Приход к власти в Кабуле радикалов – вызов для Индии – Strategist

Поддержание национальной безопасности и региональной стабильности станет беспрецедентным вызовом для индийской дипломатии на ближайшие годы
12 октября 2021  10:54 Отправить по email
Печать

После прихода к власти в Афганистане боевиков радикального движения «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) прошло всего несколько недель, но международное сообщество уже потеряло всякий интерес к стране, где теперь простым гражданам, прежде всего женщинам и девочкам, приходится сталкиваться с невообразимыми страданиями. Тем не менее у многих стран, особенно Индии, есть все основания для беспокойства, пишет бывший государственный министр по международным делам и развитию человеческих ресурсов Индии Шаши Тарур в статье, вышедшей 8 октября в The Strategist.

Победа радикалов после 20 лет провальных попыток США «государственного строительства» не только станет примером для других исламистов, но и подорвет стабильность геополитики региона. Для того чтобы убедиться в дестабилизующем воздействии падения Кабула, достаточно обратиться к тому, как на него отреагировали соседи Афганистана.

Так, реакция премьер-министра Пакистана Имрана Хана — в частности, его заявление о том, что возвращение к власти радикалов схоже со сбрасыванием «оков рабства», — подчеркивает то, что уже и так было известно: Афганистан во власти исламистов будет креатурой Исламабада. Когда страна находилась в руках талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с 1996 по 2001 год, их «исламский эмират» существовал, по сути, как прямой придаток пакистанской Межведомственной разведки. На этот раз контроль Пакистана, как ожидается, будет не столь абсолютным, однако это не помешало главе ведомства Фаизу Хамиду поехать в Кабул сразу же после его захвата исламистами и триумфально присутствовать при формировании нового правительства во главе с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Менее явной, но более важной в этой ситуации стала реакция КНР. Так, Китай попытался наилучшим образом использовать эту ситуацию. Китайская сторона вложила $62 млрд в Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), крупнейший проект в рамках инициативы «Один пояс и один путь». Пекин не хочет, чтобы боевики «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) поставили под удар эту транспортную артерию. Важнее другое, в июле глава МИД КНР Ван И официально принял делегацию радикалов.

В Афганистане сложилась благоприятная обстановка для достижения экономических и стратегических целей, поэтому Китай объявил о том, что он готов вести дела с радикальным движением. Пекин стремится получить доступ к значительным не тронутым еще запасам полезных ископаемых, прежде всего редкоземельных элементов, а также возобновить работу на медном руднике Мес Айнак. Кроме того, ведутся разговоры о том, чтобы продлить КПЭК и включить в него Афганистан.

Ранее на ИА REX: Китай не будет спешить осваивать месторождения полезных ископаемых Афганистана – Foreign Policy

Дружественные шаги носят взаимный характер. Так, заместитель премьер-министра Афганистана Абдул Гани Барадар назвал Китай «надежным другом», несмотря на преследование в КНР исламского меньшинства. Приоритетной задачей Пекина в Афганистане является добиться от «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) того, чтобы тот не поддерживал и не укрывал у себя уйгурских диссидентов из Синьцзяня, а также никоим образом не мешал работе КПЭК. Если учесть, что режим талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) отчаянно нуждается в международном патронаже — бюджет прошлого правительства в $5,5 млрд на 80% покрывался из внешних источников — Китай идеальным образом подходит на эту роль.

Подобная динамика в регионе, где происходит все большее сближение Исламабада и Пекина, для Нью-Дели должна стать поводом для беспокойства. Пакистан — это давний противник Индии, который активно финансировал и разжигал вооруженное сопротивление индийскому государству, в том числе укрыв у себя организаторов теракта в Мумбаи, унесшего в 2008 году жизни 175 человек. Китай между тем является системным противником Индии и представляет для нее экономическую, военную и стратегическую угрозу. Появление любой оси Афганистан — Пакистан — Китай, в рамках которой страны будут координировать свой курс, является значительным риском для Индии.

Захват Афганистана талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) дает Пакистану не только «стратегическую глубину», к которой давно стремились его вооруженные силы в противостоянии с Индией, но и удобную площадку для вербовки новых боевиков и террористов на тот случай, если Межведомственная разведка вновь захочет применить их в качестве оружия. В прошлый раз, когда «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) был у власти, Индия совместно с Россией и Ираном активно поддерживала восстание Северного Альянса в Панджшерском ущелье под руководством покойного Ахмад Шаха Масуда. Однако на этот раз Москва, которая занимает все более прокитайские позиции, заняла нейтральную позицию по проблемам Афганистана с Индией.

Иран во главе со своим новым президентом и сторонником жесткой линии Ибрагимом Раиси, похоже, готов не выступать против нового исламского эмирата до тех пор, пока талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будут воздерживаться от преследования шиитов — насилие против них было характерной чертой правления радикалов в прошлом. Если талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не станут повторять свою насильственную политику в отношении афганских хазарейцев-шиитов, таджиков и узбеков, находящихся под влиянием персов, Иран может сохранить нейтралитет. В любом случае и Иран, и Россия довольны тем, что Соединенные Штаты получили отпор в Афганистане.

Читайте также: Афганские исламисты стремятся к международному признанию через ООН

Индия, несмотря на недавнее отрицание того, что в июне ее министр иностранных дел встречался с представителями «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Дохе, могла бы попытаться наладить контакт с новым правительством в Кабуле. С официальными лицами радикального движения, безусловно, поддерживали связь и другие индийские дипломаты. Например, двое из таких лиц — Барадар и Шер Мохаммад Аббас Станикзай, заместитель министра иностранных дел — входят в новое афганское правительство.

Барадар провел восемь лет в пакистанской тюрьме, и можно предположить, что он не очень любит своих тюремщиков. Но в то время как некоторые официальные лица «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) успокаивающе говорили о желании хороших отношений с Индией, другие заявляли, что их исламский эмират встанет на защиту мусульман Индии, особенно в Кашмире.

Пакистан не может позволить себе со спокойствием отнестись к победе талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Появление пакистанских талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которые стремятся свергнуть правительство страны за то, что власти страны проводят недостаточно строгий исламистский курс, и «Исламское государство Хорасан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которое в августе совершило теракт в аэропорту Кабула, — все это должно вызвать беспокойство в Исламабаде. Более того, прекращение присутствия войск США в Афганистане снижает логистическую зависимость Америки от пакистанских силовых структур, лишая Межведомственную разведку поддержки и ресурсов.

Индия инвестировала $3 млрд в Афганистан — в плотины, шоссе, электросети, больницы, школы и даже здание парламента. Теперь, когда все это находится в руках «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), индийских политиков можно простить за чувство уныния. И правительство премьер-министра Нарендры Моди не сослужило себе доброй службы своей неизменно антимусульманской риторикой и внутренней политикой, которые, вероятно, вызовут негодование во всем исламском мире.

Партнерство в рамках Четырехстороннего диалога по безопасности, в который входят Индия, США, Япония и Австралия, усиливает морское присутствие Индии в Индийском океане. Но основные угрозы безопасности страны находятся на ее сухопутных границах с Китаем и Пакистаном, где от этого партнерства вряд ли будет большая польза.

На сегодняшний день Индия оказалась в ситуации, когда на северо-западе от нее режим талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ), на западе — ядерное государство, поддерживающее терроризм, а на северо-востоке враждебная сверхдержава. Кроме того, государство сталкивается с постоянными угрозами своей территориальной целостности. В этих условиях в предстоящие месяцы и годы поддержание национальной безопасности и региональной стабильности станет беспрецедентным вызовом для индийской дипломатии.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Calm47
Карма: 752
12.10.2021 12:40, #46223
Статья отражает истерику прозападных кругов в руководстве Индии. От прежнего сотрудничества с Россией они отошли, переключились на Четырехстороннее соглашение, а теперь осознало, что это организация гроша ломанного не стоит. Она предназначена подчищать ошибки гегемона, поддерживать его даже бредовые планы, но не способно помочь Индии решить ее проблемы. Осознать и признать это прозападные индийские политики не хотят и не могут, потому считают себя в праве выпрашивать содействие у нынешних псевдосоюзников, так и продолжать требовать от бывших союзников, от которых они сами и отвернулись. Только ведь так в реальности не получается, не бывает. Сперва сделайте выбор сами, а потом и требуйте выбора от других.
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть