Что после Женевы? «Демократ» Байден против «автократа» Путина

Бывший посол США в России Майкл Макфол в статье, вышедшей в Foreign Affairs, безудержно восхваляет Байдена и науськивает его на Путина
15 июня 2021  16:38 Отправить по email
Печать

Президент США Джо Байден обозначил контуры прагматической политики в отношении России: взаимодействовать там, где это возможно, не отказываясь от американских ценностей, затем при необходимости сдерживать и карать президента Владимира Путина. В отличие от президента Дональда Трампа, который четыре года «восхвалял и добивался внимания» от российского лидера, Байден представил свою политику в отношении России как часть более широкого глобального противостояния между демократией и диктатурой, пообещав демократическое обновление внутри страны и многостороннее сотрудничество за рубежом, пишет бывший посол США в России Майкл Макфол в статье, вышедшей 14 июня в Foreign Affairs.

Ранее на ИА REX: «Красные линии». Почему Владимир Путин жёстко заговорил с США?

Это отличное начало. Однако первая реальная проверка того, сможет ли Байден претворять в жизнь политические устремления, состоится на этой неделе в Женеве, где президент встретится со своим российским коллегой. Байден просил о встрече отчасти для того, чтобы изучить возможные области сотрудничества с Москвой, а отчасти для того, чтобы отговорить Кремль от подрывных действий за рубежом — будь то взлом серверов в США или вмешательство в дела соседей России. Байден может добиться прогресса в достижении первой цели, но вряд ли преуспеет в достижении второй. Поэтому он должен продолжить свои ограниченные усилия по взаимодействию с Россией, одновременно проводя жесткую и бдительную политику сдерживания, — независимо от того, чем закончится встреча в Женеве.

Пределы сотрудничества

Хотя в последнее время стало очевидно, что американо-российские отношения находятся в пике, все еще есть возможности для сотрудничества между двумя странами. Одна из областей, которая должна быть в центре внимания встречи в Женеве, — это контроль над вооружениями. В феврале Байден и Путин уже договорились о продлении Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Такой шаг дал сторонам пять лет, в течение которых они должны заключать новое соглашение.

Добиться этого будет гораздо труднее, поскольку США хотят введения новых ограничений на средства доставки нестратегического ядерного оружия, тогда как Россия стремится к ограничениям противоракетной обороны. Байдену и Путину также следует рассмотреть возможность начала параллельных обсуждений новых правил для кибероружия и космического оружия.

Улучшение коммуникаций между Москвой и Вашингтоном — еще один потенциально беспроигрышный вопрос. Посол России в США в настоящее время работает из Москвы, а посол США в России — из Вашингтона. В результате большинство дипломатических обменов происходит через заявления для прессы, а не за закрытыми дверями. Чтобы снизить риск того, что недопонимание или неправильное восприятие приведут к конфликту, Байден и Путин должны восстановить связь на высоком уровне между своими правительствами либо по каналу между Белым домом и Кремлем, либо между Госдепартаментом и МИД России.

Переговоры между военными и даже встречи между представителями разведки могли бы дополнить этот более политический канал. А на уровне обычных граждан облегчение передвижения можно было бы улучшить за счет нормализации дипломатического представительства в обеих странах. Меньше шансов на успех, но все же стоит изучить в Женеве более узкую повестку дня сотрудничества по многосторонним вопросам, таким как предотвращение разработки Ираном ядерного оружия и обеспечение доставки гуманитарной помощи сирийцам.

Ранее на ИА REX: Байден-Путин: президента США ждёт публичный позор либо победа

Но даже прогресс в этих ограниченных областях не приведет к стабильным или предсказуемым отношениям. США также не должны стремиться к полной нормализации отношений с режимом, который «оккупировал территорию» Грузии и Украины, «осуществляет» кибератаки на сети правительства США и частного сектора, по «ложным обвинениям сажает в тюрьму американских граждан», поддерживает диктаторов в Белоруссии, Сирии и Венесуэле, арестовывает и подавляет внутреннюю оппозицию.

Байден дал возможность для более тесных отношений с Россией, прекрасно зная, что Путин вряд ли выберет этот путь. Путину политически выгодно то, что Соединенные Штаты являются врагом, и он провоцирует Вашингтон и его союзников, пытаясь укрепить имидж России как великой державы. Независимо от того, кажется ли, что российский лидер Путин открыт для ограниченного сотрудничества, администрация Байдена должна стремиться сдерживать Кремль, одновременно напрямую взаимодействуя с российским обществом.

Необходимость сдерживания

Любой план сдерживания России должен начинаться со стратегии сдерживания агрессивного поведения Путина. НАТО остается наиболее важным многосторонним форумом для этого, и появление Байдена на саммите альянса в Брюсселе на этой неделе ознаменовало собой серьезное улучшение по сравнению с эпохой Трампа. Но одного появления недостаточно.

Байден должен также убедить отдельных членов тратить больше на оборону и на материальную поддержку общих возможностей альянса, особенно транспорта, киберзащиты и обмена разведданными, и первые шаги к этому уже были сделаны на этой неделе в Брюсселе. Байдену также необходимо убедить НАТО укрепить свою военно-морскую мощь в европейских морях, расширить свое присутствие на восточных и юго-восточных окраинах альянса и помочь Грузии и Украине в их обороноспособности. Коммюнике НАТО, опубликованное главами государств и правительств, участвовавшими во встрече, было долгожданным улучшением по сравнению с годами правления Трампа, но оно все еще было обнадеживающим, а не действующим.

Путин провел модернизацию обычных вооруженных сил на границах НАТО. Альянс должен поступить так же. Байден и его коллеги пообещали поручить руководству НАТО переписать стратегическую концепцию альянса десятилетней давности — дорожную карту альянса по коллективной обороне — с учетом усиления Китая, киберугроз и возрождения России. Но они должны быть осторожны, чтобы не отвлекаться от основной миссии НАТО. Россия, а не Китай, остается главной угрозой безопасности для европейских членов НАТО.

За пределами НАТО усилия администрации Байдена по сдерживанию России должны быть более тесно связаны с ее усилиями по борьбе с Китаем. Байден справедливо видит необходимость в демократическом и экономическом обновлении внутри страны, чтобы конкурировать с Китаем за рубежом. То же самое нужно для сдерживания России. И Пекин, и Москва пропагандируют упадок Америки. Укрепление американской демократии, в том числе путем защиты избирательных прав, — лучший способ противостоять этому.

Возвращение США в число участников многосторонних институтов также поспособствует продвижению интересов Вашингтона в отношениях с Китаем и Россией. Байдену следует работать с другими демократическими правительствами, чтобы уменьшить влияние, которое две страны имеют в международных организациях, особенно в отношении норм свободы интернета, авиаперелетов, сотрудничества полиции, а также торговли и инвестиций. Активное участие в этих многосторонних форумах, а не игнорирование или выход из них, как это сделал Трамп, — лучший способ не дать автократическим членам разрушить их изнутри.

Но даже более международно изолированная Россия по-прежнему будет представлять киберугрозу для Соединенных Штатов и других демократий. Поэтому Байден должен выйти за рамки реакций «око за око» и разработать всеобъемлющую стратегию сдерживания кибератак, дезинформации и других кампаний влияния.

Ранее на ИА REX: Россия – США: надежда на очередную неядерную зиму

Чтобы повысить стоимость будущих кибератак, администрация Байдена должна работать вместе с союзниками над выявлением киберпреступников и предъявлением им обвинений (чтобы их имена могли быть объявлены в розыск Интерпола, что дало возможность третьим странам задерживать их) и криминализовать выплаты выкупа. Она также должна выполнить обещание Байдена бороться с международной коррупцией и клептократией: большая прозрачность российских финансовых операций на Западе уменьшит влияние России в демократических обществах и разоблачит лицемерное поведение Кремля.

Положительная повестка дня

Обозначив свою политику в отношении России как часть более широкого идеологического противостояния между демократией и диктатурой, Байден, по сути, разъяснил, против чего выступает его программа: злонамеренное автократическое поведение, коррупция и киберхакинг. Но его администрации также необходимо четко сформулировать, в чем состоит его повестка дня — в России, в Европе и в остальном мире.

Однозначным ответом должно быть укрепление демократии и экономического развития. На Украине, которая, возможно, является наиболее важным государством, находящимся на передовой в глобальной борьбе между демократией и диктатурой, это будет означать укрепление украинского суверенитета, безопасности и демократии перед лицом непрекращающейся российской оккупации и агрессии.

Байден мог бы предложить принять непосредственное участие в так называемом Нормандском процессе — вместе с Украиной, Россией, Францией и Германией, — цель которого стоит в том, чтобы положить конец войне на востоке Украины. В качестве альтернативы он мог бы предложить новый формат, свободный от ошибочных Минских соглашений 2014 и 2015 годов, которые до сих пор не смогли остановить боевые действия или восстановить территориальную целостность Украины. Байден также должен подтвердить поддержку США воссоединения Украины, включая Крым, хотя маловероятно, что это произойдет в ближайшем будущем.

Что еще более важно, Байден должен осуществлять параллельную инициативу, которая не требует сотрудничества с Россией: укрепление демократии, развития и верховенства закона в свободной части Украины, чтобы люди, живущие в «оккупированных» регионах, могли в конечном счёте подняться и потребовать объединения, как это сделали восточные немцы в 1989 году. Байден должен работать с европейскими партнерами, чтобы сформировать комиссию экспертов, которая будет настаивать на рыночных, демократических, судебных, государственных и военных реформах и оказывать им содействие.

Комиссия должна сосредоточиться, в частности, на сокращении коррупции и повышении прозрачности, чтобы ограничить политическое влияние олигархов и российских марионеток. Байден также мог бы назначить нового посла со специальными знаниями в области демократии и развития или специального посланника на Украине с мандатом на поддержку демократического развития в регионе. Дополнительная военная помощь также должна быть частью уравнения, особенно мобильные радары и военно-морские силы.

Избрание Байдена пробудило новую надежду у тех, кто поддерживает демократию не только на Украине, но и в других частях региона, в том числе в Армении, Белоруссии, Грузии, Молдавии и самой России. Байдену необходимо поддержать этих только что вдохновленных демократов. Путин уже помогает своим оппонентам в Европе и за ее пределами. Он установил тесные связи с Виктором Орбаном в Венгрии, Маттео Сальвини в Италии, Марин Ле Пен во Франции, а также с Трампом и альтернативными правыми в Соединенных Штатах. Путин щедро выделяет средства на средства пропаганды, такие как RT и радио Sputnik. Он оказывает финансовую помощь диктаторам Белоруссии и Венесуэлы. И он осуществил военное вмешательство в Грузию, Сирию и на Украину.

Ранее на ИА REX: Между Россией и США напрочь отсутствуют положительные точки соприкосновения

Байден должен стать противовесом продвижению Путиным автократии. Он должен продолжать публично выступать в поддержку всех, кто борется за демократию в регионе, от Алексея Навального в России до Светланы Тихановской в Белоруссии и сотен менее известных политических заключенных в обеих странах. Его администрация также должна облегчить студентам из России и других регионов обучение в Соединенных Штатах, дать возможность высококвалифицированным рабочим иммигрировать в США, а политическим лидерам — искать убежища в случае необходимости.

В более широком смысле Байден должен использовать запланированный саммит по демократии для создания нового международного института для поддержки демократических лидеров и идей во всем мире. В 1982 году президент США Рональд Рейган предложил создать Национальный фонд демократии, который оказывает помощь профсоюзам, политическим партиям, бизнес-ассоциациям, организациям гражданского общества и средствам массовой информации по всему миру.

Взяв эту идею и обновив ее для цифровой эпохи, Байден смог бы создать новую платформу для соединения неправительственных организаций, молодежных групп, профсоюзов, политических движений и независимых СМИ в новых демократиях или автократических государствах и связать их с аналогичными организациями, тренерами, специалистами и финансовыми сторонниками по всему миру.

Такой рынок гражданского общества — назовите его Международной платформой за свободу — мог бы предлагать онлайн-программы обучения, многоязычную библиотеку основополагающих работ по демократии и верховенству закона, облачное хранилище, ресурсы кибербезопасности, зашифрованные коммуникации, юридические услуги и децентрализованные механизмы краудсорсингового сбора средств.

Наконец, Байдену следует реструктурировать Агентство США по глобальным медиа (USAGM) для более эффективного противостояния российской пропаганде. Ему следует демонтировать нынешнюю централизованную бюрократию для всех подразделений USAGM и преобразовать его организации, ориентированные на корреспондентскую работу, — «Радио Свобода» (СМИ — иностранный агент), Радио Свободная Азия, Ближневосточные радиовещательные сети — в автономные новостные организации, финансируемые конгрессом.

USAGM стало опасно политизированным в эпоху Трампа, что указывает на необходимость более сильного брандмауэра между правительством США и независимыми отчетами, которые оно финансирует. «Голос Америки» (СМИ — иностранный агент) в Латинской Америке и Африке также должен стать самостоятельной независимой организацией, и ей следует прекратить попытки выполнять двойной мандат журналистики и продвижения Соединенных Штатов.

Ранее на ИА REX: Как готовится встреча президентов России и США: разные модели

Остальные отделы общественной дипломатии Госдепартамента США и «Голоса Америки» (СМИ — иностранный агент) должны быть включены в новое правительственное агентство, аналогичное по структуре и полномочиям Агентству международного развития США, но с миссией разъяснять американскую политику, культуру и ценности и координировать действия правительства США, стратегии борьбы с психологической войной противников. Как и администратор USAID, глава этого нового агентства должен подчиняться государственному секретарю, но сохранять операционную автономию.

После Женевы

Байден правильно делает, что проверяет, может ли Путин установить более стабильные и предсказуемые отношения с США. Если российский президент вместо этого решит продолжить вторжение в страны, проведение хакерских и дезинформационных кампаний и арестов ни в чем не повинных россиян и американцев, станет ясно, что он, а не Байден, несет ответственность за конфронтацию с США. Байден также прав, пытаясь работать с Кремлем по ограниченному кругу вопросов, представляющих взаимный интерес, особенно по контролю над вооружениями. Даже в напряженные моменты Холодной войны президенты США видели мудрость в сотрудничестве со своими советскими коллегами для снижения риска ядерной войны.

В то же время администрация Байдена должна быстро разработать другие аспекты своей стратегии по сдерживанию агрессивного поведения Путина, одновременно поддерживая демократические силы в России, Европе и во всем мире. Иными словами, после Женевы начинается тяжелая работа.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть