В чём стратегия захвата Китаем иностранных территорий? – Project Syndicate

После того, как ему сошла с рук экспансия в Южно-Китайском море, режим Си Цзиньпина стал самым решительным образом продвигать эту же модель в Гималаях
11 марта 2021  14:36 Отправить по email
Печать

Набравшись излишней храбрости после того, как ему сошла с рук экспансия в Южно-Китайском море, режим председателя КНР Си Цзиньпина стал самым решительным образом продвигать эту же модель в Гималаях. Так, Китай осуществляет активное строительство большого числа новых деревень в спорных приграничных районах, чтобы расширить или укрепить свой контроль над стратегически важными районами, которые Индия, Бутан и Непал считают частью своей территории, пишет Брахма Челлани в статье, вышедшей 9 марта на портале Project Syndicate.

Подчеркивает стратегическую важность стремления КНР заселить эти пустынные, необитаемые приграничные районы наращивание там широкого круга новых военных объектов от станций радиоэлектронной борьбы и объектов противовоздушной обороны до подземных складов боеприпасов.

На фоне активного строительства военных объектов Китаем внимание региона вновь приковано к экспансионистской стратегии китайского лидера. И всё это происходит на фоне того, как десятки тысяч китайских военных, несмотря на недавнее размежевание в одном районе, по-прежнему блокированы в многочисленных противостояниях с индийскими войсками. Периодические перестрелки начались в мае прошлого года после того, как Индия с тревогой обнаружила, что китайские войска незаметно заняли горные вершины и другие стратегические выгодные позиции в ее северных пограничных районах Ладакха.

Недавно построенные Китаем приграничные деревни в Гималаях аналогичны искусственно созданным островам в Южно-Китайском море, геополитическую карту которого Пекин перерисовал без единого выстрела. Китайский лидер осуществлял свой экспансионизм в Южно-Китайском море посредством асимметричной или гибридной войны, ведущейся ниже порога открытого вооруженного конфликта. Этот подход сочетает обычную и нерегулярную тактику с небольшими постепенными территориальными посягательствами (схожими с нарезкой колбасы), психологическими манипуляциями, дезинформацией, законностью и принудительной дипломатией.

Теперь Китай применяет этот метод на окраинах Гималаев. Гонконгская газета South China Morning Post со ссылкой на правительственный документ Китая недавно сообщила, что Китай намерен построить 624 приграничных деревни в спорных районах Гималаев. Во имя «борьбы с нищетой» Коммунистическая партия Китая бездушно искореняет тибетских кочевников и заставляет их селиться в искусственно созданных приграничных деревнях в изолированных высокогорных районах. КПК также направила членов партии из числа народности хань в такие деревни в качестве местных надзирателей.

Первым шагом Китая к заявлению претензий на тот или иной район обычно является создание территориального спора там, где его раньше не было, после чего он тихой сапой пытается захватить желанный район. В авангарде такой стратегии режим Си Цзиньпина часто использует гражданское ополчение.

Таким образом, точно так же, как Китай использовал флотилии гражданских рыболовных судов, поддерживаемых береговой охраной, для экспансионистских набегов в Южном и Восточно-Китайском морях, он стал посылать пастухов впереди регулярных войск в пустынные пограничные районы Гималаев для разжигания споров, которые потом становились поводом для последующего установления контроля над территориями. Такой подход позволил ему отгрызть территорию Гималаев — по одному пастбищу за раз.

В соответствии с международным правом территориальные претензии должны основываться на непрерывном и мирном осуществлении суверенитета над соответствующей территорией. До сих пор притязания Китая на Гималаи основывались на подходе «кто сильнее, тот и прав», направленном на расширение аннексии Тибета на приграничные территории соседних стран. Строя новые приграничные деревни и переселяя туда людей, Китай теперь может ссылаться на международное право в поддержку своих требований. Фактический контроль — непременное условие убедительных территориальных притязаний в международном праве. Наличие вооруженных патрулей не может считаться примером такого фактического контроля, а вот населенные пункты его обеспечивают.

Скорость и незаметность, с которыми Китай изменяет расстановку сил на местах в Гималаях, не обращая внимания на геополитические последствия, также преследуют другие цели. Например, из-за приграничных деревень вооруженные силы противника не смогут в столь же значительной мере применять силу, тогда как сами эти деревни будут одновременно способствовать сбору разведывательных данных Пекином и проведению им трансграничных операций.

Спутниковые снимки показывают, насколько быстро выросли такие деревни, а вместе с ними и так же быстро были построены новые обширные дороги и военные объекты. Китайское правительство недавно оправдало строительство новой деревни на территории обширного индийского пограничного штата Аруначал-Прадеш, заявив, что оно «никогда не признавало» суверенитет Индии над этим регионом. И территориальные посягательства Китая не пощадили одну из самых маленьких стран в мире — Бутан, или даже Непал, где действует прокитайское коммунистическое правительство.

Китай задумал свою программу создания приграничных деревень после того, как Си Цзиньпин в 2017 году призвал тибетских пастухов селиться в приграничных районах и «стать защитниками китайской территории». Он сказал в своем обращении, что «без мира на территории не будет мирной жизни для миллионов семей». Но программа Си Цзиньпина по «борьбе с бедностью» в Тибете, которая неуклонно набирает обороты с 2019 года, сосредоточена на циничном переселении бедняков на территории соседних стран.

Отголоски морской экспансии Китая актуальны и для окружающей среды в Гималаях. Так, строительство островов в Южно-Китайском море «нанесло серьезный ущерб окружающей среде коралловых рифов», согласно мнению международного арбитража. Точно так же строительство Китаем деревень и военных объектов в приграничных районах угрожает нанести ущерб экологически уязвимым Гималаям, которые являются истоком великих рек Азии. Ущерб окружающей среде уже очевиден на некогда нетронутом плато Доклам, на которое претендует Бутан и которое Китай превратил в сильно милитаризованную зону после захвата его в 2017 году.

Глава индийской армии Манодж Нараване недавно заявил, что китайская тактика салями «не сработает». Однако даже такая важная военная держава, как Индия, не может найти эффективные способы противодействия территориальному расширению Китая вдоль одной из самых негостеприимных и коварных границ мира.

Осуществляемая без единого выстрела агрессия Китая, в основе которой лежит использование при поддержке вооруженных сил гражданских лиц для создания новых условий на местах, затрудняет оборону, поскольку ей необходимо противодействовать, не прибегая к открытым боевым действиям. Хотя Индия ответила крупномасштабным военным развертыванием, китайские войска по-прежнему контролируют большую часть территорий, захваченных ими почти год назад. Пока что стратегия Китая оказывается столь же эффективной на суше, как и на море.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть