Зачем американские военачальники вспомнили о ядерной войне?

Много шума в СМИ наделало заявление адмирала Чарльза Ричарда, шефа Стратегического командования США, о возможности ядерной войны с Россией и Китаем
5 февраля 2021  16:54 Отправить по email
Печать

Много шума в СМИ наделало заявление адмирала Чарльза Ричарда, шефа Стратегического командования США, о возможности ядерной войны с Россией и Китаем. Американскому военачальнику ответили многие, в том числе военные профессионалы, которые, как генерал Евгений Бужинский, известный своим участием в переговорах по выработке соглашений по РСМД и СНВ, жестко стоят на своем. Ядерную войну могут планировать только «неадекваты», и после первого же обмена ударами цивилизация на планете закончится примерно на сто тысяч лет.

И такая постановка вопроса правомерна прежде всего в связи с тем, что само публичное обсуждение такой тематики означает троллинг Москвы и Пекина определенными «умами» на Западе, которые такими заявлениями прощупывают российские и китайские элиты на прочность и на излом. Американцы никогда не изобретают велосипед: сработавшее один раз, они применяют и дальше, до тех пор, пока не обломятся, и только после этого разрабатывают новое. Давайте вспомним, как при Рональде Рейгане начала муссироваться тема «звездных войн» — так называемой СОИ, стратегической оборонной инициативы. Если брать военную сторону вопроса, то тема оказалась чистым блефом. Во-первых, с самого начала было понятно, что «подземные платформы» с несколькими отстоящими друг от друга пусковыми шахтами для каждой МБР (межконтинентальной баллистической ракеты наземного базирования), которая в них будет появляться попеременно, чтобы обеспечить живучесть в условиях ядерной войны, — это из области фантастики. Тем более что СССР быстро нашел на эту гипотетическую угрозу вполне реальный и очень болезненный для США ответ — БЖРК (боевые железнодорожные ракетные комплексы). Во-вторых, все расчеты «звездных войн» строились на базе внушавшейся Рейгану концепции «ограниченной ядерной войны», которую якобы можно вести, избегая эскалации до полномасштабного обмена стратегическими ядерными ударами. Американские специалисты сами же эти наивные благоглупости опровергли, подсчитав, что любая, даже самая «ограниченная» война с применением ядерного оружия обойдется США не менее, чем в 30 млн жертв, при том что удержать ее в контролируемых рамках практически невозможно. И генерал Бужинский еще раз безусловно прав, утверждая принципиальную невозможность никаких контролируемых ограничений в такой войне.

Поэтому «ядерные» угрозы адмирала Ричарда — это прежде всего информационное оружие, ибо отмороженных намного меньше, чем реалистов, не только в российском Минобороны, но и в Пентагоне, где даже своих зарвавшихся политиков, бывает, жестко одергивают. Нам же следует понять, почему Ричард «высунулся» со своими умозаключениями именно сейчас. Ведь всем хорошо известно, что главные штабы и командования — Генеральный штаб у нас и Объединенный комитет начальников штабов (видов вооруженных сил) в США — затем и существуют, чтобы разрабатывать любые военные планы, невзирая на их последствия для цивилизации. Принцип простой: на каждую потенциальную угрозу, даже если реальных шансов на ее реализацию ноль целых, пол-единицы тысячных, должен быть разработан ответ. Но ни эти угрозы, ни эти, тем более, ответы перед общественностью не озвучиваются — это совершенно секретные сведения, за которыми гоняются иностранные разведки, разглашение которых, даже непреднамеренное, влечет за собой очень серьезную ответственность. А у любого военного понятие «режима секретности» — в крови.

В принципе, понятно, почему американский адмирал закрутил эту «пластинку» сейчас с точки зрения внутренней политики. Новая администрация Джо Байдена первым делом в срочном порядке продлила договор СНВ-3 с Россией, забыв о требовании прежней администрации Дональда Трампа его скорректировать, а заодно и привлечь к переговорам Китай, который от этого отказывался. Американцам четыре года внушалось, что в противном случае их безопасность пострадает, и теперь таким вот иносказательным, пусть и экстравагантным способом «стратегический шеф» Пентагона свою общественность успокаивает. Не менее прозрачна и внешнеполитическая сторона. В Вашингтоне, запустив в Россию в лице Навального «черного кота» и рассчитывая превратить его в «Троянского коня», очень внимательно следят за происходящим на внутриполитическом фронте. Интересуют не столько протестные акции, ибо специалистам в США хорошо известно, как они организованы, сколько расстановка сил в элитах. Понятно и почему. Во-первых, не секрет, что «репатриация» оппозиционера совсем не случайно приурочена к смене власти в Белом доме, это часть новой стратегии США на российском направлении. Во-вторых, в Вашингтоне хорошо известно, что за Навальным стоят определенные «башни» в самой российской власти, которых смена американского президента должна вдохновить. В-третьих, усиление этих компрадорских «башен», как убеждены американские стратеги, напрямую влияет на решимость российской власти при принятии судьбоносных решений в сфере национальной и военной безопасности. И «ядерный» зондаж Ричарда — именно про это (потому еще раз прав Бужинский, когда он тычет американскую сторону носом в супервулкан Йеллоустоун и калифорнийский тектонический разлом Сан-Андреас как возможные цели для ответных ударов). В-четвертых, обобщая первые три позиции, констатируем, что в США постоянно держат в уме горбачевскую «перестройку», когда оказавшись под прессингом СОИ и внутренних протестных настроений, Москва «слила», согласившись на разрушение СССР и фактическую ядерную капитуляцию (один известный договор ВОУ-НОУ чего стоит!). Явно надеются повторить.

Но это лишь одна сторона вопроса. Другая — в том, какую аргументацию адмирал Ричард применяет, ибо в ней зашифрована определенная информация, раскрывающая глаза на определенные вещи. Давайте обратимся к самому материалу, опубликованному в Washington Times, издании, специализирующемся на аналитических «утечках». Первое, что делает американский стратег, фактически подтверждает правоту генерала Бужинского. «Существует реальная вероятность того, что региональный кризис с Россией или Китаем может быстро перерасти в конфликт, связанный с ядерным оружием, если эти страны почувствуют, что потери в обычных вооружениях будут угрожать режиму или государству». Поэтому Ричард призывает Пентагон не бояться ядерной эскалации и закладывать ее во все расчеты, чтобы устраивать ее самим, а не идти в фарватере российской и китайской реакции на конвенциональное нападение. «Правительству и военному руководству необходимо лучше понять новые опасности ядерного конфликта и разработать новые концепции сдерживания и, при необходимости, стратегии ведения ядерной войны». Иначе, пугает он американскую элиту, «мы снова находимся на пути подготовки к конфликту, который мы предпочитаем, а не к конфликту, с которым мы, вероятно, столкнемся».

Итак, понимая, что ответом на неядерное нападение в условиях конвенционального неравенства будет ядерное возмездие, адмирал Ричард призывает взять на вооружение стратегию первого ядерного удара, способного уничтожить средства ядерного ответа. Раз не получается ядерную войну «ограничить» определенными, выгодными для себя ТВД (пример Калининграда или Тайваня), значит, нужно избегать собственных чрезмерных потерь иным способом. И наносить не «точечные», а массированные удары по всей инфраструктуре, даже если военные действия планируются локальные. Означает ли это, что в архив сдаются планы глобального неядерного удара, над которыми в США работали все постсоветское тридцатилетие, американский военачальник не уточняет. Не разбирает он и такие детали, как состояние систем раннего предупреждения, которые способны обеспечить не ответный, а ответно-встречный режим возмездия. А также то, что подобный американский авантюризм со всей неизбежностью поставит в повестку дня Москвы и Пекина вопрос превентивного ядерного удара по изготовившимся к нападению ядерным силам США в случае получения неопровержимых данных о подготовке такого нападения. Иначе говоря, с легкой руки адмирала Ричарда, и это самая большая опасность его эпистолярных упражнений, снижается не только порог применения ядерных вооружений, но и сроки, а с ними и достоверность принятия соответствующих решений командованием противоположных сторон. Конкретных шагов американская сторона еще не сделала, пока только слова, но эти слова — уже фактор, деструктивно влияющий на стратегическую стабильность, в том числе ввиду резкого снижения уровня взаимного доверия.

Второе, что обращает внимание. Ричард обвиняет Россию и Китай в размещении «передовых стратегических сил». Где именно, он не указывает. И это на фоне гигантской сети военных баз США по всему миру, в том числе тех, где размещено готовое к применению американское ядерное оружие. У Китая только одна база за рубежом — в Джибути, которая никак не угрожает ни одной из стран НАТО, а у России таких баз за пределами постсоветского пространства тоже раз-два — и обчелся. И сами американские лидеры неоднократно подтверждали, что эти базы, существующие в системе внешних альянсов, призваны «проецировать американскую силу в глобальном масштабе». Главный внешнеполитический упрек Трампу, как помним, предъявлялся именно за ослабление этих альянсов на примере НАТО и Европы. Какой необходимо сделать вывод из адресованных нам обвинений в «передовом развертывании» стратегических сил? Это демонстрация намерений Пентагона прикрывать подготовку к ядерному нападению дезинформационными обвинениями Москвы и Пекина. Прием, опять-таки, не новый, широко используемый, но в конкретных современных условиях этот адмиральский пассаж указывает, что ухо следует держать востро, ибо нюансы муссирования этой темы в западном информационном поле вполне могут служить одним из разведывательных признаков скорой агрессии.

Третий важный момент. Адмирал считает, что сдерживание России и Китая вместе, одновременно и с помощью примерно одинаковой стратегии, сил и средств невозможно; требуются разные подходы. И еще он проговаривается, что в подготовке американских военных кадров это обстоятельство в полной мере уже учитывается. Очень существенное замечание, дающее море пищи для размышлений. Как минимум, поскольку адмирал не проясняет мотивов этого утверждения, которые в принципе понятны (если коротко, то разные ТВД), это указывает на то, что в американском стратегическом планировании берет верх идея не одновременного удара по России и Китаю, как отрабатывалось на множестве учений стратегических сил США. А последовательных действий, рассчитанных на уничтожение противников поодиночке. Какая именно последовательность планируется — уже второй вопрос, гадать не будем. Думается, что в политическом руководстве и военном командовании в Москве и Пекине из этой очередной попытки предупредить сближение наших стран, сыграв в игру «разделяй — и властвуй», сделают определенные выводы. Собственно, если судить по все более тесному сближению в военной сфере — от совместного патрулирования дальней авиации до создания совместимых систем раннего предупреждения — такие выводы уже сделаны. И чем эти связи будут теснее — тем меньше шансов на реализацию тех угроз, о которых заявляет Ричард.

Четвертая, весьма откровенная, с множественным «дном», адмиральская мысль — о том, что США в течение двух десятилетий слишком увлекались борьбой с терроризмом, а сейчас нужно изменить философию мышления, развернув ее в сторону подготовки к серьезной большой войне. «США сосредоточили внимание на борьбе с терроризмом после терактов 11 сентября, когда и Китай, и Россия бросились наращивать свои ядерные арсеналы». Обе страны «начали агрессивно бросать вызов международным нормам и глобальному миру, используя инструменты силы и угрозы силы способами, невиданными в разгар холодной войны, например, с помощью кибератак и угроз в космосе». «Китай и Россия также использовали глобальную пандемию для продвижения своих национальных интересов. И такое поведение дестабилизирует и, если его не остановить, увеличивает риск кризиса или конфликта великих держав». «Мы должны сдерживать их агрессию; уступки рискуют укрепить представления о том, что США не хотят или не могут ответить, что может еще больше их ободрить. Американские союзники также могут неверно истолковать бездействие США как нежелание или неспособность играть ведущую роль в стратегическом соревновании».

Вот с этого момента, как говорится, пожалуйста, поподробнее. Это дипломату язык дан, чтобы скрывать мысли; у генералов и адмиралов, особенно американских, он очень любит развязываться; некоторые, вроде Нормана Шварцкопфа или Стэнли Маккристала, каждый в свое время даже от этого пострадали, когда их откровения высокопоставленными политиками принимались на свой счет. Итак, адмирал Ричард констатирует, что так называемая «борьба с терроризмом», запущенная после «терактов» в Нью-Йорке, на деле являлась не чем иным, как обманной, «убаюкивающей» стратегией для завоевания определенных позиций. Как мы понимаем, в центре Евразии, на ближних подступах к сферам российских и китайских национальных интересов, тесно связанных с безопасностью. Помимо того, что из этого косвенно вытекает рукотворный характер тех самых «терактов» 9/11, о которых в самих США вышел уже не один компетентный доклад с исчерпывающими выводами, Ричард признается, что уловка не сработала. В Москве и Пекине этот «месседж» своевременно расшифровали и приняли меры. Далее адмирал, так же косвенно, «между строк», сообщает, что и пандемия являлась делом американских рук, но что Китай, а следом и Россия и эту тему раскусили и переиграли США на их же поле. И именно эти «возмутительные» американские поражения на «мягком» фронте, поставив под сомнение квалификацию их разработчиков и исполнителей, сегодня вынуждают США эту стратегию менять, предпочитая ей «лобовое» противоборство в ядерной сфере. Увесистый булыжник, если учесть реверансы европейскому пониманию политики Вашингтона, летит и в огород экс-президента Трампа. США, как выводит свою логику адмирал Ричард, — снова безоговорочный лидер Запада, готовый не только к прямому противостоянию с его «врагами», но и к повышению ставок в нем до ядерных. И пусть уж не обессудят союзники, боящиеся ядерной темы как огня.

Пятое, на что следует обратить внимание. На словах Китай и Россию в Вашингтоне пытаются развести, спекулируя различием не только стратегий сдерживания той или иной «ревизионистской» державы, как они именуются в американских государственных документах стратегического уровня, но и подходов в «мирной» политике. Китай, в лексике адмирала Ричарда, — в целом «стратегический партнер», которого «сильно занесло» в ядерном вопросе; Россия же — «агрессивно модернизируется», в том числе путем развертывания инновационных видов потенциально ядерных вооружений. Но по списку претензий — технологическое совершенствование вооружений, их размещение на «спорных» территориях в конфликтных бассейнах и, самое главное, — расширение ядерных арсеналов, увеличивающихся кратно в последние годы, что, по мнению Ричарда, представляет Поднебесной возможность нанесения первого удара, вопреки обязательствам — видно, что Китай адмирала раздражает сильно. И особой разницы с Россией в этом вопросе не просматривается. Кроме того, сдерживаясь, шеф пентагоновских стратегов как бы пропускает, наверняка умышленно, еще два пункта, которые «очагом возбуждения» сидят в американских военных мозгах уже давно. Это строительство в КНР мощного военно-морского флота, способного потеснить позиции 7-го (тихоокеанского) флота США, и это северокорейская ядерная тема, которую в Вашингтоне не отделяют от китайской. И которую не могут не брать в расчет, учитывая недавние решения VIII съезда Трудовой партии Кореи (ТПК) в части планов совершенствования ядерного арсенала и стратегических средств доставки.

Что касается нашей страны, то перечислим адресованные и ей адмиралом Ричардом американские упреки. Это — ритуальный танец вокруг якобы «нарушений» ДРСМД, послуживших «оправданием» выхода США из этого договора. Преподносятся под соусом искусственного вывода этих новых российских вооружений за его рамки (кстати, этот пункт не лишен и внутреннего содержания: это своеобразный ответ Пентагона Белому дому по поводу анонсированной было Байденом возможности возврата к ДРСМД). Еще это — модернизация управления стратегическими ядерными силами (СЯС) и систем раннего предупреждения (здесь намек и на Китай, которому Москва помогает с созданием такой системы). Это и 70-процентное переоснащение триады СЯС, и внедрение «экзотических» стратегических вооружений — гиперзвука, планирующих аппаратов, «Посейдонов» и крылатых ракет с ядерным двигателем. Это — и перехваты российскими истребителями натовских военных самолетов, и испытания противоспутникового оружия, «угрожающего международным космическим активам» (коммерческим словечком «активы» здесь, надо понимать, маскируется военная орбитальная группировка). «В совокупности эти действия демонстрируют готовность России вести агрессивную конкуренцию и игнорировать международные нормы», — резюмирует адмирал Ричард, объясняя «необходимость ядерного сдерживания» нашей страны. И не утруждая себя пояснениями при этом, как водится, какие именно пункты «международных норм» Москва нарушает.

Итак, суммируем. Самое главное: материал, опубликованный адмиралом Чарльзом Ричардом — на минуточку, главой Стратегического командования США, — это отголосок очень серьезной дискуссии, ведущейся в американских военных кругах по вопросу об отбрасывании условностей и о возврате к ядерной стратегии времен холодной войны, но на новом ее витке. Направляя острие этого проекта против России и Китая, а также, по умолчанию, против КНДР, командование Пентагона стремится максимально развести Москву и Пекин путем искусственной дифференциации исходящих от наших стран «угроз». США явно не готовы к одновременной конфронтации, и поскольку отрабатывали такую конфронтацию много лет, получается, что расписываются в ее неэффективности.

Второе: новая-старая ядерная стратегия, как она видится в Пентагоне, ставит под сомнение результативность и еще одного военного приоритета США, связанного с глобальным неядерным ударом. Адмирал Ричард о нем даже не упоминает, что очень похоже на списание в архив. Увлечение этой стратегией, по существующим оценкам военных специалистов, привело к примерному отставанию США от России по ядерным вооружениям примерно на 10−15 лет. Конечно, обольщаться этим, учитывая финансовые возможности США, пока еще финансирующих бюджетный дефицит за счет собственного печатного станка, выпускающего мировую резервную валюту, не стоит. Но и недооценивать перекосы, которые ожидают американский военный бюджет при резкой смене ключевых ориентиров военного планирования, было бы неверно.

Третье. В рассматриваемом материале методом «от противного» и на аргументах противостоящей нам стороны наглядно продемонстрирована высочайшая эффективность российско-китайского сближения, запущенного, заметим, здесь адмирал Ричард все ухватил верно, именно в том самом 2001 году, когда в США произошли по-видимому самодеятельные «теракты» 9/11. Ответом все понявших тогда Москвы и Пекина на геополитические инновации, связанные с появлением американских войск в Афганистане, стало создание в том же самом 2001 году ШОС. Тактически США тогда нас переиграли, ибо американским спецслужбам руками французов удалось устранить главного претендента на руководство послевоенным Афганистаном — Ахмада Шаха Масуда, подготовленного на эту роль при прямом российском участии. Стратегически же появление и последовательное укрепление ШОС сделало афганскую миссию американского контингента бессмысленной, связав ее по рукам и ногам интеграцией постсоветских республик Средней Азии, а затем и проектами ЕАЭС и «Пояса и пути». На этом фоне все более явным становится провал азиатской стратегии Вашингтона, наглядным примером которого в последние дни стал разворот событий в Мьянме, бывшей британской Бирме.

И последнее. Тема большой войны шаг за шагом, все более осязаемо и последовательно возвращается в международную повестку. Нужно понимать, что «за просто так» англосаксы своих позиций не сдадут. И происходит это тем быстрее, чем нагляднее и оглушительнее становится фиаско американских проектов глобального переустройства с помощью тех самых 9/11 или пандемии коронавируса. На этом фоне американские попытки сделать ставку на подрыв внутренней стабильности в России и даже в Китае, где имеются свои «точки напряжения», требуют от наших стран не пассивного, оборонительного, а все более активного, наступательного ответа. Москва и Пекин без сомнения имеют политическое, идеологическое, моральное и, если угодно, историческое право на внутреннее государственное и цивилизационное воссоединение, будь то Новороссия, Приднестровье, Закавказье или Тайвань. И помимо высокой геополитики, подобные шаги способны существенно укрепить внутреннюю прочность каждой из стран, дополнительно консолидировав их перед лицом нарастающих внешних угроз.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

mvv9338388
Карма: 162
08.02.2021 18:22, #43946
Спасибо Владимир Борисович! Доигрались пиндосы! Внутри буза, снаружи враги, готовые рвать насмерть и армию и гражданских. Так чего же мы ждем? Правильно! ПРИКАЗА!!!!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть