Поляки на Кавказе: взгляд из Варшавы

«Поляки вместе с русскими и местными народами создали и построили современный Кавказ. Давайте помнить об этом, и пусть это будут помнить народы Кавказа и россияне»
15 июня 2021  18:40 Отправить по email
Печать

От редакции: ИА REGNUM неоднократно обращалось к теме службы поляков в Российской империи в те времена, когда они утратили свою государственность. Поляки были вполне конкурентными в Российской империи, быстро овладевая «правилами игры». В частности, в ситуации, когда Санкт-Петербург интересовал Восток. Речь шла о продвижении на юг, где империя встречалась с другими государствами, народами, племенами, религиями и сектами. Нужны были те, кто мог описать неизведанные территории и предложить способы работы с ними. Конечно, можно было опираться на тактических местных союзников, однако в таких случаях всегда есть риск, что российские цели и задачи будут подменены этими советчиками на нужные им. Вот тогда Российской империи и пригодились подданные из бывшей Речи Посполитой, работавшие в интересах России и способствовавшие освоению новых имперских территорий. О некоторых из них, оказавшихся на Кавказе, рассказывает наш постоянный автор, польский писатель и публицист Мариуш Швидер.

Еще Адам Мицкевич в своей работе «Первые века польской истории» писал, что поляки являются потомками Лазува, индоевропейского народа, пришедшего с Кавказа. Торговые контакты Польши с этим регионом восходят к XIII веку и были инициированы армянами, проживающими среди поляков. Пик торговли пришелся на рубеж XVII — XVIII веков, когда в Польше вошли в моду кавказская одежда, оружие и лошади. На протяжении веков развивались три основных торговых пути, соединяющих страну с Кавказом. Так называемая турецкая тропа вела из Львова через Каменец-Подольский и далее по территории Анатолии в персидский Табриз и другие кавказские поселения. Второй, так называемый черноморский, вел из Львова и Каменец-Подольского по суше в турецкие порты на северном берегу Черного моря, затем по морю в порты на побережье Западной Грузии, оттуда по суше в другие города Кавказа. Третий, так называемый татарский, снова начинался во Львове и шел через Дикое поле и степи Причерноморья в Перекоп, затем через Крым на западное побережье Кавказа.

Поиск союзников в войнах с Османской империей привел к отправке первых польских дипломатических миссий на Кавказ, а затем в Персию. Интересен факт, что Речь Посполитая учредила свое первое постоянное дипломатическое представительство в Персии в XVI веке, а в соседней России — только во второй половине XVIII века! Польские католические миссионеры прибыли на Кавказ и при поддержке польских монархов основали так называемую Персидскую миссию. Это принесло свои плоды в виде первых сообщений о Кавказе. Самое обширное из них было написано иезуитом Тадеушем Крусинским в начале XVIII века и стало основным сборником знаний о Персии и Кавказе во всей Европе до середины XIX века. Число поляков на Кавказе начало быстро увеличиваться в конце XVIII. В результате разделов восточная часть Речи Посполитой оказалась в составе Российской империи, а миллионы поляков — хотели они того или нет — оказались подданными царя. Кавказ для России имел стратегическое значение в ее мощном конфликте с Турцией из-за Балкан, Крыма, Малой Азии. Многие поляки, служившие в царской армии, оказались на Кавказе. Это были и генералы, и офицеры, и простые солдаты. Поляки проявили себя топографами, путешественниками, исследователями и врачами. Некоторые отправились на Кавказ добровольно, заработав состояния и получив чины, другие являлись ссыльными или их потомками.

Напишу о моих соотечественниках, связанных с Кавказом. Одним из них был Людвик Александр Млокосевич, родившийся в Варшаве в 1831 году. Он был выдающимся естествоиспытателем и лесником. После окончания Александрийского кадетского корпуса в Брест-Литовске направлен на военную службу на Кавказ, являлся штабным офицером Тифлисского гренадерского полка. Собирал биологические и зоологические коллекции. Выйдя на пенсию, присоединился к экспедициям своего земляка Константина Браницкого в Персию и Турцию. Отчеты об экспедициях печатались в польских и российских журналах. Собранные экспонаты Млокосевич отправил в Зоологический кабинет в Варшаве и в музей Браницких, а также в Русское энтомологическое общество в Санкт-Петербурге, тем более что его президентом с 1879 года был поляк Октавиуш Радошковский. В 1898 году Русское географическое общество за заслуги перед ним наградило Млокосевича своей медалью. В 1900 году он отправился в Кахетию с ассистентом Дерптского университета Болеславом Гриневецким. Млокосевич сыграл важную роль в развитии животноводства и земледелия на Кавказе, популяризировал выращивание индийской рами и восточной хурмы, явился одним из пионеров в выращивании чая, оливок, лимонов и хлопка, одомашнил горную куропатку, кавказского тетерева и колхидского фазана. Благодаря его усилиям был создан Логодечский заповедник на Кахетинской равнине. Умер в 1909 году в Дагестане. Его могила находится в Лагодехи (Грузия), и под его портретом на польском, русском и грузинском языках красуется надпись: «Людвик Млокосевич — неутомимый исследователь фауны и флоры Кавказа».

На Кавказе проводили свои работы и топографы Юзеф Ходжко и Иероним Стебницкий. Зыгмунт Лукавский в своей книге под названием «Польское население в России» писал, что, как и в Сибири и Средней Азии, первые исследователи кавказского региона набирались из ссыльных. Военные гарнизоны были переполнены солдатами из бывшей Речи Посполитой, которых отправили сюда служить. Многие остались тут навсегда. Среди таких — филомат и университетский коллега Мицкевича, уже упомянутый Ходжко, один из самых выдающихся польских топографов. В 1821 году он вступил в русскую армию, а в 1852 году был произведен в генералы. В 1855 году Ходжко стал главой всех военных топографов на территории Кавказа и приступил к триангуляции всего региона. На особой аудиенции он подарил первую карту Кавказа лично царю Александру II. В 1868 году был награжден большой золотой медалью Русского географического общества.

Стебницкий стал преемником Ходжко на посту главы военных топографов Кавказа. Помимо топографических работ, он занимался также выявлением этнографии народов региона. В 1859 году Стебницкий был направлен на службу в Генеральный штаб Российской империи. С 1860 года проводил работы, связанные с триангуляцией и составлением карт Кавказа и региона Каспийского моря, измерил все большие вершины от Эльбруса до Казбека и оставил триангуляционное описание пиков Кавказа. В Малой Азии руководил работами по триангуляции и нивелированию. С 1866 года Стебницкий возглавлял Военно-топографический отдел Генштаба, с 1867 года — Кавказский военно-топографический отдел. Там он провел множество астрономических и гипсометрических измерений в южных предгорьях Кавказа и в Персии. В 1870—1872 годах Стебницкий руководит экспедицией в Туркменистан, в ходе которой он первым описал реку Амударья, а также подготовил вырезки из карт Малой Азии, Персии, Кавказа и Западного Туркменистана. После русско-турецкой войны 1877−1878 годов российское правительство поручило ему очертить новую линию границы с Турцией, которая стала основой переговоров в ходе Берлинского конгресса. Стебницкий закончил службу в армии в звании генерала, являлся членом-корреспондентом Императорской академии наук и членом Императорского географического общества. В 1881 году он геодезически соединил Константинополь с другими геодезическими и топографическими точками Европы, определил разницу долготы между Константинополем и Одессой. Для поляков Стебницкий интересен еще по одной причине: он оказался дедушкой выдающегося физика и лауреата Нобелевской премии 1978 года Петра Капицы. Как пишут в российских энциклопедиях, Петр Леонидович Капица родился в семье военного инженера польского происхождения Леонида Петровича Капицы и его жены Ольги Иеронимовны, дочери топографа Иеронима Стебницкого.

Знаменитые курорты Кавказа были созданы во многом рекомендациями такого польского топографа, как профессор Станислав Стефан Залеский. Он окончил факультет медицины и химии Варшавского университета, получил звание профессора Томского университета в Сибири. В 1895 году его отправили на Кавказ для изучения свойств нарзанных источников. Залеский очень высоко оценил их лечебное применение и в своем докладе рекомендовал создание санаториев, указав конкретные места. Еще одним знаменитым топографом в России XIX века являлся генерал Эдуард Коверский. Под его руководством были проведены новые топографические измерения Крыма, он также был автором специальной карты Российского государства, которую подготовил к 50-летию Русского географического общества в 1895 году.

Несколько иной вклад в развитие Кавказа внес Витольд Згленицкий, известный как отец бакинской нефти. Этот поляк, уроженец Кутно (Лодзинское воеводство), окончил Горный институт в Санкт-Петербурге. В 1893 году его отправили работать в Баку. Згленицкий был увлечен геологией, занимаясь ею в свое свободное время и вкладывая средства. Он разработал прибор для измерения перпендикулярности бурения горных скважин, устройство для морского бурения и добычи нефти, став абсолютным пионером в этой области. Он обозначил нефтяные участки на шельфе, определил их численность и установил естественные месторождения в регионе. Как писала о нем одна из газет, это был «человек, который превратил Баку в нефтяное Эльдорадо». Персидский шах Музаффар ад-Дин наградил его орденом Льва и Солнца в 1900 году за геологические открытия в Иране. Благодаря Згленицкому в Баку были построены гидротехнические сооружения. Узнав о своей неизлечимой болезни — диабете, он составил завещание, которым передал на поддержку польской науки и других благотворительных организаций средства от своих нефтяных месторождений. Згленицкий умер в Баку и похоронен под Варшавой. К сожалению, его завещание было выполнено лишь частично. После 1917 года нефтяные месторождения, принадлежащие Фонду Згленицкого, были экспроприированы большевиками без компенсации. Напоследок одна интересная история, связанная с пребыванием Згленицкого в Баку. Он софинансировал вместе с семьей Рыльских строительство католического собора, посвященного Пресвятой Деве Марии, и эта церковь явилась сильным центром польскости. А вот руководил бакинской польской общиной Яннуарий Вышинский, чей сын, Андрей, спустя несколько десятков лет станет генеральным прокурором Советского Союза.

Достойным преемником Згленицкого в Баку стал уроженец Санкт-Петербурга инженер Павел Потоцкий, специалист в области нефтедобычи. Его отец, Николай Потоцкий, был генералом от пехоты и читал лекции в Военной академии. Павел приехал в Баку в 1910 году, чтобы начать работы по осушению залива Биби Эйбат, продолжая работу покойного Згленицкого (умер в 1904 году), который ранее определил наиболее перспективные нефтяные участки на суше и в Каспийском море. В 1922 году Потоцкий создал смелый проект по осушению 27 морских гектаров, за что получил награду на конкурсе в Москве. Вскоре он придумал и создал новый проект, который затрагивал уже 79 гектар, и он был успешно реализован. Потоцкий изобрел песочный насос для тушения горящих нефтепродуктов. За свои достижения получил высшую советскую награду — орден Ленина. В соответствии с его завещанием, инженера похоронили по месту работы, на искусственно созданном участке Биби Эйбат на берегу Каспийского моря. На могиле есть таблички на трех языках. Надпись гласит: «Павел Потоцкий (1879−1932) — польский инженер, осушил залив Биби Эйбат, что позволило впервые в мире добывать нефть со дна моря».

Первооткрывателем многих новых нефтяных месторождений в России являлся Казимир Калицкий, родившийся в 1873 году в Санкт-Петербурге. В 1899 году он окончил Горный институт, успешно вел разведку нефти в Дагестане, на Бакинском архипелаге, в горах Копетдага. Скончался в Ленинграде в 1941 году. Можно также вспомнить Ипполита Рыльского, который после освобождения из сибирской ссылки приехал в Баку и начал работать рядовым железнодорожником. Со временем он заработал на нефтяных операциях огромное состояние, став одним из самых богатых людей в городе.

С Кавказом был связан будущий герой войны с Наполеоном генерал Ефим Чаплиц. Он пошел в польскую армию кадетом, но в 1783 году перешел в русскую армию. В 1796 году отличился в боях с персами, где командовал казачьими полками. Взял среди прочего Дербент и Баку, за выдающиеся заслуги генерал Зубов отправил его к царице Екатерине II с ключами от захваченного Баку. В 1801 году царь Александр I взял его в свое окружение и произвел в генералы. Чаплиц являлся русским героем во время наполеоновских войн, он участвовал в величайших битвах, прославился под Аустерлицем. Этот генерал приходился дядей другому царскому полководцу, Юстину Чаплицу, который с 1840 года служил на Кавказе, 7 апреля 1846 года произведен в генерал-майоры. Он участвовал во многих сражениях, командовал русскими войсками, за что был награжден орденом Святого Станислава I степени. Именно он подавил восстание Шамиля в Дагестане в 1850—1856 годах.

Юзеф Хауке-Босак полковником польской армии был отправлен на русско-турецкую войну 1828−1829 годов. После окончания боевых действий привез в Варшаву орудия, захваченные Иваном Дибичем у турок. В 1830 году царь Николай I пожаловал ему графский титул, а позже в Санкт-Петербурге Юзеф Хауке-Босак преподавал польский язык наследнику престола Александру Николаевичу, впоследствии Александру II. Его сын Юзеф Людвик Хауке-Босак в 1855 году стал ординарцем Александра II. Он принимал активное участие в боях на Кавказе, за храбрость получил два креста, золотую саблю и прозвище «Кавказский лев». Однако после начала Январского восстания (1863−1864 годы) по просьбе командующего повстанцев Ромуальда Траугутта перешел на их сторону и был назначен военным командующим в Краковской и Сандомирской губерниях. Он командовал повстанческими войсками в боях под Опатовым и Осенками. После подавления восстания ему удалось эмигрировать.

В 1840-х годах генерал Феликс Круковский, погибший в борьбе с чеченцами в 1852 году, командовал казачьими отрядами русской армии во время подавления восстания. Всего в 1834—1855 годах на Кавказе служило около 20 тысяч поляков. Верные императору и польскому королю, многие из них достигли высоких рангов, некоторые занимались исследованиями судьбы польских (украинских) казаков, частично перемещенных Екатериной II на юг России. Константин Раковский стал «отцом» историографии Кубанского казачьего войска вместе с другим поляком, Валентином Ольшевским. Адам Пьяновский был первым исследователем Ставропольских казачьих полков, а Жевуский написал первую книгу о терских казаках. Они и другие авторы стали знатоками казачества, именно на них ссылается современная научная литература.

Тайным государственным советником и главным хирургом Кавказской армии являлся Ян Минкевич, уроженец Витебска. В 1848 году он окончил медицинский факультет Московского университета. После служил начальником крепости в Дагестане, где написал на латыни сочинение о лихорадке, за что получил докторскую степень. Во время Крымской войны работал главным врачом Севастопольской больницы. С 1854 года проживал в Ереване. Он интересовался традиционной медициной кавказских народов, на протяжении многих лет возглавлял Кавказское медицинское общество. Выйдя на пенсию, поселился в Тифлисе. Минкевич оставил около 150 работ на польском, русском и немецком языках. Он всю жизнь прожил в России, но всегда считал себя поляком из Витебска. Помимо работы, проявлял активность в жизни польской католической общины, сосредоточенной вокруг храма святых Петра и Павла в Тифлисе.

На Кавказе начал свою военную карьеру будущий командующий 200-тысячной армией Парижской коммуны генерал Ярослав Домбровский, уроженец Житомира. В 1855 году он окончил кадетский корпус в Петербурге в звании прапорщика. Затем четыре года служил в русской армии, борясь с черкесскими повстанцами на Кавказе. Награжден за Кавказский поход, открывший ему путь к военной карьере. В 1859—1861 годах учился в Николаевской академии Генерального штаба в Петербурге, по завершении которой был направлен в Варшаву, где участвовал в подготовке польского восстания против России. После подавления бежал и закончил свою жизнь в Париже. А вот Люциан Лукомский, родившийся под Витебском, в чине майора попал на Кавказ в 1841 году и спустя 20 лет дослужился до генерал-майора. Был награжден многими наградами, включая орден Станислава I степени.

Основатель самой известной и самой большой средней школы в Польше генерал-лейтенант Павел Хржановский, тоже начинал на Кавказе. После окончания Военно-правовой академии получил назначение военным судьей в Тифлисе. Затем служил товарищем председателя суда в Ташкенте, в 1895 году, во время войны с Китаем, стал председателем суда во Владивостоке. После выхода на пенсию вместе с женой и четырьмя детьми поселился в Варшаве. В 1916 году командующим Кавказской кавалерийской дивизией был назначен генерал-майор Александр Карницкий, увенчанный к тому времени наградами Российской империи, Китая, Японии и Германии. Во время Гражданской войны в России Карницкий воевал на стороне генерала Деникина, пока не перебрался в Польшу. А вот на стороне красных был поляк Михал Левандовский, сын крестьянина из Королевства Польского, который служил в Тифлисе, где и родился его сын. Михал воевал против Корнилова, в апреле—мае 1920 года провел операцию по захвату Азербайджана и свержению мусаватистского правительства. В 1938 году приговорен к смертной казни, реабилитирован в 1956 году.

Филип Станислав Дубиский, родившийся на Волыни, начал русским, а закончил польским генералом. 25 марта 1914 года стал генерал-майором и принял командование 2-й бригадой 39-й стрелковой дивизии. Отличился на турецком фронте и в операции на реке Евфрат. В 1916 году сформировал и командовал 5-й Кавказской стрелковой дивизией в Тифлисе, с 1917 года — 1-м корпусом на Кавказском фронте. В 1917 году получил звание генерал-лейтенанта. После Октябрьской революции вернулся в Польшу и 23 декабря 1918 года был принят в Войско Польское в звании генерал-лейтенанта, участвовал в польско-советской войне.

Директором Владикавказской железной дороги являлся Юзеф Малевский, родившийся в Санкт-Петербурге в 1837 году, сын Франчишка Иеронима Малевского, члена Филоматического общества и вице-президента Филаретского общества. Юзеф окончил физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета и Институт инженеров связи. Он развивал железные дороги по всей России. Выйдя на пенсию в 1883 году, уехал в Польшу. Выдающимся инженером-железнодорожником, проектировщиком и строителем путей, туннелей и мостов в России был родившийся в 1875 году в Варшаве Казимеж Эмиль Эльжановский. В 1899 году он получил диплом петербургского Иинститута инженеров связи. Руководил строительством железной дороги Тифлис — Карс, Джаджурского тоннеля и Самаркандской железной дороги на Андижан и Ташкент. Он спроектировал Сестрорецкую железную дорогу и руководил строительством курорта в Сестрорецке. Вернувшись в Санкт-Петербург, руководил службами канализации и водоснабжения. В 1923 году ему удалось вернуться на родину, где работал в штабе Варшавской железной дороги. Сама же Кавказская железная дорога, очень сложная и крайне важная, а также Военно-Грузинская дорога были спроектированы группой инженеров во главе с ссыльным Фердинандом Рыдзевским. При посещении Кавказа туристы могут увидеть многочисленные доски с польскими именами строителей.

В 1885 году Русское географическое общество в Петербурге отправило на Кавказ уроженца Виленской губернии профессора Владислава Массальского с целью провести флористические и физико-географические исследования. Помимо геоботанических исследований, он также занимался климатологическими, этнографическими и топографическими работами. Результаты его исследований регулярно публиковались в «Известиях» Русского географического общества, членом которого он стал в 1887 году. Массальский был трижды награжден медалями этого общества. Он тесно сотрудничал с другим поляком, генералом Юзефом Жилинским. Массальский возглавлял департамент мелиорации министерства земледелия и государственных имуществ. В 1890—1891 годах организовал экспедицию в Туркестан для изучения состояния сельского хозяйства, по итогам чего написал труд «Туркестанский край» (1913), который считается лучшим исследованием по данному региону. Эта книга вошла в монументальную энциклопедическую серию «Россия». Массальский получил большую золотую медаль Русского географического общества, а в 1895 году был избран его секретарем. В 1922 году уехал в Польшу, где в 1926—1931 руководил Польским географическим обществом.

Наконец, вспомним, что в Баку находится музей выдающегося музыканта-виолончелиста Мстислава Ростроповича и его отца (тоже виолончелиста) Леопольда. Отец Леопольда (дед Мстислава и сын Ганнибала Ростроповича, который был другом Генрика Сенкевича) Витольд Войцех Ростропович родился в Скотниках близ Сохачева (Мазовецкое воеводство) в 1858 году, откуда уехал работать в Россию. Когда в 1997 году Мстислав Ростропович посетил Скотники, где стоит усадьба Ростроповичей, а на местном кладбище находятся семейные могилы, в том числе Ганнибала Ростроповича, то рассказал историю, связанную с Дмитрием Шостаковичем. Великий композитор поддержал молодого виолончелиста, когда тот приехал учиться в Санкт-Петербург. Внук участника Январского восстания, ссыльного Болеслава Шостаковича, часто повторял: «Мы, поляки, должны помогать друг другу».

Поляки вместе с русскими и местными народами создали и построили современный Кавказ. Давайте помнить об этом, и пусть это будут помнить народы Кавказа и россияне. Однако прежде всего мы, поляки, должны сначала об этом помнить.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

Calm47
Карма: 610
15.06.2021 18:47, #45170
Так может поляки выкопали Черное море, а не уркаинцы?? :)
mashtaba33
Карма: 528
16.06.2021 16:37, #45178
Наивный автор, вероятно, каких-то благодарностей ожидает от туземцев... Российская Империя фактически создала эти нелепые искусственные государственные образования - Грузию и Армению. Образовательные учреждения европейского типа - институты и университеты - азиаты получили в советское время с подготовкой местных кадров в России... и еще много чего Южный Кавказ получил из России. А еще недавно в начале 90 г. в Грузии, например, были переполнены факультеты ВОСТОКОВЕДЕНИЯ - иранистики итд, что, конечно, было естественным для этих восточных стран, которые даже географически находятся в Азии, но уже в где-то после 2000 эти страны осознали, что они - это, оказывается, настоящая Европа !!! Осознали, что и они будут важно и с достоинством сидеть на всех этих важных форумах НАТО И ЕС, как равные среди равных со всеми этими англичанами, немцами и иными американцами, принимая важные судьбоносные решения для всего мира... Куда же без них-то... да... достаточно взглянуть на теперешнее положение Армении. В данном регионе нет ни денег, ни ума, ни благодарности с памятью... непонятно, чего там ищет Швидер ?
США ведут с Россией холодную войну. Будет ли мир?
79.8% Нет
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть