Младжан Джорджевич: президент Сербии готов отдать всё и пойти на конфронтацию с Россией

Президент Сербии пытается казаться патриотом и националистом, но это лишь прикрытие для выполнения повестки, продиктованной западными странами
16 сентября 2021  12:19 Отправить по email
Печать

Недавно в Белграде президент Сербии Александр Вучич принял не признанного ООН «верховного представителя в Боснии и Герцеговине (БиГ)» Кристиана Шмидта. Незадолго до этого в Черногории в день интронизации митрополита Черногорско-Приморского Иоанникия произошли столкновения черногорских националистов в полицией. В сепаратистском Косово тем временем заявили о намерении добиваться членства в различных международных организациях, так как мораторий на подачу подобных заявлений, предусмотренный Вашингтонским соглашением, истек 4 сентября.

Какая связь существует между этими, на первый взгляд абсолютно разными событиями, в интервью ИА REGNUM рассказывает лидер сербского оппозиционного движения «Освобождение» Младжан Джорджевич.

Президент Вучич недавно принял в Белграде не признанного ООН германского дипломата Кристиана Шмидта. Как вы оцениваете этот шаг в контексте того, что Шмидта в качестве верхового представителя в БиГ не признают Республика Сербская, Россия и Китай?

Для того, чтобы остаться у власти, Александр Вучич готов отдать все. После Косово и Метохии приходит очередь Республики Сербской. Меня не удивляет, что Вучич принял в Белграде не признанного ООН верховного представителя — это было одним из условий визита в Сербию уходящего канцлера Германии Ангелы Меркель. Но это просто скандал, так как мы знаем, что Республика Сербская не признает Кристиана Шмидта в качестве верховного представителя, так же, как и Россия, которая не поддержала его кандидатуру в СБ ООН. Поэтому существует большая опасность того, что Вучич начнет торговать интересами Республики Сербской, и, что вызывает огромное сожаление, во всем этом участвует и Милорад Додик. Несмотря на все возражения на словах, Додик не имеет смелости противиться Вучичу напрямую, так как Республика Сербская находится в очень сложной экономической ситуации, и к тому же в следующем году там пройдут выборы.

Удручает то, что во время встречи Вучича и Шмидта не обсуждался спорный закон о запрете отрицания «геноцида в Сребренице», который под конец мандата ввел предыдущий верховный представитель Валентин Инцко. Позиция движения «Освобождение» по этому поводу ясна — на Балканах произошел геноцид сербов со стороны усташей во время Второй мировой войны на территории Хорватии и БиГ. Во время войны в бывшей Югославии в 1990-е годы преступления совершали все стороны, вовлеченные в конфликт, но никакого геноцида не было.

Закон Инцко уже применяется, недавно на его основании было предъявлено обвинение одному из министров Республики Сербской. Думаю, все это связано с тем, что после Северной Македонии Босния и Герцеговина — следующая страна, которая должна вступить в НАТО.

Тем не менее после визита Шмидта в Белград президент Вучич встречался с Додиком, и они обсудили план строительства мемориального комплекса в память о жертвах военных конфликтов.

Верно. Но я убежден, что это всего лишь часть задачи, которую Вучич реализует под прикрытием защиты сербских интересов. Так, например, президент Сербии 15 сентября проводит День сербского единства и призывает всех сербов в регионе вывесить в этот день сербские флаги. Всего за несколько дней до этого он фактически предал Республику Сербскую. Этот ложный национализм является фирменным почерком Александра Вучича. В этом же ракурсе надо рассматривать и идею создания «Сербского мира», которую выдвинул близкий соратник Вучича — министр внутренних дел Александр Вулин.

Ранее на ИА REX: НАТО на Балканах: два шага до полного подчинения региона

По моему мнению, Вучич исполняет роль эдакого полицейского провокатора, который в общественных местах провоцирует людей, вызывает драку, а потом приходит полиция, которая всех арестовывает. Так, президент Сербии сейчас торгует национальными интересами, чтобы удержаться у власти, вылезая из кожи вон, чтобы представить себя единственным и самым ярым защитником всех сербов. Но сербским национальным интересам как раз именно Вучич нанес больше всего вреда за всю историю. Он готов потянуть за собой в пропасть всех сербов и в Сербии, и в регионе.

У Александра Вучича хорошие отношения с Москвой. Может ли разница во взглядах на роль Кристиана Шмидта в Боснии и Герцеговине вызвать некую конфронтацию между властями Сербии и России?

Вучич не является другом Москвы. Он использует Россию для достижения внутриполитических целей, чтобы поддерживать среди своих избирателей этот имидж ложного националиста. Ему нужно сфотографироваться с Владимиром Путиным перед выборами, так как в Сербии более 80% граждан положительно воспринимают Россию. Поэтому он себя позиционирует как единственного сербского политика, который пользуется поддержкой Москвы. Но, с другой стороны, есть масса примеров, когда Вучич действовал против интересов России. Но до того, как я приведу некоторые из них, мне хотелось бы отметить, что ни одного из капитальных проектов сербско-российского сотрудничества Вучич не начинал. Открытие Российско-сербского гуманитарного центра в Нише оговорили с российской стороной предыдущие сербские власти, кредит для модернизации железных дорог тоже взяли они.

Что касается примеров проявления русофобии, к которым так или иначе причастен президент Сербии, нужно начать с самого запоминающегося — это была так называемая попытка государственного переворота в Черногории, в которой Вучич принял сторону президента Мило Джукановича и заявил о российском вмешательстве в эти события. Затем вспомним «шпионскую аферу» с участием российского дипломата Георгия Клебана, когда Вучич созвал заседание Совета национальной безопасности и пафосно спросил посла России: «Зачем?». Потом можно упомянуть отмену участия в совместных с Россией и Белоруссией военных учениях «Славянское братство». Решение об отмене участия было принято под давлением ЕС и НАТО всего за день до начала учений.

Во время недавней пресс-конференции Вучич критиковал предыдущие власти из-за их ошибочной экономической политики и упомянул в том числе продажу компании «Нефтяная индустрия Сербии» (НИС). Как мы знаем, компанию купил «Газпром нефть». Это главная российская инвестиция в Сербию, но НИС постоянно находится под ударом крупных функционеров Сербской прогрессивной партии, которые утверждают, что Россия получила компанию почти даром. На самом деле продажа НИС российскому Газпрому была частью проекта «Южный поток». К сожалению, этот проект провалился из-за позиции Болгарии и ЕС.

Как Запад относится к Вучичу?

Запад привел Вучича к власти для того, чтобы тот выполнил несколько задач. Первая и главная — завершить проект создания так называемого Косово. Вторая — ввести Сербию в НАТО. Третья и немаловажная — отдалить Сербию от России. Для этих задач Запад выбрал ложного националиста. Как говорит сербский историк литературы, профессор Мило Ломпар, нет большого предательства без большого националиста. Запад выбрал людей, которые под прикрытием национализма делают все эти грязные дела. Теперь Запад шантажирует его многочисленными криминальными аферами, и он должен выполнять то, из-за чего и получил свою высокую должность. По Косово и Метохии он сделал, все, что было нужно, теперь пришла очередь Республики Сербской. Когда БиГ войдет в НАТО, а Черногория и Северная Македония уже там, Сербии деваться будет некуда, придется и ей самой туда пойти. Это еще больше отдалит её от России. То, что Вучич принимает Кристиана Шмидта, чью роль в БиГ не признает Россия, говорит о том, что президент Сербии уже готов к конфронтации с Москвой.

Ранее на ИА REX: Может ли Сербия помочь Республике Сербской

Вы упомянули Косово. В какой фазе находятся переговоры вокруг Косово и Метохии, которые ведутся при посредничестве Брюсселя, и когда можем ожидать развязки?

Я считаю, что в Брюсселе нет никаких переговоров. Александр Вучич подписал Брюссельское соглашение в 2013 году, в 2020 году — Вашингтонское, в соответствии с которым он теперь создает «мини-шенген» или Open Balkan. Это все крайне невыгодные соглашения с точки зрения сербских интересов, и, что самое главное, все, что содержат эти документы, Вучич уже выполнил.

До 2012 года органы власти Сербии полноценно присутствовали на севере Косово и Метохии, а сегодня их там нет. Депутат Европарламента Виола фон Крамон недавно заявила, что и здравоохранение, и образование, которые вообще не упоминаются в Брюссельском соглашении, должны интегрироваться в систему сепаратистского Косово. Вучич передал албанским сепаратистам правосудие, полицию, контроль границы, энергетическую систему, имущество Сербии, заставил сербов голосовать на ложных косовских выборах. Все это время он оговаривал разные сделки с экс-президентом Косово Хашимом Тачи и с экс-премьером Рамушем Харадинаем, они были его надёжными партнерами.

Теперь Тачи и Харадинай ушли с политической сцены — Тачи в Гааге, а у Харадиная уже нет прежнего политического влияния. Пришел Альбин Курти, который является очень проницательным националистом. Курти понял, что у него уже нет причин вести переговоры с Вучичем, так как Белград уже все отдал Приштине. А последнее, что осталось, — признание независимости или место в ООН, на самом деле не зависит от Вучича. Это зависит от резолюции 1244, которую защищают Россия и Китай.

Поэтому можно сказать, что в Брюсселе нет никаких переговоров. Вучич пытается получить какую-то уступку, но с самого начала понятно, что он не получит даже Сообщество сербских муниципалитетов. Хотя оно и так бесполезно, это объединение является большим обманом. Это обыкновенная неправительственная организация, которая должна создавать видимость, что сербы что-то получили.

Мораторий на подачу Приштиной заявлений на вступление в международные организации, установленный Вашингтонским соглашением, закончился 4 сентября. Готовит ли, по вашему мнению, Приштина новые заявки и куда?

Руководство сепаратистского Косово анонсирует вступление в Совет Европы. Наверное, оно попросит членства и в ЮНЕСКО, и Интерполе, а потом и места в ООН. И все это на основании Вашингтонского соглашения, которое соблюдает Белград.

Трагично то, что Вучич проектом Open Balkan помогает созданию «Великой Албании». Это региональное объединение идет на руку албанцам, как заявил и премьер-министр Албании Эди Рама. Благодаря Open Balkan албанцы смогут расширяться без каких-либо преград, а Сербия будет скукоживаться.

Читайте также: Сербия остаётся главной проблемой Запада на Балканах

Значит ли это, что вы выступаете против переговоров с косовскими албанцами?

Вести переговоры с косовскими албанцами — это не проблема. Но только на основании конституции Сербии и резолюции 1244 СБ ООН. Нет ни одного вопроса, который нельзя обсуждать на переговорах, кроме статуса Косово и Метохии. Но Александр Вучич, которого шантажирует Запад, не может вести такие переговоры. В Сербии должна произойти смена власти, чтобы появилась возможность начать новые переговоры с албанцами на основании международного права и конституции Сербии.

Вопрос признания Косово, по моему мнению, в настоящий момент не актуален. Вряд ли Вучич посмеет принять такое решение сейчас, когда у него есть нелегитимный, почти однопартийный парламент. Поэтому я боюсь, что сербская оппозиция участием в следующих выборах может только придать Вучичу легитимности для каких-то окончательных решений по Косово и Метохии. Я говорю о так называемой настоящей оппозиции, а это три партии — Демократическая партия, Народная партия и Партия свободы и справедливости.

Когда речь идет о Косово, в случае смены власти Сербия должна пересмотреть все соглашения, начав с Брюссельского и до Вашингтонского, и отменить все, что противоречит интересам государства. Надо сделать перезагрузку и потом заново сесть за стол переговоров.

Вы считаете, что албанцы согласились бы на такие переговоры?

В Косово, как и во всей Сербии, преступность является большой проблемой. Люди массово эмигрируют из-за криминала и коррупции. Евросоюз, который ратует за независимое Косово, не желает либерализировать визовый режим с Приштиной. Я лично дал бы всем косовским албанцам возможность уехать и работать там, где они хотели бы работать.

С другой стороны, Косово сейчас коснулись события вокруг Афганистана. США воспринимают Косово как свою территорию и без одобрения Белграда принимают решения о том, что там получит убежище 2000 их афганских сотрудников. Пример Афганистана весьма поучителен. В этой стране за двадцать лет американского присутствия, несмотря на огромную военную силу и средства, которые туда были вложены, не было построено государство. Как мы видим, все рухнуло в три дня после ухода армии США. Есть параллели с Косово. Удалось ли косовским сепаратистам построить полноценное государство в Косово и Метохии с момента одностороннего провозглашения независимости в 2008 году? Каким сегодня является косовское общество? Это общество, в котором правит коррупция, преступность, проституция, бедность, в котором нет полноценных институтов государства. Если бы не иностранные судьи, военные, все это развалилось бы. До какой степени Косово не соответствует стандартам государства, показывает тот факт, что большинство гаагских свидетелей были убиты.

Мы видим, что афганский проект развалился. Ожидает ли подобная судьба и косовский проект, только предстоит узнать. Но уже сейчас понятно, что Вучич с каждым днем все больше отдаляет Косово и Метохию от Сербии.

В Черногории недавно прошла интронизация митрополита Черногорско-Приморского Иоанникия. Это событие в некотором смысле вызвало очередной правительственный кризис в этой стране. Можно ли говорить о том, что вопрос положения Сербской православной церкви в Черногории был решен после выборов 2020 года и прихода к власти правительства Здравко Кривокапича?

Здесь надо вернуться немного назад и сказать, что Мило Джуканович не проиграл бы парламентские выборы в Черногории в августе 2020 года, если бы не было покойного митрополита Амфилохия, который возглавил большое народное движение в защиту Сербской православной церкви. К сожалению, он умер непосредственно после выборов, и ситуация в Черногории с ним и без него — не одна и та же. Его авторитет незаменим.

С другой стороны, Александр Вучич никогда не смирится с поражением партии Джукановича на выборах. Вучич и Джуканович всегда поддерживали друг друга. Их связывают деловые интересы, а также у них одинаковая модель правления, которую поддерживала на Балканах канцлер Германии Ангела Меркель. По этой модели, власть сосредотачивается в руках одного человека и его приближенных. Такая же модель функционирует в Черногории, в Болгарии, в Албании, в Северной Македонии, в Боснии и Герцеговине. Это в некотором смысле политическое наследие Меркель. Конечно, в Германии она такую модель не продвигала, так как она планирует жить там, а не на Балканах.

С момента поражения партии Джукановича на выборах Вучич пытался вызвать кризис в Черногории, что помогло бы Джукановичу вернуть всю власть в свои руки. Но народ в Черногории не поддерживает такой сценарий. С другой стороны, новые черногорские власти должны начать войну против криминала, так как это главная проблема современной Черногории, а не Сербская православная церковь. Нужно побороть преступность и заняться экономикой, правосудием, свободой СМИ.

В Сербии часто говорят о связях режимов Вучича и Джукановича. Как вы объясняете это взаимодействие?

Чтобы народ в Черногории не занимался решением насущных проблем, ему постоянно навязывают проблемы идентичности. Это старая игра, в которой Джуканович якобы защищает интересы черногорцев, а Вучич якобы защищает интересы сербов. Ложный национализм Белграда раздражает черногорцев точно так же, как национализм Джукановича раздражает сербов. Этим Вучич и Джуканович «подпитывают» друг друга. В этой игре Сербская православная церковь занимает центральное место, так как это чувствительный вопрос для всех.

Читайте также: Черногории удалось избежать гражданской войны

В этой «игре» вы видите причину последних событий вокруг интронизации митрополита Иоанникия?

Почему в Цетине произошла попытка госпереворота в день интронизации митрополита Иоанникия? За неделю до этого события была арестована самая крупная партия наркотиков в истории Черногории — около полутора тонн. Мафия, которая занимается наркоторговлей, подконтрольна Джукановичу. Чтобы скрыть этот факт, Джуканович и его приближенные подготовили госпереворот.

К счастью, интронизация состоялась, несмотря на демонстрации националистов в Цетине, в которых приняли участие президент Джуканович, руководство его партии, бывший министр полиции. Понятно, что это попытка госпереворота. Но правосудие в Черногории все еще контролирует старый режим, и поэтому сложно будет призвать к ответственности главных организаторов беспорядков.

Давайте вернемся к вопросу о положении Сербской православной церкви. Мы знаем, что народные шествия, которые начались в конце 2019 года и продолжались практически до выборов 2020 года, были вызваны в первую очередь желанием защитить имущество и статус канонической православной церкви в Черногории. Можно ли считать этот вопрос закрытым?

Сербская православная церковь защитила свое имущество в Черногории. Она боролась за право подписать с черногорским государством базовое соглашение, и это скоро произойдет. Церковь должна заниматься своей миссией и быть открытой для каждого православного верующего, как серба, так и черногорца, как того хотел митрополит Амфилохий. И митрополия Черногорско-Приморская, и еще три епархии СПЦ, которые действуют на территории Черногории, открыты для всех.

Я считаю, что нельзя отделить черногорскую от сербской идентичности. Нет никакой проблемы в том, что кто-то называет себя сербом, а кто-то черногорцем. Они говорят на одном языке и могут ходить в одну и ту же церковь. Конфликт вокруг СПЦ был создан искусственно.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть