Вторая карабахская война ещё больше привязала Грузию к Турции

В экспертном сообществе всё чаще звучит вопрос: а не превратится ли некогда самая зажиточная и обласканная Москвой республика в геополитический «прах»?
21 июня 2021  12:48 Отправить по email
Печать

Как показывает практика, Грузия проглатывает многие действия азербайджанской стороны, в ряде вопросов она просто потворствует Азербайджану. Как тут не вспомнить «нейтралитет» официального Тбилиси в ходе последней войны в Карабахе (да, собственно, никто ей реально и не позволил бы его занять)! Осенью 2020 года грузинские власти на бумаге заявили о том, что запретили транспортировку грузов военного назначения через территорию страны сухопутными и воздушными маршрутами в направлении Армении и Азербайджана. А по факту? На деле это коснулось только поставок товаров из России в Армению. Но авиарейсы с оружием из Турции и Израиля свободно шли в Азербайджан через грузинское воздушное пространство, ибо миновать его они не могли без колоссального крюка [1]. Да, деваться грузинам было некуда: зависимость от «тюрок», в частности от поставок азербайджанского газа! Куда ж без него?

Кстати сказать, по темпам экономической экспансии в Сакартвело Азербайджан не отстает от «старшего» брата. Азербайджанцы давно и прочно завоевали там не только нишу в сфере услуг и ресторанно-гостиничного бизнеса, но и на рынке газа и углеводородов: топливозаправочные станции азербайджанской компании SОCAR можно встретить там почти что на каждом углу. Потому и влияние Азербайджана в Грузии весьма ощутимо. Надо было, скажем, потеснить персов с рынка продажи битума в Грузии — тут же их и потеснили: с февраля 2021 года власти Грузии запретили импорт битума, а также ряда других товаров (клинкера, арматуры и цемента) из Ирана. Страна перешла на азербайджанский битум, поставляемый той же SОCAR.

Одним словом, все та же заунывная тюркская «песня»… И пока, как видим, смены вектора развития Грузии не предвидится. Турецкая (тюркская) экспансия в стране продолжается. В то время как влияние России, у которой с Грузией все еще нет дипотношений, сведено к минимуму. И это не удивительно, учитывая тот факт, что 340-тысячная (на 1989 год) русская община в этой стране потеряла более чем 90% своего состава. В экспертном сообществе России и самой Грузии, не говоря уже о других странах, все чаще и все громче звучит такой вопрос: а не превратится ли некогда самая зажиточная и обласканная Москвой республика, одной из первых вышедшая из состава СССР и вознамерившаяся в начале 1990-х годов построить свою круто замешанную на этническом национализме мини-империю, в геополитический «прах»? Не грозит ли ей печальная участь быть поглощенной (пусть и не полностью, а частично) Турцией и Азербайджаном? Сегодня такого рода вопрос звучит отнюдь не риторически [2].

Достаточно вспомнить нашумевшее вступление Р. Т. Эрдогана в его родном городе Ризе (это административный центр одноименного вилайета, который является частью исторической Грузии — Лазистана), в университете, носящем его имя, где турецкий лидер во всеуслышание однозначно заявил, что Турция не может игнорировать своих «родственников» на Балканах, в Сирии, на Кавказе, в Ираке и других регионах. По его словам: «Некоторые историки считают, что границы, установленные Национальным соглашением (оно было принято 28 января 1920 года Великим собранием Турции с целью регулирования границ страны после Первой мировой войны — В.Р.), включают Кипр, Алеппо, Мосул, Эрбиль, Киркук, Батуми, Салоники, Кырджали, Варну и острова Эгейского моря». Р. Т. Эрдоган продолжал: «Нас спрашивают, почему вы интересуетесь делами Ирака, Сирии, Грузии, Украины, Крыма, Азербайджана, Карабаха, Балкан, Северной Африки… Братья и сестры, я спрашиваю вас, а разве можно отличить Ризе от Батуми? Разве мы можем думать отдельно об Адрианополе, Салониках и Кырджали? Разве мы можем согласиться, что не связаны Алеппо и Газиантеп и Хасеки, Сиирт и Мосул?» [3].

Ранее на ИА REX: Куда приведёт тенденция «отуречивания» грузин и исламизации Грузии?

Интересно, знают ли власти нынешней Грузии об этих (истинных!) устремлениях Анкары? Судя по их «телодвижениям» на региональном поле, едва ли. А если и знают, то закрывают на это глаза, причем делают это явно назло России, с которой их страна была связана тесными узами более 200 лет (начиная с середины ХVIII в.), возжелав в конце XX в. эти связи разорвать. Мы не говорим уже о тех экономических убытках, которые несет Грузия, начиная с правления М. Саакашвили, особенно в последние годы.

Хорошо информированные о ситуации в Грузии и вокруг нее российские эксперты отмечают такой важный момент: в своей игре с Тбилиси турки желают держать в своих руках козырные карты и не позволять Вашингтону разыгрывать грузинскую партию исключительно в своих интересах. И грузинский политикум это обстоятельство не может не тревожить. Их не может не волновать вопрос: что, если Грузия де-факто выпадет из предложенного Р. Т. Эрдоганом проекта создания, для обеспечения безопасности в Закавказье, «платформы шести» с участием Турции, Азербайджана, России, Ирана, Грузии и Армении? И это понятно: после окончания второй карабахской войны ситуация для Грузии несколько меняется и не в лучшую сторону. Ведь теперь открывается возможность создания коммуникационного коридора из Азербайджана с выходом на Турцию через территорию Армении и Нагорного Карабаха, что нивелирует геополитическое значение грузинского транзита. Не случайно, выступая на пресс-конференции по итогам встречи с И. Гарибашвили в ходе визита последнего в Турцию в мае—июне 2021 года, ратуя за укрепление альянса Турция — Грузия — Азербайджан, Р. Т. Эрдоган впервые призвал выстраивать отношения и в другом «треугольнике»: Азербайджан — Грузия — Армения. И ясно, что грузинскую делегацию это несколько озадачило.

В Тбилиси сегодня вообще подозрительно относятся к сотрудничеству в «треугольнике» Россия — Турция — Азербайджан, полагая, что присоединение к этому формату России, но без участия в нём ЕС и США, «подавит интересы Грузии». Тогда Сакартвело реально окажется между Россией и Турцией [4]. И потому её власти всерьёз опасаются, что дело идёт к появлению у турецкого лидера новой стратегии в Закавказье, которая станет принимать в расчет интересы России, а та, в свою очередь, закрепив за собой «мандат» главной миротворческой силы в Нагорном Карабахе, начнет «под свой интерес» контролировать поставки грузов и перевозки людей из Нахичевани в Азербайджан через Сюник/Зангезур [5]. Если так пойдет дело и дальше, то Грузия столкнётся с далеко не радужными геополитическими перспективами. Хотя по большому счету пока волноваться Тбилиси вроде бы не пристало: во-первых, на сегодня нет альтернативы транзиту грузов из Прикаспия в Европу через грузинские порты, как, впрочем, и нет альтернативы транзиту углеводородов по южно-кавказскому коридору, который соединен с Южным (Трансанатолийским) газовым коридором, идущим через Турцию, а тот, в свою очередь, стыкуется с Трансадриатическим, идущим в Италию; а во-вторых, про запас у Грузии есть еще и вариант участия в том геоэкономическом проекте, который вот-вот запустит Иран, а именно: в проекте транспортного коридора Персидский залив — Черное море, который был анонсирован Тегераном еще в 2016 году [6].

Ранее на ИА REX: Армения и Грузия против турецких инициатив

В ходе упомянутого визита И. Гарибашвили в личной беседе с ним Р. Т. Эрдоган пытался успокоить грузинского премьера, заявляя, что ничего не изменилось и что для Турции геополитический «фронтир» в Закавказье будет по-прежнему проходить через Грузию. Нечего волноваться. Хотя понятно ведь — что ему какая-то Грузия? Да, даёт он понять, хорошо, что вторая карабахская война еще больше привязала Грузию к Турции, еще больше укрепила ту геополитическую «ось», которая сформировалась на Кавказе под эгидой Анкары. У нее и так была прочная международно-правовая база [7], восходящая еще к Трабзонской декларации 2012 года. Но амбиции Р. Т. Эрдогана больше, горизонт видения им геополитических процессов дальше; у него вообще иной масштаб «восприятия Себя и Мира», потому он склонен играть сегодня по-крупному и на разных полях!

Здесь надо говорить как минимум о трёх вещах. Во-первых, о его навязчивой идее, связанной с проектом Великого Турана. Р. Т. Эрдоган открыто говорит о том, что хотел бы видеть «одну нацию в шести государствах», о том, что давно пора «устранить искусственные географические барьеры в тюркском мире»! Исходя из этого, он уделял самое пристальное внимание работе такой институции, как Совет сотрудничества тюркских государств, ССТГ (он был создан еще в 2009 году). Вплоть до прошлого года он мало касался вопросов политики, занимался в основном развитием международного сотрудничества «тюрок» в гуманитарной сфере. Однако в последнее время турки явно смещают акцент с вопросов геокультуры к вопросам геополитики. В этом плане весьма показателен тот факт, что в ходе последнего саммита ССТГ (он прошел в марте 2021 года) его участники одобрили идею «переформатирования» ССТГ в Союз тюркских государств.

Во-вторых, Р. Т. Эрдоган, бесконечно пикируясь с Западом, пытается разыгрывать наряду с российской и китайскую карту, и это в условиях, когда сам Китай не прочь укрепить свои позиции в Турции и активно инвестирует в инфраструктуру этой страны, а Анкара, получив после «разгрома НКР» выход к Каспию, может (и хочет) предложить Пекину прямой путь от Каспия до Средиземного моря, т. е. стать важнейшим элементом («срединным звеном») в рамках мегапроекта «Один пояс, один путь». Обуреваемый идеей превращения Турции в «логистическую сверхдержаву», Р. Т. Эрдоган готов отобрать у России часть ее транзитных грузопотоков из Азии и Европу и стать «окном Китая» в Средиземноморский регион [8]. И третий момент. Судя по всему, турецкому лидеру мало первых двух вещей. Он нацеливается на объединение под одной крышей… всех исламских стран. Пусть не им лично, но его ближайшими советниками и экспертами эта идея уже активно озвучивается. Речь идет о создании Совета исламских государств с единой конституцией, формой правления, военной организацией, судебной системой, столицей и языком, об «АСРИКЕ» (Азии и Африке). Смысл этого проекта прост до невозможного: объединить под одной волей исламские страны, считающие мегарегион Азии — Африки осевым, и тем самым способствовать возвращению исламского мира на авансцену мировой истории в качестве суперигрока [9].

Что на этом фоне для Р. Т. Эрдогана Грузия? Всего лишь элемент, да и то не очень значительный в его масштабных калькуляциях на «шахматной доске» Евразии. Не более. Но грузинские власти-то этим не успокоишь. Потому и болит голова у главы грузинского правительства. В ряду прочего он прекрасно понимает, что разблокирование и развитие региональных транспортных коридоров в соответствии с мирным соглашением от 9 ноября 2020 года встряхивает не только транзитную карту Южного Кавказа, но и меняет геополитическую значимость Грузии, на которую ныне усиливает влияние, помимо Турции, и Россия. Может ли это устроить Тбилиси? Разумеется, нет. С целью как-то повлиять на её «непримиримую» позицию в отношении Москвы, ряд ведущих стран НАТО давали понять Тбилиси, что Грузия не станет членом альянса, пока не нормализует свои отношения с Россией. Теперь такие же сигналы грузинам посылает и Анкара, стремясь как-то повлиять на Тбилиси. Хватит ли у лидеров Грузии политического ума и воли это сделать? Трудно сказать. Пока что у власть предержащих в этой стране эмоции явно перевешивают «аргументы разума». Потому грузинские власти и звонят во все колокола: «русские, о ужас, имея военную базу в Гюмри, сегодня не только в Карабахе, но уже на Араксе, они в Мегри! А русские действительно там (мы о развертывании здесь сил Погранслужбы ФСБ РФ) [10].

Факт есть факт: русофобия в головах нынешних властей Грузии довлеет, и она делает свое дело. Хоть так, хоть эдак, но они все равно стоят на своём: «Даешь евроинтеграцию! США наш друг и союзник!». Грузинские власти во всеуслышание заявляют, что они вот-вот подадут заявку на полноправное членство своей страны в ЕС к 2024 году. И это в той ситуации, в какой сегодня находится после брексита и сам Евросоюз, и некоторые государства «старой Европы», стремительно превращающиеся в Евро-Арабию и Евро-Африку с полной потерей своей религиозной и культурной идентичности! И Грузия — туда же. Ну, хорошо, флаг им в руки! Посмотрим, что из того выйдет…

Ссылки и примечания

1. См.: Мирзаян Г. Грузия станет следующей жертвой Турции на Кавказе. 12 октября 2020 г.

2. См.: Табатадзе Д. Турецкая экспансия в Грузии: исламизация не за горами. 4 сентября 2019 г.; Ахметов И. Раздел Грузии: вместо европейской страны — турецкий велаят и азербайджанское ханство?

3. Цит. по: Мальцев В. Наследники Османской империи. На какие территории претендует сейчас Турция? 26 октября 2016 г.

4. См.: Тарасов С. Эрдоган встретил премьера Грузии залпом из карабинов. 2 июня 2021 г.

5. Напомним в этой связи, что согласно п. 9 трехстороннего соглашения по Карабаху, достигнутого в ноябре 2020 г. в Москве, важное место в процессе урегулирования ситуации на Южном Кавказе после второй карабахской войны отводится так называемому Мегринскому коридору, который должен быть открыт через южно-армянскую область Сюник (по-азербайджански — Зангезур) для экономического сообщения между основной территорией Азербайджана и ее эксклавом — Нахичеванской автономной республикой. И надо сказать, что именно этот пункт является тем реальным и эффективным контрбалансом, который придает известную устойчивость всей структуре мирного урегулирования ситуации на Южном Кавказе и делает ее в общем и целом выгодной как для участников конфликта, так и для всех вовлеченных в процесс региональных сторон.

6. Данный маршрут призван стать одной из альтернатив всё ещё самому «популярному» в мире водному пути через Суэцкий канал, который недавно, неожиданно для многих, оказался закупоренным гигантским сухогрузом. И ни для кого не секрет, что соответствующие риски как были, так и остаются… Это прекрасно понимают и в Тегеране. Но иранские власти мыслят не только «в ситуации прецедентов», но и стратегически. В Тегеране отдают себе отчет в том, что Турция страстно желает «оседлать» так называемый средний коридор в рамках «Нового Шелкового пути» из Поднебесной в Европу через страны Центральной Азии. Объективная возможность реализации такого рода планов Анкары открылась после победы азербайджано-турецкого «тандема» в Карабахе осенью 2020 г. Де-факто Турция добилась права на сухопутный коридор через армянский Сюник, соединяющий союзные тюркские государства, с выходом к Каспию. И в этом плане вполне понятна озабоченность Ирана, который отнюдь не пылает любовью ни к Турции, ни к Азербайджану. Потому, являясь полноправным участником МТК Север — Юг, Тегеран в то же время активизирует свою деятельность в зоне Чёрное море — Кавказ. Для этого он и предложил в свое время собственный инфраструктурный проект, который пойдёт в обход и России, и Турции, и Азербайджана, конечный пункт назначения которого (как и у Китая с его «Одним поясом, одним путем») Европа (см. об этом подробно: Маржецкий С. Транспортный коридор «Персидский залив — Черное море»: чем он опасен России. 22 апреля 2021 г.).

7. Мы имеем в виду тот факт, что еще в 2018 г. в Гиресуне министры обороны трёх стран подписали «Меморандум о взаимопонимании между Правительствами Азербайджанской Республики, Грузии и Турецкой Республики в вопросах сотрудничества в оборонной сфере» и регулярно проводятся трехсторонние военные учения. Анкарой, Баку и Тбилиси выработан четкий механизм взаимодействия по линии МИДов. На восьмой встрече их глав (она прошла в декабре 2019 г.) был подписан «План действия секторального сотрудничества на 2020−2022 гг.»,

8. См. об этом подробно: Тарасов С. Укротит ли Китай амбиции Эрдогана? 29 марта 2021 г.; Маржецкий С. После разгрома Карабаха Турция становится «окном Пекина в Средиземноморье». 2 января 2021 г.

9. См. об этом подробнее: Асалыоглу А. Эрдоган идет на создание исламского союза «АСРИКА». 9 марта 2021 г.

10. Как стало известно, в конце мая 2021 г. правительство Армении приняло решение предоставить в безвозмездное пользование земельные участки в Капане, Мегри и Техе Сюникской области республики Погрануправлению ФСБ России. Земельные участки местные общины отдали в дар армянскому правительству, а то, в свою очередь — российским пограничникам. В Сюнике будут созданы два опорных пункта 102-й российской военной базы, которая дислоцируется в Гюмри. Такое решение власти Армении объясняют необходимостью укрепления защиты юго-восточных границ своей страны. Вместе с тем оно (это решение) может и должно стать почвой для создания Зангезурского (Мегринского) коридора. Армения остается приверженной п. 9 ноябрьского (2020 г.) соглашения, что было подтверждено всеми тремя подписантами 11 января 2021 г. Что подразумевается под разблокировкой коммуникаций в этом районе? Для Армении это выход через Азербайджан в Россию, например, а для Азербайджана — установление, например, нормального сообщения с нахичеванским эксклавом, поскольку сейчас попасть туда азербайджанцы могут только через Турцию или Иран. Согласно документу, контроль за транспортным сообщением должны осуществлять именно органы Погранслужбы ФСБ России. Почему это хорошо для обеих конфликтующих сторон? Да потому, что это может сразу же решить проблему с эскалацией ситуации на границе. Пока, правда, не очень понятно, как будет реализовано данное решение — будут ли армянские военнослужащие там совместно с российскими пограничниками или же ВС Армении полностью уйдут с этой территории? В первом случае время от времени мы опять будем слышать об очередных стычках армян и азербайджанцев, но из-за присутствия российской стороны их будет, конечно же, меньше. Во втором — при отсутствии на этой территории армянских военнослужащих, хоть эскалация полностью и спадет на нет, но возникнет другая проблема, а именно: Армения не сможет контролировать то, что происходит у нее на границе (см.: Армения передает часть территории СФДБ России. С чем это связано? 27 мая 2021 г.).

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть