Отношения ЕС и КНР в австралийской подлодке – The Hill

Напряжённость в отношениях с США может привести к сближению между Евросоюзом и Пекином
21 октября 2021  10:54 Отправить по email
Печать

Напряженность в отношениях с США может привести к сближению между ЕС и Пекином. При каких условиях это возможно, обсуждает в газете The Hill управляющий директор компании Global Infrastructure Advisory Services 2050, эксперт с более чем 25-летним опытом работы в международных делах, в том числе во Всемирном банке в Вашингтоне, Филипп Бенуа.

Чтобы поддержать свои усилия по противодействию Китаю, администрация президента США Джо Байдена объявила в прошлом месяце, что предоставит Австралии технологии для строительства атомных подводных лодок. Но это решение может в конечном счете привести к обратным последствиям, оживив вялые отношения между Пекином и Европейским союзом.

Даже когда администрация Байдена поворачивается к Азиатско-Тихоокеанскому региону, ей не следует недооценивать стратегическое значение ЕС в любых усилиях по ограничению Китая. США увеличивают свою поддержку Австралии, Индии и Японии, чтобы противостоять растущей активности Китая в Индо-Тихоокеанском регионе. Австралия, в частности, столкнулась с враждебностью Пекина по торговым и другим направлениям. Именно в этом контексте Вашингтон объявил, что предоставит Австралии технологии атомных подводных лодок.

Однако эта сделка привела к тому, что Австралия отменила контракт с Францией на 60 миллиардов долларов на неядерные подводные лодки. Париж решительно отреагировал на это, счел неприемлемыми действия США, подрывающие его коммерческие и иные интересы. Госсекретарь Энтони Блинкен встретился на прошлой неделе с президентом Франции Эммануэлем Макроном, чтобы попытаться восстановить отношения, но, как ранее сообщала французская пресса, для этого потребуются «время и действия».

Читайте также: «Бизнес или предательство?» — стоит ли Франции прощать США за AUKUS

Для многих в американской прессе сделка обнажила ослабление ЕС. Например, заголовок на CNN гласил, что «Сделка Америки с Великобританией и Австралией оставляет Францию в синяках, а Европу в холоде по отношению к Китаю», в то время как заголовок в New York Times провозгласил: «Резкий поворот США в Азию выводит Европу из равновесия».

Но, что более важно для Вашингтона, поможет ли эта сделка усилиям США по противодействию Китаю? Ответ потенциально отрицательный. Несмотря на заявления об уменьшении влияния, ЕС остается крупной экономической и дипломатической силой, которая может серьезно повлиять на глобальные устремления Китая, и в способности США поддерживать связь ЕС с Китаем есть уязвимые места, которые в настоящее время были напряжены из-за сделки с подводными лодками.

ЕС продемонстрировал готовность и способность (хотя и ограниченную) влиять на Пекин, даже отдельно от Вашингтона. Например, в сентябре 2020 года, в то время, когда администрация Дональда Трампа в значительной степени отказалась от дискуссий по климату, ЕС успешно заставил Пекин принять цель углеродной нейтральности на 2060 год и серьезно сократить финансирование зарубежных угольных электростанций.

Читайте также: Реанимация диалога с ЕС как несомненный геополитический успех Китая

Интерес Китая к ЕС, возможно, проистекает из экономического веса и потенциала Союза в качестве противовеса США. Союз из 27 стран имеет огромную совокупную экономику более чем на 15 триллионов долларов — больше, чем у Китая. Как пояснила Европейская комиссия, «Китай имеет значение для ЕС, и ЕС также имеет значение для Китая» в торговле и других областях. В декабре прошлого года Брюссель и Пекин объявили о принципиальном соглашении о расширении торгового и инвестиционного соглашения, несмотря на возражения со стороны новой администрации Байдена. Как я писал еще в марте, давление США на Китай через Тихий океан или Азию будет иметь ограниченное влияние, если Китай сможет просто повернуться на запад к массивному экономическому блоку ЕС.

Германия, крупнейшая экономика ЕС, хочет прочных отношений с Китаем, своим самым важным торговым партнером. Министерство иностранных дел Германии подтверждает, что «выступает за существенные и взаимовыгодные отношения между ЕС и Китаем», хотя и ссылается на серьезные опасения по поводу положения в области прав человека в Китае.

Франция, со своей стороны, имеет давнюю традицию стремиться к независимости от США в своих дипломатических усилиях, в том числе, в частности, в отношениях с Китайской Народной Республикой, которую Париж признал за много лет до Вашингтона. Неудивительно, что Париж настаивает на большей автономии ЕС от США.

Перспективы для ЕС фактически реализовать путь, отделяющий Китай от США, также сейчас больше, чем в предыдущие времена, — отчасти потому, что годы нападений на Европу со стороны администрации Трампа заставили ЕС усомниться в лидерстве США. Возглавляемый Францией и Германией, ЕС начал изучать «стратегическую автономию» отдельно от США.

Эта тенденция утихла, когда администрация Байдена взяла на себя бразды правления американской дипломатией, направляя страну к более тесному сотрудничеству с ЕС, в частности, в отношении Китая. Возможно, отчасти под влиянием возобновления отношений с США собственные отношения ЕС с Китаем зашли в тупик. Это также было в значительной степени результатом обеспокоенности ЕС по поводу положения в области прав человека в Китае, что привело к тому, что ЕС заморозил дальнейшие переговоры по торговому соглашению.

Читайте также: AUKUS и QUAD - против Китая к новой холодной войне

Но сделка с подводными лодками и пренебрежение ключевыми интересами ЕС, вероятно, покажутся некоторым в Европе более похожими на антагонизм времен Трампа, чем дружеские увертюры первых месяцев администрации Байдена. Даже видимая роль, которую США отводят Соединенному Королевству в сделке, ориентированной на Тихоокеанский регион, вдали от Лондона, может быть воспринята Брюсселем, Парижем и Берлином как излишне антагонистическая: она поддерживает попытки Бориса Джонсона продемонстрировать, что Британия освобождена от ЕС, может быть мировым лидером и тем самым ослабляет усилия ЕС по удержанию других стран от выхода из Союза.

Итак, что все это потенциально означает? Во-первых, ЕС может оказаться менее желательным партнером для администрации Байдена по целому ряду направлений, которые трудно предсказать. Во-вторых, поскольку президент Байден стремится продемонстрировать власть демократий над автократиями (например, созвав свой саммит по демократии, призванный уравновесить Китай), он может обнаружить, что крупнейшие либеральные демократии ЕС менее охотно следуют примеру США.

В-третьих, и, возможно, самое главное, напряженность в отношениях с США может привести к сближению между ЕС и Пекином. Однако это возможно только в том случае, если Китай примет меры для решения «серьезных проблем ЕС по поводу обращения с этническими и религиозными меньшинствами [и] положения правозащитников». Недавнее заявление китайского лидера Си Цзиньпина о прекращении зарубежного финансирования угля Китаем стало реакцией на озабоченность ЕС по поводу климата — а может ли в какой-то момент Пекин предпринять действия в области прав человека? Сможет ли Пекин добиться успеха в возобновлении торговых и других дискуссий с ЕС, несмотря на опасения США?

Да, поворот в сторону Азии и Индо-Тихоокеанского региона имеет смысл, и Австралия является важным союзником США, но для управления Китаем также требуется ЕС. После сделки с австралийскими подводными лодками Вашингтону предстоит сделать в Европе гораздо больше, чтобы защитить свои усилия в отношении Китая.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Мировое цифровое рабство
82.7% Реальность
ОДКБ заявила себя на мировой политической арене?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть