

В момент, когда Путин это понял, россияне начали серьезно работать над ослаблением ЕС одновременно несколькими способами. В виртуальном мире – создавая фабрики троллей и операции ботов. В реальном мире – финансируя крайне правые и крайней левые политические партии антиевропейского характера. Также подбираясь к большому бизнесу, что особенно заметно в Германии. Наконец, пытаясь получить возможность влиять на партии мейнстрима.

У них две основные цели: распад ЕС и распад НАТО, посредством убеждения Америки покинуть Европу. У Советского союза тоже была безумная идея о том, что коммунизм охватит мир. Не достигли этого, но на пути совершили колоссальные разрушения. И сейчас так же: может и не удастся демонтировать НАТО, но многое может разрушиться.

Дональд Туск: Россия подливает огонь везде, где начинает гореть. С каким результатом? Например brexit. Я уверен, что важнейшую роль в этом сыграли «коренные», истинные причины. Но даже если влияние российских денег или агентуры было невелико, то могло оказаться ключевым. Ведь сторонники brexit получили преимущество менее чем в 2%. Трамп тоже победил Хиллари Клинтон на последнем волоске. То есть российская диверсия может реально влиять на ключевые для будущего события.

Энн Эплбаум: Российское влияние оказалось ключевым в 2016 году на президентских выборах в США. Не по причине уровня операции с социальных медиа, хотя она была значительной и имела свои последствия. Решающим был взлом почты штаба Демократов и публикация украденных е-mail-ов. В действие был введен тот же самый механизм, что и при афере с записями в Польше. В тех письмах не было ничего ни скандального, ни криминального. Точно так же, как и на записях «Совы». Было может несколько слишком откровенных бесед, но ни одного коррупционного подтекста. По-моему, россияне научились у Польши, что обычные разговоры можно обернуть в скандал, стоит лишь представить их как что-то компрометирующее. И для этого можно использовать мейнстримовые медиа. Потому что люди испытывают какую-то нездоровую тягу к подслушанным или украденным вещам.

Ранее на ИА REX: Польша рискует получить новый миграционный кризис – теперь с Украиной

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
90.6% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть