Три странности дипломатической войны Белоруссии с Польшей

Основной вклад в создание кризиса в польско-белорусских отношениях внесла Варшава, что не оправдывает политического хулиганства её бывшего друга и партнёра
16 марта 2021  14:20 Отправить по email
Печать

Польша совершила все ошибки, которые могла совершить на белорусском направлении в очередном порыве пресловутого «прометеизма». В нынешнем дипломатическом скандале, сопровождающемся взаимной высылкой сотрудников МИД, Минск повышает ставки, двигаясь к понижению уровня двусторонних отношений.

За одну неделю, с 9 по 12 марта, Белоруссия и Польша обменялись нотами и выслали по три дипломатических работника с каждой стороны. Формальным предлогом для конфликта стал инцидент в белорусском приграничном областном центре: 28 февраля польский консул в Бресте Ежи Тимофеюк принял участие в специфическом мероприятии, после чего был объявлен нежелательной персоной.

Причины конфликта лежат гораздо глубже. Однако и формальный предлог, и ряд обстоятельств дипломатического скандала заслуживают интереса, так как демонстрируют уровень политической культуры обеих сторон.

МИД Белоруссии 9 марта вызвал временного поверенного в делах Польши в Белоруссии Мартина Войцеховского. «В ходе встречи польскому дипломату был заявлен решительный протест в связи с участием консула Генерального консульства Республики Польша в Бресте Ежи Тимофеюка в неофициальном мероприятии, посвященном «дню проклятых солдат», прошедшем 28 февраля 2021 г. в г. Бресте с участием представителей связанных с Польшей неправительственных и молодежных организаций. Принципиальная и последовательная позиция белорусской стороны в отношении «проклятых солдат» и их типичных представителей — «банды Бурого» — остается неизменной и неоднократно доводилась до польской стороны. Абсолютно неприемлемы для нас героизация военных преступников, циничное оправдание геноцида белорусского народа, грубейшие нарушения обязательств польской стороны по недопущению героизации нацизма. Своими преступлениями в местах компактного проживания белорусского национального меньшинства «проклятые солдаты» под командованием Ромуальда Райса поставили себя на один уровень с гитлеровскими карателями. Память о сожженных деревнях, сотнях убитых и искалеченных мирных граждан священна для нашей страны. И Белоруссия, и Польша заплатили колоссальную цену за выживание своих народов в той страшной войне», — говорилось в официальном сообщении белорусского министерства.

МИД Польши ответил высылкой сотрудника посольства Белоруссии — чиновника более высокого ранга. Белорусских дипломатов вызвали в министерство и вручили соответствующую ноту. Комментируя решение, 10 марта замминистра иностранных дел Польши Марцин Пшидач отметил, что решение официального Минска является «недружественной и необоснованной акцией», стремлением отвлечь внимание от проблем в самой Белоруссии.

Более того, замглавы дипломатии соседнего государства заявил, что решение о признании польского консула персоной нон грата «никоим образом не отвечает интересам белорусского государства». Пшидач даже позволил себе указать правительству Белоруссии, что делать, сказав: «Мы обращаемся к властям в Минске с призывом не подменять тематику, а вступить в диалог с обществом, освободить политзаключенных и восстановить в Белоруссии реализацию основных гражданских прав, как того ожидает белорусское общество».

То есть МИД Польши вполне ясно дал понять, что он лучше официального Минска разбирается в том, что на самом деле в интересах белорусского государства и чего на самом деле желает народ Белоруссии. Более того, варшавские чиновники в надменной, если не сказать оскорбительной форме указали руководству соседнего государства, что и как делать.

Согласно одной из точек зрения, Варшава возомнила себя столицей давно и бесславно скончавшейся Речи Посполитой. Нынешнему польскому руководству явно хочется быть в роли США при наставлении на путь истинный Гватемалы или Никарагуа. Менторский тон польского МИД схож по тональности с госдеповским. Варшава, однако, не Вашингтон, а Белоруссия — не Венесуэла.

Возмутившись вполне предсказуемым действием варшавских коллег, Минск незамедлительно объявил о нежелательности присутствия двух польских дипломатов, руководителя и консула польского генконсульства в белорусском Гродно. В связи с этим 11 марта Мартин Войцеховский был снова вызван в МИД Белоруссии. Ему была вручена нота с предложением указанным лицам покинуть белорусскую территорию в течение 48 часов. При этом было заявлено: «Принципиальная позиция белорусской стороны о неприемлемости героизации военных преступников и оправдания геноцида белорусского народа будет оставаться неизменной. Равно как и такие константы межгосударственных отношений, как недопустимость нарушения национального законодательства и необходимость работы в рамках Венских конвенций о дипломатических и консульских сношениях».

«Польша оставляет за собой право на адекватный ответ»,написал 11 марта Пшидач на своей странице в Twitter.

На следующий день, 12 марта, Пшидач сообщил об ответной мере МИД Польши на высылку двух польских консулов. «В связи с продолжением недружественных жестов Минска по отношению к польским дипломатам, в рамках принципа взаимности, МИД Польши принял решение о высылке генерального консула Республики Беларусь в Белостоке и консула Республики Беларусь из консульства в Варшаве», — объявил он через ту же социальную сеть.

Эскалация конфликта, несомненно, будет продолжаться. Дело идёт к понижению дипломатического представительства на уровне временных поверенных с перспективой закрытия посольств. Готовность к этому Минск продемонстрировал на примерах США и Швеции.

Повод для дипломатического конфликта заслуживает отдельной мессы. МИД Польши пытается представить ситуацию как неадекватную реакцию официального Минска на невинное общественное мероприятие. Относительно небольшая часть общественности Польши и ещё меньшее количество представителей польской диаспоры чествуют «проклятых солдат» с 2011 года.

МИД Белоруссии, МВД, СК и государственные СМИ настаивают на очень серьёзном поводе для жёсткой реакции. По их версии, в Бресте при участии польского дипломата состоялось прославление преступника, банда которого в 1946 году убивала польских граждан по признаку этнической принадлежности и вероисповедания. Злодеяния совершались в населённых пунктах Волька-Выгоновская, Залешаны, Зани, Концовизна и Шпаки. Безоружных селян — 79 белорусов и православных — бандиты Бурого убивали обухами топоров, не щадя ни женщин, ни детей, ни престарелых. Их сжигали живьём, прятавшихся женщин с детьми отлавливали и умерщвляли на их же подворьях. Так поступали айнзацгруппы гитлеровских оккупантов и банды бандеровцев.

Райс с 1940 года метался между различными польскими группировками. Уже в послевоенный период он вместе с подельниками осуществлял акты геноцида в отношении безоружных сограждан. Именно за это бывший капрал польской армии Ромуальд Райс по кличке Бурый был приговорён судом польского государства и казнён в 1949 году.

Здесь кроется первая странность нынешней скандальной истории. Госструктуры Белоруссии безосновательно называют Райса «нацистом» и «военным преступником». В биографии этого человека есть заслуживающие уважения страницы — например, участие в освобождении от гитлеровцев Вильнюса. Но в послевоенный период он со своей бандой «воевал» с беременными женщинами, детьми и стариками. Именно поэтому прославлением Райса в Польше занимаются отдельные маргиналы, а государственные структуры от акций с упоминанием Бурого дистанцируются.

В то же время известно, что аффилированный с польским правительством Институт национальной памяти пытался содействовать реабилитации Райса, который якобы боролся за свободу Польши от коммунистического режима. Говоря полуправду, польские власти скрывают от польской общественности факты того, как именно банда Бурого осуществляла эту борьбу.

По факту Ромуальд Райс и другие героизируемые «проклятые солдаты» весьма схожи с бандеровцами. Массовое убийство православных белорусов в Восточной Польше отличается от «Волынской резни» на Западной Украине масштабами, но не беззаконием и предельной жестокостью. Под этнические чистки и тогда подводили идеологическое обоснование, и сейчас пытаются. Об этом следует знать тем, кто пытается героизировать Ромуальда Райса на противопоставлении предводителям украинских националистов и властям ПНР.

Противодействовать дегуманизации и разрушению исторической памяти возможно. Однако ни польский ИНП, ни украинский ИНП, ни создавшие и поддерживающие деятельность таких структур не позволят этого сделать. Потому что их миссия — противопоставлять мифических «борцов за свободу» пресловутому «кровавому коммунистическому режиму», не позволявшему себе сжигать безоружных крестьян в хатах, забивать их обухами топоров, убивать младенцев и тому подобное.

Открытое чествование «проклятых солдат» в польской Гайновке (где до сих пор проживает много белорусов) в теории можно было бы считать внутренним делом Польши. Примерно такой же проблемой, как чествование легионеров СС в Латвии и бандеровцев на Украине. Однако официальный Минск акцентирует внимание на том, что Райса со товарищи чествовали в белорусском Бресте, причём с участием польского чиновника, и это в корне меняет дело.

Генпрокуратура Белоруссии 10 марта сообщила о возбуждении прокурором Бреста и принятии к расследованию Следкомом уголовного дела «по факту героизации военных преступников». Отмечено, что «по факту совершения группой лиц умышленных действий, направленных на возбуждение национальной, религиозной вражды и розни по признаку национальной, религиозной, языковой принадлежности и совершения умышленных действий по реабилитации нацизма по ч. 3 ст.130 Уголовного кодекса Республики Беларусь». Указанная статья УК предусматривает ответственность в виде лишения свободы на срок от 5 до 12 лет за экстремизм.

Непонятно, в чём именно белорусские прокуроры и следователи усмотрели реабилитацию именно нацизма. Ранее они дали немало оснований считать себя некомпетентными и не понимающими, что такое нацизм, фашизм и экстремизм.

В официальном сообщении Генпрокуратуры сказано: «В ходе доследственной проверки установлено, что 28 февраля 2021 года в помещении, арендуемом КОУ «Брестский форум польских локальных инициатив» и ООО «Польская школа», с участием несовершеннолетних и молодежи проведено незаконное массовое мероприятие. Облаченные в национальную форму польской скаутской организации молодые люди исполняли песни, читали стихи во славу военных преступников, в том числе Ромуальда Райса, известного по прозвищу Бурый».

Здесь кроется вторая странность нынешней скандальной истории. Фактов в подтверждение заявлений госструктур Белоруссии общественности не представлено. Из опубликованных материалов следует, что собрание действительно было, что польский дипломат на нём присутствовал — этого никто не отрицает. Однако из представленных видеоматериалов, фотографий и прочего не следует, что на нём происходило прославление Райса, что читались стихи во славу военных преступников и осуществлялась пресловутая реабилитации нацизма. Нет таких фактов, во всяком случае среди официально опубликованных.

Ложь и дезинформация сотрудников государственных органов Белоруссии, в том числе прокуратуры и МВД, за последние годы наблюдалась столь часто, что доверять голословным утверждениям официальных лиц и пропагандистов нет никаких оснований. Не стоит далеко ходить за примерами: в начале августа именно они рассказывали общественности о том, как якобы подорвался на «неустановленном взрывном устройстве» безоружный минский манифестант Александр Тарайковский.

Госагитпроп Белоруссии немало потрудился над тем, чтобы обосновать не выдерживающую критики официальную версию нынешнего инцидента. В телеэфир 14 марта были вброшены даже аудиозаписи телефонных разговоров представительниц пропольских белорусских организаций. Однако из публикаций «прослушек» вовсе не следовало, что в Бресте состоялось именно то, на чём настаивают спецслужбы и пропагандисты Белоруссии.

Общественное мнение Белоруссии склонно верить версии иностранных официальных лиц. Временный поверенный в делах Польши в Белоруссии Мартин Войцеховский рассказал 13 марта альтернативную версию произошедшего 28 февраля в Бресте, которую государственные СМИ постсоветской республики игнорируют.

«Это мероприятие никакого отношения к Бурому и к событиям в Гайновке не имело, в отличие от того, что утверждают государственные белорусские СМИ и некоторые эксперты… Может быть, стихи и читали, но 100% не во славу Райса, его имя на той встрече даже не упоминалось. Мы это тщательно проверяли, если бы было по-другому, наш консул просто не участвовал бы в такой встрече… Но еще раз хочу подчеркнуть, что имя Бурого не упоминалось. Наш консул участвовал во встрече, которая была посвящена местной истории, местным событиям — они, по нашему мнению, не имеют никакого антибелорусского контекста и подтекста», — сказал Войцеховский.

Участие в таких мероприятиях представителей польских официальных лиц ранее как бы не замечалось. Во всяком случае, оно не становилось предметом столь пристального внимания, как в случае брестского инцидента. Здесь кроется третья странность нынешней скандальной истории.

Уместно напомнить, как в 2016 году во время визита в Белоруссию польский министр иностранных дел Витольд Ващиковский обсуждал с белорусским коллегой Владимиром Макеем вопросы развития двустороннего сотрудничества. Глава польской дипломатии тогда заявлял: «Когда-то оба наши народа стали жертвами одной империи».

Политическое руководство Белоруссии всячески давало понять, что разделяет подходы Варшавы к такой трактовке истории. Тогда вовсю шла инициированная Александром Лукашенко «белорусизация» во внутренней политике, а в политике внешней Владимир Макей усиленно демонстрировал «разворот на Запад», формально прикрывавшийся декларациями о якобы необходимой «многовекторности» части Союзного государства.

Ситуация кардинально изменилась в 2020 году. Официальная Варшава не признала итоги президентской кампании в Белоруссии и демонстративно оказала президентские почести Светлане Тихановской — кандидату от белорусской оппозиции. Польский премьер-министр Матеуш Моравецкий, польский президент Анджей Дуда и другие официальные лица Польши вполне ясно дали понять, что не признают итоги сфальсифицированных выборов в Белоруссии, а Александра Лукашенко — её законным президентом. МИД Польши отказался отправлять в Минск верительные грамоты.

Более того, Варшава оказала всемерную поддержку белорусской прозападной оппозиции. В автомобиле польского посла был вывезен в Польшу бывший высокопоставленный чиновник — член президиума белорусского оппозиционного «Координационного совета» Павел Латушко.

Не только в польской столице, но и в провинциальных городах при поддержке центральных и местных властей давно действуют центры белорусской политэмиграции, открыто декларирующие необходимость свержения Лукашенко, выхода Белоруссии из интеграционных объединений с Россией, переориентации белорусской политики на Запад — включая членство в НАТО и ЕС. После государственного переворота на Украине в 2014 году, состоявшегося при непосредственном участии Польши, западная помощь белорусским «змагарам» через польский хаб была значительно увеличена. Параллельно шла подпитка аналогичных белорусских структур в Литве и других прибалтийских республиках, которые изыскивали также и свои бюджетные средства на эти цели вдобавок к средствам различных фондов и более богатых партнёров.

КГБ Белоруссии не акцентировал на этом внимания вплоть до недавнего времени. Руководитель спецслужбы Иван Тертель в опубликованном 12 марта интервью прямо заявил о подрывной деятельности польской военной разведки. При этом ведомство не стало раскрывать информацию о масштабной финансовой и иной помощи белорусским националистам по линии польских «фундаций» и прочих зарубежных структур. Такая осторожность вполне объяснима: среди получателей грантов и иной помощи немало сотрудников белорусских государственных структур — например, разных институтов Национальной академии наук, вузов, СМИ, министерств и ведомств (в том числе относящихся к «силовому блоку»).

В тот же день начальник управления ГУБОПиК МВД Белоруссии Александр Лаврукович выступил с комментарием по факту задержания соучредителя брестской «Польской школы». В видеосюжете были продемонстрированы кадры допроса задержанного, галерея портретов польских военных деятелей (Юзеф Пилсудский и другие), а также униформа белорусских поляков. Лаврукович сообщил: «Устанавливается местонахождение других участников преступления. Определяется круг лиц, причастных к противоправной деятельности, направленной на героизацию нацизма».

На следующий день после задержания соучредителя перед белорусскими правоохранителями предстала и директор этой структуры Анна Панишева. Она возвращалась из Польши и, узнав об аресте коллеги, записала и опубликовала специальное видеообращение. Из него следует, что «Польская школа имени Ромуальда Траугутта» действует в Бресте уже шесть лет под эгидой «Брестского форума польских локальных инициатив». Однако претензии со стороны властей Белоруссии появились только сейчас.

Обе организации возглавляет Панишева — выпускница исторического факультета Белгосуниверситета (известной кузницы «национально сознательных» кадров), работница белорусской системы образования со стажем с 1986 года. Администрация Ленинского района г Бреста зарегистрировала ООО «Польская школа» (УНП 291 516 088). Именно под таким названием эта структура и фигурирует в уголовном деле, о возбуждении которого 10 марта сообщил прокурор Бреста. Среди услуг общества с ограниченной ответственностью значится помощь в получении «Карты поляка».

Местные чиновники, прежде всего представители «идеологической вертикали», годами не обращали внимания на деятельность «Брестского форума польских локальных инициатив», а также других аналогичных организаций. От силовиков тоже шли соответствующие отчёты, позволявшие получать новые звания, госнаграды и премии. Вопрос об их ответственности за произошедшее остаётся открытым.

Сегодня чиновники, силовики и пропагандисты Белоруссии демонстрируют большой энтузиазм в борьбе с мифическим прославлением нацизма в среде брестских поляков. Похоже, они попросту мстят за своё унижение в августе-сентябре 2020 года.

Странности дипломатической войны Белоруссии и Польши могут вызвать удивление разве что у зарубежного обывателя, совершенно не знакомого с белорусскими реалиями. Избранный политическим руководством Белоруссии предлог для начала конфликта с Варшавой пока что выглядит не более правдоподобно, чем переданный главе российского ФСБ гротескный «диалог Ника и Майка» или феерическая история с прячущимися в белорусских лесах и болотах российскими «вагнеровцами».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Видео партнёров

Это нужно живым

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть