АПК России – праздник со слезами на глазах

Комментарий к парламентским слушаниям по вопросам госрегулирования цен на продовольственные товары первой необходимости, состоявшимся 10 марта
15 марта 2021  18:29 Отправить по email
Печать

В Государственной думе 10 марта 2021 года прошли слушания на тему «Совершенствование правового механизма государственного регулирования ценообразования на продовольственные товары первой необходимости», на которых прозвучали полярные оценки положения на продовольственном рынке и в аграрно-промышленном секторе страны.

Так, например, если судить по докладу председателя комитета ГД по аграрным вопросам В. И. Кашина, складывающаяся ситуация выглядит как кране тревожно, а по докладам заместителя министра сельского хозяйства РФ О. Н. Лут и статс-секретаря — заместителя министра промышленности и торговли РФ В. Л. Евтухова, все вполне благополучно.

Мы попросили прокомментировать парламентские слушания заведующего кафедрой агроинформатики факультета почвоведения МГУ имени М. В. Ломоносова Дмитрия Хомякова.

* * *

На следующий день после слушаний, а именно 11 марта 2021 года, Минэкономразвития заявило о рассмотрении вопроса по введению механизма демпфера для экспорта растительного масла, в дополнение к зерновым и зернобобовым, а Минсельхоз уведомил руководителей региональных аграрных ведомств, что средства бюджета федерального проекта «Экспорт продукции АПК» для поддержки увеличения производства семян подсолнечника необходимо перераспределить для стимулирования роста производства бутилированного подсолнечного масла. Таким образом, объемы и сферы государственного регулирования сельскохозяйственного производства, переработки продукции и ее экспорта постоянно растут. Это дает искаженные сигналы бизнесу, деформирует рынок, увеличивает риски, снижает инвестиционную привлекательность отрасли, уменьшает её маржинальность и наличие оборотных средств на проведение неотложных работ и, несомненно, сказывается на мировых и внутренних ценах на продовольствие и сельскохозяйственное сырье. И в этом большинство участников прошедшего в Государственной думе мероприятия сошлось во мнениях.

По итогам 2020 года, на фоне высокого урожая зерновых, сельское хозяйство стало единственной отраслью экономики, продемонстрировавшей уверенный рост (по данным Росстата, валовая продукция отрасли прибавила 1,5%). Доля прибыльных организаций впервые за долгие годы составила более 80%, прибыль увеличилась на 34%, убытки снизились на 60%. Однако в выступлениях не отмечалось, что наряду с вышеупомянутыми факторами именно экспорт позволил сельскохозяйственным товаропроизводителям частично компенсировать негативное влияние постоянного диспаритета цен, складывающегося на внутреннем рынке.

Ежегодно аграриям для приобретения промышленных товаров необходимо увеличивать продажу своей продукции. Например, если в 2016 году для того, чтобы приобрести 1 тонну дизельного топлива, необходимо было продать 3,3 тонны пшеницы, то в 2020 году для покупки 1 тонны солярки уже требовалось 4,2 тонны пшеницы.

Стремительный (иначе не скажешь) рост демонстрируют цены на все важнейшие для АПК товары промышленного производства — ГСМ, электроэнергия (для села это в 2021 году 9 руб. за 1 кВт/ч), минеральные удобрения, другие агрохимикаты и пестициды, семена и племенной материал, комбикорма и кормовые добавки, сельскохозяйственная техника, и т. д.

Так что же привело к росту потребительских цен на основные продукты на внутреннем рынке, который к концу 2020 года по отношению к аналогичному периоду 2019 года составил: на сахар — 65%, картофель — 38%, морковь — 35%, подсолнечное масло — 27%, помидоры — 20%, на яйца куриные — 18%. Рост продолжается и сегодня, несмотря на усилия правительства РФ по их стабилизации, выразившиеся в принятии комплекса регуляторных мер.

Потребительские цены в России с 2 по 9 марта поднялись на 0,2%, как и за период с 25 февраля по 1 марта, а с начала года инфляция достигла 1,7%. Такие данные приводит Федеральная служба государственной статистики (Росстат).

В прошлом году инфляция в целом за март составила 0,6%, с начала года — 1,3%. За отчетный период плодоовощная продукция в среднем стала дешевле на 0,3%, однако подорожали картофель и морковь — на 2,6%, лук и белокочанная капуста — на 1,2%, яблоки — на 0,3%. При этом ощутимо выросли цены на мясо кур (на 1,7%) и куриные яйца (на 0,9%).

Цены на сахар-песок и подсолнечное масло, которые резко увеличились в прошлом году, в среднем по России с 2 по 9 марта повысились на 0,4% и 0,1%.

Ведомство также отмечает, что цены на бензин поднялись на 0,3%, дизельное топливо — на 0,1% (данная информация подготовлена ведомством на основе еженедельной регистрации потребительских цен на 106 видов важнейших товаров и услуг в 282 городах России).

В решении парламентских слушаний отмечено, что меры госрегулирования, с другой стороны, стали причиной снижения объемов производства продуктов питания! Так, в феврале 2021 года выпуск рафинированного подсолнечного масла снизился на 26% по сравнению с декабрем 2020 года, производство нерафинированного масла снизилось на 12%, свекловичного сахара — почти на 70%.

Экспорт аграрной продукции относится к несырьевому. Его организационно и финансово поддерживает государство, причем расходы обычно не секвестрируются, а только растут. По информации Росстата, для сельскохозяйственных товаров и сырья (кроме текстильного) с 2016 по 2020 год он рос и составил $17,1 млрд, $20,7 млрд, $25,0 млрд, $24,8 млрд и $29,7 млрд соответственно.

Минсельхоз РФ рапортует о более высоких объемах. Для сельскохозяйственных товаров и сырья, по его данным за рассматриваемый период, он достигал $17,8 млрд, $21,6 млрд, $25,8 млрд, $25,6 млрд и $30,7 млрд. В 2020 году экспорт сравнялся или даже превысил импорт, что произошло впервые за историю новой России.

Достижение обозначенной в 2018 году цели — обеспечить его объем в $45 млрд к 2024 году — пока, правда, перенесено на 2030 год. А с 2021 года на неопределенный срок введено тарифное и нетарифное регулирование по зерну и ряду других товарных позиций. Любой запрет для рынка — это предвестник дефицита. Ведь повышение пошлин не решает главную проблему — объективного роста себестоимости сельхозпродукции и, следовательно, роста цен на неё на внутреннем рынке.

На парламентских слушаниях упоминался опыт плановой экономики с всеобъемлющим государственным регулированием цен. В СССР проблема обеспечения населения качественным продовольствием в необходимых объемах и свободный доступ к нему так и не была полностью решена.

Сейчас рыночная экономика России открыта и естественным путем использует сложившуюся благоприятную мировую конъюнктуру, а также зависит от курса национальной валюты. С 2013 года по отношению к резервным рубль девальвирован в 2,5 раза. Возникает резонный вопрос, что и как регулировать?

Еще один пример, 1 кг пшеницы 4-го класса сегодня реализуется сельскохозяйственным товаропроизводителем по цене в 14,8 рубля. Произведенный из этого сырья 1 кг муки стоит уже 20,9 рубля, а выпеченный из этой муки хлеб — 52,4 рубля за кг. В рознице хлеб реализуется уже по цене 84,7 рубля за кг. Таким образом, выручка торговли от продажи хлеба сегодня в 2,2 раза выше, чем выручка производителя зерна.

Сельское хозяйство страны было, есть и должно оставаться многоукладным. Свободная конкуренция и наличие товаров — основа снижения цен. Это тема отдельного серьезного разговора. В связи с этим все более актуальной становится задача расширения возможностей малых формам хозяйствования, производящих 55% товарной продукции отрасли, реализовывать свой товар самостоятельно, на рынке, ярмарке, в нестационарном маленьком магазине, с автолавки или другими способами, в том числе на принадлежащем им земельном участке. Это находится в первую очередь в сфере компетенций региональных властей и местного самоуправления.

За сегодняшними событиями исчезло другое, весьма значимое для страны, — 27 марта 1954 года Совет министров СССР и ЦК КПСС приняли совместное постановление «Об увеличении производства зерна за счет освоения целинных и залежных земель». Программа охватила 42,5 млн га степей Поволжья, Сибири, Урала, Дальнего Востока и Казахстана (здесь 25,0 млн га). Был дан старт антропогенному преобразованию огромных территорий и распашке почв. Отгонное животноводство на естественных пастбищах в кратчайшие сроки было заменено земледелием, в основном производством зерна. Уроки многолетнего опыта, содержащего героические и трагические события, до сих пор объективно и непредвзято не подведены. Скорее, пока просто исключены из общественного внимания. Хотя существуют полярные оценки этого грандиозного явления.

Мне, как почвоведу и агрохимику, ясно одно. Почва является неотъемлемой и главной частью всех наземных экосистем определенного пространственного уровня. Временные задержки между ухудшением состояния почв, в целом окружающей среды, и его социально-экономическими последствиями способствуют тому, что люди не осознают серьезность и актуальность проблемы, не предпринимают шагов к ее разрешению.

Как и тогда, так и сейчас, правовое регулирование не дает понятного представления о месте почвенных ресурсов и почвенного покрова в организации землепользования, реализации земельной политики, ведении агропроизводства и формировании устойчивой национальной продовольственной системы. Почвы остаются недооцененным национальным богатством.

На парламентских слушаниях упоминалась программа «Второй целины». С 2020 года рассматривается (существует ряд вариантов проекта госпрограммы) повторное возвращение в сельскохозяйственный оборот от 9 до 13 млн га ранее использовавшихся площадей. Это в основном изначально низко плодородные почвы, нуждающиеся в коренном улучшении и мелиорации, а в настоящее время уже покрытые лесом и кустарниками. Расположены в нечерноземной зоне, для них более подходят новые формы агропроизводства в лесах, охота, аграрный туризм, лесное хозяйство, кстати, недавно разрешенное для этих угодий.

Минсельхоз РФ рассчитывает обеспечить расширение посевов зерновых и зернобобовых до 50 млн га и достижение валового сбора зерна в весе после доработки не менее 141 млн т для увеличения его экспорта. Вынос с ним элементов минерального питания растений, составляющих основу плодородия почв: N, P2O5, K2O (д. в.), будет как минимум: 4,3 млн т азота, 1,7 млн т фосфора и 3,3 млн т калия. В сумме — 9,3 млн т д. в. Плюс 1,4 млн т кальция и 1,2 млн т магния.

Эти цифры можно сравнить со средними ежегодными объемами применения минеральных удобрений (д. в.) за пятилетние периоды, рассчитанные нами с использованием данных Росстата. За 2001−2005 годы — 1,4 млн т; 2006−2010 — 1,8 млн т; 2011−2015 — 1,9 млн т; 2016−2020 — 2,6 млн т.

На 1 га в среднем необходимо вносить 6−9 т известковых материалов с периодичность 5−7 лет. Их применение в РФ за прошедший 20-летний период составляло не более 2,3 млн т физической массы в год — 25 кг/га пашни, находящейся в обороте. Темпы известкования недопустимо уменьшились по сравнению с 1985—1990 годами. Тогда это было 31,0 млн т в год или 235 кг/га пашни. Следовательно, снижается эффективность агротехнологий, окупаемость минеральных удобрений и качество урожаев.

На 01.01.2019 года в РФ из обследованных 100 млн га пашни кислые почвы, требующие первоочередного известкования, занимают 35%, а в Центральном федеральном округе их 61%. Агрохимические обследования свидетельствуют, что процессы подкисления нарастают, повышается доля и площади кислых пахотных почв, ежегодно увеличивается потребность в известковании.

Баланс элементов минерального питания растений в земледелии и кормопроизводстве России много лет отрицательный! В соотношении вносимых N, P2O5, K2O (д. в.) превалирует азот — 1,0: 0,4: 0,27, что далеко от оптимального и научно обоснованного, учитывая агрохимические параметры пахотных почв России: 1,0: 0,6: 0,4.

Поэтому при существующих объемах применения минеральных и органических удобрений, а также темпов известкования, разница в количестве поступающих и извлекаемых из почвы элементов минерального питания увеличится, а угроза деградация почвенного покрова нарастает.

С точки зрения экологии, экспорт аграрной продукции (в первую очередь растениеводства) можно рассматривать как некомпенсированный вывоз за границу основы плодородия почв — миллионов тонн макро- и микроэлементов минерального питания растений, включая стратегический и дефицитный во всем мире фосфор. По показателям фосфатного режима 22% площади пашни страны занимают почвы с очень низким и низким содержанием подвижного фосфора, требующие первоочередного внесения высоких доз фосфорных удобрений и проведения приема химической мелиорации — фосфоритования. Мировые цены на фосфорные удобрения достигли максимума за девять лет, увеличившись за февраль 2021 года более чем на 40% (пример: цена диаммофоса (FOB Балтика) — $540/т или 40 500 рублей/т).

Во время пандемии в условиях стагфляции у хозяйств возникает необходимость сокращать растущие издержки. В первую очередь ограничиваются закупки агрохимикатов, экспорт которых не регулируется.

Минсельхоз поддержал идею Минпромторга о фиксации цен на основные виды минеральных удобрений на два-три месяца для прохождения весенней посевной. Но это будет опять сделано на пике цен. Сформировать достоверный внебиржевой их индекс поможет обязанность поставщиков агрохимикатов предоставлять бирже информацию по договорам, заключенным вне организованных торгов. По данным Росстата, за 2020 год цены на удобрения на внутреннем рынке выросли на 11−41%, а с начала текущего года отдельные виды подорожали на 10−20%.

В прогнозы Минсельхоза РФ по увеличению в среднесрочной перспективе ежегодных объемов применения химических мелиорантов (до 4−6 млн т физической массы известковых материалов) и минеральных удобрений (до 4−8 млн т д. в.) могут быть внесены существенные коррективы. Сейчас проблема заключается как в цене удобрений, так и в их доступности. Производители и трейдеры не согласовывают поставки по старым ценам, а по новым — не могут покупать сами сельхозпроизводители потерявшие выручку в результате регулирования цен.

Вопрос со стоимостью и объемами удобрений для российских аграриев пока остается нерешенным.

Снижение потенциального плодородия и деградационные процессы почв, используемых в агропроизводстве (в том числе декарбонизация, потеря органического вещества, гумуса), с каждым годом усиливаются. Существует момент, когда они станут необратимыми на значительных площадях. Об этом свидетельствует опыт «Первой целины». В случае сохранения действующего, к сожалению, повторяющегося в отечественной истории, подхода, не соответствующего принципам устойчивого развития, пределы роста аграрной отрасли будут обусловлены ежегодно уменьшающимся потенциалом плодородия российских почв. Тогда что и как мы станем регулировать?

«Зеленая» экономика и «углеродные» границы, «углеродный налог», «углеродный след» товаров вновь поставят вопрос о технологиях их получения и необходимости компенсировать экологические последствия производства, в том числе и для аграрного сектора.

По нашему мнению, «климатически нейтральное» сельское хозяйство предполагает:

1) обязательное обеспечение воспроизводства плодородия почв, желательно расширенное, достигающееся за счет технологий, включающих оценку и корректировку расходных и приходных статей баланса элементов минерального питания растений в агроценозах;

2) максимально возможное использование ресурсов органического вещества, включая отходы животноводства (вернее вторичные ресурсы);

3) недопущение снижения запасов гумуса в пахотных почвах (декарбонизации);

4) исключение деградации почв и всех видов эрозии;

5) исключение неконтролируемого обращения и поступления углерод-, фосфор- и азотсодержащих соединений в окружающую среду.

А современная «зеленая агрохимия» предполагает недопустимость неконтролируемого поступления химических элементов и веществ в окружающую среду, сокращение числа стадий, этапов или технологических операций полного цикла получения агрохимикатов и товарной продукции растениеводства, а также максимальное полезное использование отходов, растительных остатков, побочной продукции сельскохозяйственного производства (соломы, ботвы) и сидератов. Естественно, что основой любой системы земледелия является севооборот.

По сообщению AFP, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш 11 марта 2021 года во время заседания совета, посвященного связи между голодом и безопасностью, предупредил Совет Безопасности, что без немедленных действий миллионы людей рискуют умереть от голода во всем мире. Климатические потрясения и пандемия COVID-19 увеличивают риски. «Моя идея проста: если вы не кормите людей, вы подпитываете конфликты», — настаивал он, подчеркивая ответственность человека за создание голода.

С этим трудно не согласиться…

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть