Битва «весёлых молочников»: что происходит на рынке?

Вероятно, без маркировки продукции разобраться с происходящими событиями на молочном рынке России сложно...
27 августа 2021  16:12 Отправить по email
Печать

Портал «Владимирские новости» 23 августа опубликовал сообщение о том, что к Новому году во Владимирской области может вырасти себестоимость молочной продукции, не исключая также и роста цен на другие продукты. Такие прогнозы сделали фермеры на состоявшемся 23 августа брифинге по ситуации в сельхозотрасли в Законодательном собрании региона. Причиной столь пессимистичных ожиданий фермеры обозначили засуху и рост цен на белковые корма. В частности, Сергей Трутнев, возглавляющий СПК «Суворовское», рассказал, что отрасль животноводства региона в этом году пережила удар: цены на корма, которые хозяйством закупаются за его пределами, жмых, кукурузу — взлетели до 40%., а на отдельные позиции и вовсе превысили двукратный рост. В свою очередь гендиректор СПК «Шихобалово» Анатолий Монастырский заявил, что пока предприятия работают на кормовой базе, оставшейся в запасах с прошлого сезона, но к Новому году «мы увидим рост себестоимости продукции»: выросшие цены на корма отразятся на себестоимости молока и молочной продукции. По данным, приведенным спикерами, в июле в шести районах Владимирской области был введен режим ЧС из-за засухи. Вместе с тем сократилась урожайность зерновых — на 30%, картофеля — на 25%, а кормов — на 20%. Ну и, конечно, несложно догадаться, что в конце концов этот разговор был сведен к тому, что исправить ситуацию позволит выделение производителям помощи из областного бюджета. Размер предполагаемой помощи оценен в 457 млн рублей.

Несколькими днями позже уже федеральные СМИ запестрили новостями, связанными с молочной отраслью. Так, например, информагентству «Интерфакс» гендиректор Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Артем Белов сообщил о том, что у производителей молока значительно упала доходность из-за резкого роста себестоимости производства на фоне «сдержанного» увеличения цен на готовую продукцию. То есть, заметим, как оказалось, себестоимость уже и возросла, не к Новому году (в силу наличия запасов кормов от прошлого сезона), как прогнозировали владимирские фермеры, а уже сейчас. Причем доходность, по словам Белова, «очень серьезно упала и в производстве, и в переработке молока». По его прогнозам, 2021 год станет для молочной индустрии переломным. Основными составляющими роста в себестоимости молочной продукции гендиректор «Союзмолока» называет сырье, себестоимость которого в среднем выросла практически на 18%. Рост стоимости белковых кормов составил, по его данным, 60%. Выросли затраты и на минеральные удобрения, и на дизельное топливо. При этом рост цены на полке магазинов, как указывает Белов, составил всего 3,5%. Но и это еще не все, дополнительную нагрузку на отрасль добавят, по его словам, «ввод маркировки, а также повышение экологических требований для предприятий: при выручке индустрии в 1 трлн рублей годовая валовая прибыль равна 35 млрд рублей, или 3,5%, а допзатраты с введением маркировки, экологических требований могут вырасти еще на 60 млрд рублей (в год — ИФ)».

Гендиректор «Союзмолока» сообщил «Интерфаксу» и более удручающую новость. Он прогнозирует возврат к дефициту сырого молока, мол, темпы прироста в производстве сырого молока в России снижаются и к концу августа могут оказаться нулевыми, что порождает дефицит продукции в ряде регионов, в том числе в Центральной России, в Поволжье, где цена на сырое молоко «растет сейчас очень динамично». Падение же объемов производства продукции отмечается, по его данным, в регионах-лидерах — Алтайском, Краснодарском и Красноярском краях, Свердловской и Ленинградской областях.

А между тем другой союз — Молочный союз России — направил в ФАС письмо с просьбой разобраться с высокими наценками на молочную продукцию в торговых сетях, сообщила «Интерфаксу» председатель совета союза Людмила Маницкая. Данные по наценкам в торговых сетях, обнародованные Маницкой, идут вразрез с аналогичными данными, приведенными господином Беловым. По словам Маницкой, наценка в торговых сетях очень высокая и составляет от 50% до 150%.

«Ни в одной стране мира нет такой наценки на молочную и прочую продукцию», — заявила председатель совета Молочного союза России, добавив также, что союз получил массовые жалобы на накрутки от предприятий из различных регионов — от Камчатки до Краснодарского края.
«Именно на молокоемкие продукты идет бОльшая накрутка. Молоко, кефир, ряженка — (рост наценки — ИФ) в меньшей степени, масло, сыр, сметана — здесь очень серьезные наценки», — цитирует агентство слова Маницкой.

На таком негативном информационном фоне, пожалуй, стоит обратиться к более ранним данным. Так, в июле этого года из статьи издания РБК можно узнать о том, что тогда производители молока предупреждали об осеннем повышении цен (теперь, как следует выше, предупреждают о росте цен к Новому году). В июле также говорилось о том, что стоимость молочных продуктов не покрывает их производства. При этом издание также приводило мнение некоего представителя Минсельхоза, который признавал, что затраты на производство сырого молока в этом году действительно увеличились, и утверждал, что отпускные цены на сырое молоко и продукты переработки сохраняются на стабильном уровне. Причиной же роста затрат на производство молока он называл подорожание кормов, на которое приходится 45% в структуре себестоимости молочной продукции. Но вместе с тем, отмечал представитель Минсельхоза, для поддержки молочных предприятий правительство приняло комплекс мер. В том числе, как он указывал, благодаря таможенно-тарифным мерам регулирования рынка зерна снизилась стоимость кормов: со 2 июня в России начал действовать механизм постоянного регулирования экспорта зерна — зерновой демпфер, суть которого заключается во введении «плавающей» пошлины на вывоз зерна за рубеж с последующим возвращением этих средств в виде инвестиций в сельское хозяйство. Плавающая пошлина на экспорт пшеницы, кукурузы и ячменя рассчитывается по формуле на основе текущих экспортных цен. Пошлина взимается, если цена пшеницы превысит $200 за тонну, по кукурузе и ячменю — $185 за тонну — ее размер составит 70% от превышения этого показателя. Средства, полученные от этого, будут направлены на субсидии сельхозпроизводителям. В этой связи возникает вопрос: «Может, фермеров, которые одновременно занимаются и растениеводством и животноводством, как раз и не устраивает этот механизм, и именно они как раз больше всех и настроены пессимистично к перспективам развития молочной отрасли?»

В этой же статье гендиректор компании «Молвест», входящей в топ-5 крупнейших переработчиков молока в России, Анатолий Лосев анонсировал рост отпускных цен на молочную продукцию на 7−10% уже к этой осени, говоря как о вынужденной мере для сохранения необходимой рентабельности. Другие опрошенные РБК участники рынка, как отмечало в июле издание, уже повышали цены или также готовятся это сделать. Компания «А-Молоко», которая продает свою продукцию через так называемые молокоматы, еще в начале 2021 года подняла цены на 10% по сравнению с показателями конца 2020 года, в скором времени они вновь повысятся в пределах 5−7%, рассказывал изданию руководитель проекта Иван Соломаха. Гендиректор «Союзмолока» тогда объяснял, что производители молока «будут стараться постепенно компенсировать рост затрат» на производство своей продукции, а «параметры такой компенсации будут обсуждаться с торговыми сетями». Не результаты ли этих договоренностей сейчас наблюдаются в ценах на молочную продукцию в торговых сетях?

Однако, если обратиться к информации, опубликованной изданием «Известия» в январе прошлого года, то станет понятно, что сегодняшний тренд мало чем отличается от прошлогоднего. К слову, заметим, новости о засухах, потопах и прочих напастях, требующих выделения государством дополнительной финансовой помощи сельхозотрасли, стали уже привычными. Ну что поделать, рискованный вид деятельности! Так вот в своей более чем полуторагодовалой давности публикации издание приводило данные замглавы управления макроэкономических исследований Аналитического центра при правительстве Виктории Павлюшиной. Согласно ее расчетам, ожидалось увеличение стоимости мяса и птицы, а также молока и молочной продукции на 10−12%. Причиной такого прогноза Павлюшина называла рост издержек изготовителей: по ее словам, повысились цены на сырье, а также на газ, электричество и другие услуги, необходимые для производства продукции. Кроме того, подорожание молочной продукции будет связано еще и с тем, напоминало издание, что с 1 ноября 2019 года ее включили в перечень товаров, которые подлежат обязательной электронной ветеринарной сертификации (ЭВС) в системе «Меркурий». А с 1 июня 2020 года введут и цифровую маркировку этого товара, что может создать повышенную нагрузку на производителей. Дополнительные издержки, как поясняла Павлюшина, связаны с установкой необходимого оборудования. Между тем замглавы комитета московской Торгово-промышленной палаты по развитию предпринимательства в АПК Марина Петрова утверждала тогда, что рост цен на молоко и молочные продукты в 2020 году может составить 10−12% и без учета введения системы цифровой маркировки: производители молока вынуждены поднимать цены, так как ежегодно растет себестоимость сырья — из-за валютной составляющей, высоких процентных ставок по кредитам и необходимости закупать скот за рубежом.

В конце декабря прошлого года портал milknews.ru публиковал обзор о том, «как изменился молочный рынок в 2020 году». Но этот обзор был основан больше на данных «Союзмолока». Выделим лишь несколько его фрагментов. Так, сообщалось, что молочная отрасль в 2020 году показала минимальный рост цен среди всех продовольственных категорий товаров. В летние месяцы индекс цен на «молочку» опускался даже в отрицательную зону, а дальнейшее сдерживание цен может стать причиной ухудшения финансового положения ряда молочных компаний в 2021 году. При этом в сырьевом секторе в течение всего прошлого года наблюдалась положительная динамика производства: прирост товарного молока составил 3,8%, на 2021 год «Союзмолоко» прогнозировало прирост еще на 3%. Росту производства способствовало несколько факторов, в частности, выход ранее реализованных объектов на проектную мощность, строительство новых ферм и, конечно, господдержка. Более трети компаний увеличили объемы производств более чем на 20%, а ряд компаний имеют амбициозные планы по дальнейшему расширению и наращиванию производства, говорил Артем Белов. Перерабатывающий сектор тоже сохранил положительную динамику в течение всего 2020 года. В том числе росту переработки способствовал прирост экспорта на фоне ослабления рубля. В денежном перерасчете, по данным Белова, экспорт по итогам 2020 года вырос на 20%, в натуральном выражении — на 25%, и такая динамика сохранится в 2021 году. Росту же экспорта, помимо прочего, как говорилось в обзоре, способствовала господдержка, в том числе субсидирование логистики, сертификации, скидки РЖД на рефрижераторные контейнеры, а также инструмент льготного кредитования.

В июле же прошлого года издание «Коммерсантъ» также отмечало, что падение рубля и слабый спрос на молочную продукцию внутри российского рынка способствовали росту экспорта. Причем только по итогам первых пяти месяцев прошлого года объемы экспорта в натуральном выражении оказались на историческом максимуме: по данным же «Союзмолока», более чем на треть превышая уровни до введения санкций 2014 года. Свежие данные этого года, опубликованные недавно, 19 августа этого года, агентством ТАСС со ссылкой на Россельхознадзор, говорят, что экспорт молочной продукции из РФ с начала года вырос на 59%.

Невозможно пройти мимо и такой свежей, примечательной новости, опубликованной агентством «Интерфакс» 26 августа. Оказывается, связанные с пандемией ограничения на зарубежные туры вызвали в том числе рост потребления молока в России, сообщил информагентству генеральный директор Центра изучения молочного рынка Михаил Мищенко. После закрытия границ не потраченные на эти поездки деньги, по его мнению, перераспределились, в том числе и на траты на молочные продукты. По данным Мищенко, на 2020 год пришелся пик потребления молочной продукции — 25,2 млн тонн (в пересчете на молоко). В дальнейшем, до 2027 года, ожидается снижение показателя, в том числе в связи с открытием границ, модой на альтернативные продукты и с сокращением численности населения.

Так в 2020 году был сдержанный спрос на внутреннем рынке или всё-таки его пик? Даже если пик, то экспорт все равно продемонстрировал прирост и тоже был на пике показателей досанкционного периода. Да и численность населения России уже снизилась, это факт! Вероятно, без маркировки продукции разобраться с достоверностью данных аналитиков сложно, а также оценить эффективность господдержки с точки зрения ее возможной недостаточности для безубыточного развития отрасли и с точки зрения ее излишков — не велики ли аппетиты молочной отрасли?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Мировое цифровое рабство
82.7% Реальность
ОДКБ заявила себя на мировой политической арене?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть