Россия встала на путь «Кровавого воскресенья»

За десятилетие с 1895 по 1904 год основными причинами забастовок были проблемы заработной платы, рабочего времени, порядка на рабочих местах и случайн
30 августа 2021  10:53 Отправить по email
Печать

За десятилетие с 1895 по 1904 год основными причинами забастовок на фабриках и заводах были проблемы заработной платы (1071 случай), рабочего времени (385 случаев), порядка на рабочих местах (131 случай) и случайные (178). Теперь случайная причина, поддержанная проблемами заработной платы и рабочего времени, привела к политическому выступлению. Забастовка стала распространяться на другие заводы и фабрики, а Гапон уже не мог остановить ее, он мог только возглавлять движение. Опасаясь ареста, он провел ночь с 6 на 7 января на квартире у рабочего своей организации, где составлял текст петиции на имя императора.

7 (20) января рабочие начали выходить на улицы. Толпа до 300 человек прошлась по Васильевскому острову, принуждая рабочих мелких заводов и фабрик бросать работу. Им не удалось сделать это только на Пироксилиновом заводе Морского министерства и только по причине присутствия на нем двух рот моряков, которые директор завода обещал пустить в дело при попытке проникновения забастовщиков на территорию объекта. Требования рабочих начали выходить за пределы экономических. При этом в целом порядок в городе нарушен не был, а центр оставался спокойным. События развивались быстро и застали врасплох и власти, и революционеров.

7 (20) января была составлена петиция к царю. Гапон сразу после событий обратился к народу с воззванием, в котором писал:

«Рабочим петербургским, твоим детям, братьям и сестрам по крови и простому происхождению, — жить невмоготу, не под силу стало. К хозяевам, чиновникам и министрам, по моему указанию, искать милости и правды для себя они ходили. Милость под спуд ушла, правда на небеса улетела. Над нами издевались. Тогда непосредственно к самому царю, помимо чиновников, за маткой-правдой для всего уже народа русского обратиться мы решились».

Предлагаемая петиция состояла из «мер против нищеты народной», «мер против невежества и бесправия русского народа», «мер против гнета капитала над трудом». Фактически императору предлагался проект парламентской монархии и широких экономических и социальных реформ. Текст петиции зачитывал Гапон на общем собрании, требования поддержали массы рабочих, между тем это была уже и политическая программа, очень близкая к социал-демократической программе — минимум.

В короткий промежуток времени под текстом петиции поставили подписи десятки тысяч человек — в основном это были рабочие. Всего, по свидетельству Гапона, общее число подписавшихся и поставивших знаки из-за неграмотности достигло 100 тыс. чел. Наверное, это было естественно. Уровень жизни рабочих столицы был ужасающе низким. Даже после расстрела в самом далеком от революции «Новом Времени» признавали:

«Так, средняя зарплата рабочих на многих мануфактурах С.-Петербурга достигает лишь 45−55 коп. в день. Позволительно спросить, каким образом могут существовать рабочие на получаемый ими заработок и каковы условия этого существования при дороговизне столичной жизни? Очевидно, в этих условиях имеются налицо все признаки нравственного и физического вырождения их. Размещаясь в сырых и темных подвалах, лишенных света и воздуха, нередко по 4−6 человек в комнате, мужчины, женщины и дети — вместе, рабочие принуждены жить в убийственной обстановке, вовсе не соответствующей условиям человеческого существования».

Терпению людей рано или поздно приходит конец.

Против этих-то условий существования и выступили рабочие в январе 1905 года. Они видели в священнике руководителя организованного с санкции правительства общества и верили в успех.

«Это человек страшной власти среди путиловских рабочих, — отмечал Горький. — У него под рукой свыше 10 тыс. людей, верующих в него как в святого».

Гапон видел развитие ситуации просто: он встретится с императором и затем выйдет к народу на площадь. Если все будет хорошо, он взмахнет белым платком, если царь откажется принять петицию, то красным платком — и начнется бунт. На всякий случай, если придется ждать императора из Царского Села, было принято решение оставаться на площади перед дворцом — Гапон предупредил рабочих, чтобы те взяли с собой еду.

Представителей власти быстрое развитие событий также явно застало врасплох, и они попросту не знали, что делать. В такой ситуации решительный человек проявляет инициативу, а человек, заботящийся более всего о своей карьере, — ищет способ уклониться от принятия на себя ответственности. Фуллон встретился с Гапоном и заявил, что он — человек военный и ничего не понимает в политике, а потому предложил собеседнику поклясться на Евангелии, что тот не замышляет бунт. Гапон поклялся. Градоначальник явно ждал, какое решение примет вышестоящее начальство. У императора был выбор: или идти на уступки, встретить делегацию, или провести аресты. Он колебался, но Владимир Александрович и др. родственники убедили, что уступать не надо. В результате Николай покинул столицу, отправившись в Царское Село. В городе распоряжался вел. кн. Владимир Александрович. Ген-ад, ген. от инф., он был Главнокомандующим войсками гвардии и Петербургского военного округа со 2 (14) марта 1881 года. Жалование по столь высокой должности составляло 14 тыс. руб. в год.

Николай II знал о принятых в столице мерах. Они, судя по его записям в дневнике, поначалу монарха не особенно волновали. 8 (21) января он отметил:

«Со вчерашнего дня в Петербурге забастовали все заводы и фабрики. Из окрестностей вызваны войска для усиления гарнизона. Рабочие до сих пор вели себя спокойно. Количество их определяется в 120 ч. Во главе рабочего союза какой-то священник — социалист Гапон. Мирский приезжал вечером для доклада о принятых мерах».

Многие понимали, что готовится что-то страшное.

8 (21) января 1905 г. к императору с настойчивой просьбой об аудиенции обратился Клопов. Он пытался объяснить Николаю II бессмысленность ставки на штыки и необходимость прислушаться к рабочим:

«Как только началась стачка рабочих, невольно явился вопрос — что делать в данную минуту? Выход, по моему мнению, представляется двоякий: или прибегнуть к репрессиям, или отнестись к этому явлению спокойно, с добрым чувством, употребив энергично все средства к удовлетворению законных требований рабочих. Справедливость и логика требуют, конечно, предпочесть второй способ, так как одна строгость может вызвать еще большие беспорядки. Вы знаете, Государь, всюду носится слух, что завтра народ собирается идти с крестным ходом к Зимнему дворцу для подачи Вам челобитной. Один такой слух невольно вызывает чувство глубокой симпатии к такому народу, который в минуты раздражения проявляет простодушие и мудрость. Вот почему Ваше сердечное отношение к нуждам рабочих и строгий приказ администрации — разобрать безотлагательно все претензии рабочих, при непременном участии выборных от них депутатов, должны произвести самое благотворное действие на волнения рабочих и в то же время успокоительно повлиять на общее настроение общества».

Это был разумный совет, но к нему не прислушались. Был выбран первый выход из положения — репрессии.

В тот же день, 8 (21) января, Гапон отправился на встречу с министром юстиции, министром внутренних дел, директором Департамента полиции с целью обсудить детали завтрашнего шествия. Все от каких-либо конкретных обещаний уклонились. Численность полиции Санкт-Петербурга в 1903 году составляла: 1 полицмейстер; 163 классных чина; 449 околоточных надзирателей; 2925 городовых. В 1904 году была увеличена численность руководства столичной полиции, но сокращены остальные кадры: 3 полицмейстера; 162 классных чина, 411 околоточных надзирателей, 2746 городовых. У полиции имелся резерв. На 1 (14) января 1904 года он составлял 211 городовых, 39 околоточных. Итак, вместе с резервом на 1904 год в распоряжении градоначальника имелось 2996 городовых и околоточных, или 1 полицейский на 519,106 жителей города. Этого было недостаточно для контроля над городом. Даже в обычное, спокойное время армия выполняла ряд полицейских функций — выставляла наряды на вокзалах, караулы у правительственных учреждений и т. п.

В 1903 году гарнизон Петербурга состоял из трех гвардейских пехотных дивизий и отдельного гвардейского стрелкового полка (всего 13 полков пехоты); гвардейского Экипажа; гвардейского Саперного батальона: гвардейского полевого жандармского эскадрона; двух гвардейских кавалерийских дивизий (всего 10 полков кавалерии и 1 сотня); одной конно-артиллерийской и двух артиллерийских бригад (всего7 дивизионов пешей и 2 конной артиллерии). В Павловске стояла гвардейская запасная пешая батарея, в Царском Селе — гвардейская стрелковая бригада (4 батальона). Гвардейский корпус не затронули мобилизации, его части не отправляли в Маньчжурию. В ночь на воскресенье солдат вывели на улицы, сильные морозы — костры, они грелись, готовили горячую пищу. Подготовка к встрече демонстрации была довольно очевидной, но никто не верил в то, что солдаты будут стрелять.

Представители общественности, деятели культуры, представители городского самоуправления и гапоновской организации во главе с А. М. Горьким сформировали делегацию, 8 (21) января она отправились к главе МВД просьбой не допустить столкновения войск с манифестантами и вывести солдат с улиц назад в казармы. Святополк-Мирский не принял делегацию, лакей заявил, что министра нет дома. Товарищ министра и командующий Отдельным корпусом жандармов ген. К. Н. Рыдзевский принял делегацию, но встреча ни к чему не привела. По результатам беседы с генералом Горький заметил — «деревянный идол и неуч». Делегация отправилась к Витте, который долго беседовал с ней, но заметил, что сделать ничего не может.

Между тем в тот же день, в субботу вечером, 8 (21) января 1905 года, было проведено совещание министров внутренних дел, финансов, юстиции, товарищей министров внутренних дел и финансов, директора Департамента полиции, градоначальника и начальника штаба войск гвардии. Генералы Фуллон и Н. Ф. Мешетич отчитались о распределении войск с целью недопущения рабочих в центр города. Об опасности кровопролития никто не думал.

«Все совещание носило совершенно спокойный характер, — вспоминал министр финансов. — Среди представителей Министерства внутренних дел и в объяснениях начальника штаба не было ни малейшей тревоги».

По результатам совещания Святополк-Мирский распорядился провести арест Гапона и 19 наиболее активных членов его организации. Фуллон заявил, что не может выполнить этот приказ, так как полиции недостаточно и для поддержания порядка в городе, и для организации арестов, которые неизбежно встретят сопротивление и вызовут беспорядки. Гапона уже охраняли около 200 рабочих.

Ранее на ИА REX: Российская империя. Падение Порт-Артура и преддверие революции

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть