Есть ли офлайн-жизнь у цифрового рубля?

Суверенный интернет, конечно, всем в помощь, но хождение цифровой валюты офлайн за пределами национальных государств в суверенном режиме, похоже, невозможно
12 января 2021  18:52 Отправить по email
Печать

ЦБ РФ до конца года принимал от участников финансового рынка мнения о необходимости внедрения цифрового рубля и предложения по способам реализации проекта. Исходя из доклада, представленного в середине октября прошлого года, регулятор финансового рынка рассматривает 4 модели цифровой системы. Но вместе с тем Банк России склоняется всего к двум из них. Об этом не раз говорила сама глава ЦБ Эльвира Набиуллина и в середине декабря заявляли представители Банка Алексей Заботкин и Ольга Скоробогатова. В частности, по словам Скоробогатовой, регулятор склоняется к двухуровневой системе, когда на первом уровне — будет находиться ЦБ РФ, а на втором — банки.

«Вопрос двухуровневой или одноуровневой систем — это вопрос о том, как организовано распространение цифрового рубля или цифровой единицы любого регулятора непосредственно на финансовом рынке, — отметила первый зампред Банка России, — сами мы склоняемся к двухуровневой системе, потому что мы считаем, что инфраструктура финансового рынка настолько развита и наши люди очень доверяют банковской системе, потому за последние 5 лет мы видим, что доля безналичных платежей выросла до 70%. Еще 5 лет назад она была 39%…С этой точки зрения мы хотели бы сохранить возможность клиентского обслуживания через банки. Банки знают своего клиента. Банки предлагают им различные продукты и услуги. Цифровой рубль здесь больше для банков будет как инструмент создания дополнительных сервисов для клиента и, естественно, дополнительного заработка. Поэтому двухуровневая система нам кажется наиболее целесообразной в этом случае».

Как заметила представитель регуляторного ведомства, электронный кошелек физлиц будет находиться именно на платформе ЦБ, при этом доступ к нему при двухуровневой модели будет сохранен через коммерческие банки. Напомним, что вслед за разъяснениями Заботкина и Скоробогатовой зампред правления передового и стремящегося к «высоким» технологиям банка, готового оцифровать всю Русь, то есть Сбербанка, Анатолий Попов на брифинге заявил журналистам, что, да, цифровой рубль как инструмент — очень актуальный. Так как он позволяет проводить расчеты на современных, быстрых, технологических платформах с использованием технологии блокчейн, которая в свою очередь требует использования новой инфраструктуры. Как раз именно цифровой рубль полностью подходит для встраивания в эти свежие процессы. Однако, по словам Попова, обсуждаемые модели развития цифровой валюты имеют ряд серьезных недостатков и ограничивают деятельность коммерческих банков. Очевидно, что обеспокоенность Сбербанка в данном случае вызвал сам факт появления возможности создания и нахождения непосредственно в Центробанке электронных кошельков физлиц и, вероятно, возможность перетока какой-то части наличной валюты в цифровой формат. По мнению Попова, предлагаемая ЦБ модель работы с цифровым рублем приведет к оттоку ликвидности из частных банков: через три года после появления цифрового рубля отток ликвидности из банков может составить порядка 2−4 трлн рублей, что может вызывать рост ставок по кредитам в среднем на 0,5%.

Взамен предложению регулятора, наряду с двухуровневой системой предусматривающему то, что (!) цифровой рубль будет третьей формой денег — он будет дополнять существующие сегодня наличные и безналичные деньги (то есть не все деньги могут быть переведены в цифровой формат, а лишь какая-то часть из них), представитель Сбербанка предлагает цифровыми свойствами наделить именно безналичные деньги. То есть, по сути, предлагается создать не третью форму денег, а оставить почти всё как есть с некоторыми нюансами: у безналичных расчетов появится еще одна, получается, что больше техническая форма расчетов. По словам Попова, платежная система получит больше преимуществ именно от эволюции безналичного рубля, нежели от создания третьей формы валюты — цифровой, в ином же случае ликвидность перейдет в Банк России.

«Другими словами, кошельки как для граждан, так и для компаний с цифровым рублем будут находиться непосредственно в Банке России. Это движение к так называемой одноуровневой банковской системе», — пояснял на брифинге в середине декабря 2020 года зампред правления Сбербанка Попов.

При этом заметим, что представители ЦБ ранее подчеркивали, что, например, китайский регулятор пошел по двухуровневому пути работы с цифровым юанем.

Сейчас же издание «Коммерсант» изучило некоторые мнения о цифровой валюте в России ряда участников финансового рынка страны. Например, представители Национальной платежной Ассоциации, не то чтобы вносят свое предложение, скорее, выступают с экспертной оценкой предложений самого ЦБ. Во всяком случае, складывается именно такое впечатление. И, кстати, возникает оно неслучайно. Учредителями данной Ассоциации являются 3 юрлица: ООО «Мастеркард», ООО «Платежная Система «Виза» и ЗАО «Золотая Корона». Кому, как не платежным системам больше других противиться внедрению цифровой валюты, способной изменить всю действующую инфраструктуру финансового рынка. По мнению исполнительного директора Национальной платежной Ассоциации (коротко назовем ее НПА) Марии Михайловой, в докладе регулятора не сформулирована в явном виде специфическая новая цель, ради которой должен быть внедрен цифровой рубль.

«То, что там описано, вполне может быть решено имеющимися средствами, и в первую очередь нужно определиться с тем, для чего он нужен, а не с формами реализации проекта», — подчеркнула Михайлова.

В свою очередь представители Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов (АЭД), как бы выступая «на подхвате» у НПА (или наоборот), продолжают развивать мысль в этом же направлении, мол, действительно, целесообразно обозначить несколько наиболее актуальных задач, достижению которых должно способствовать создание цифрового рубля, как бы укоряя регулятора в том, что он эти задачи так и не обозначил, приведя в своем докладе лишь примеры других стран, которые ставят перед собой конкретные задачи: в Швеции — для компенсации сокращения наличных в обороте, в Китае — для вытеснения наличности и поддержки многочисленной зарубежной диаспоры, в регионе Персидского залива — для оптимизации трансграничных расчетов. Кроме того, по словам главы АЭД Виктора Достова, банки опасаются прямого выхода на рынок самого регулятора, который начнет конкурировать с коммерческими организациями.

«В Китае, который недавно завершил стадию пилотного проекта с цифровым юанем, схема отличается. Там Центробанк занимается эмиссией цифровой валюты, а все операции с ней проводят участники рынка через свои инструменты и приложения», — поясняет он.

Приблизительно того же мнения придерживается и другой участник финансового рынка — Национальный совет по финансовому рынку (НСФР), глава которого Андрей Емелин, наряду с общей размытостью целей и преимуществ, отмечает отсутствие четкости описания последствий введения каждой из моделей. Отсюда следует «невозможность просчета эффектов, например, на базовую модель банковского бизнеса, опирающегося на остатки по счетам», поясняет он, при этом всё-таки указывая на одно из главных преимуществ от внедрения цифрового рубля — это возможность осуществлять расчеты в условиях отсутствия мобильной связи, то есть в офлайн-режиме, чего в принципе лишены безналичные деньги. Между тем в АЭД возражают, говоря, что регионов, где расчеты могли происходить в офлайн-режиме, мало, как и ограничена сама аудитория для пользования цифровым рублем, следовательно, такая валюта может быть актуальна как форма организации финансовой социальной поддержки для особых групп населения. Но в одном обстоятельстве мнение этих обоих участников рынка сходятся. Как указывает издание, в обеих организациях уверены, что цифровой рубль может представлять угрозу для ликвидности банковского сектора.

«Введение цифрового рубля и конверсия части безналичных денег в цифровые рубли снизят ликвидность всей банковской системы, что пропорционально снизит объем потенциальных кредитных ресурсов в экономике в целом», — говорится в письме НСФР.

Кроме того, как считают участники рынка, повышение зависимости «от внешних источников замещения выпадающих пассивов приведет к снижению рыночной устойчивости банков, особенно не имеющих государственного участия, а значит, и к снижению уровня конкуренции».

Между тем не встречались еще мнения участников рынка по поводу технических возможностей реализации проекта по внедрению цифрового рубля, хотя, возможно, именно этот вопрос будет куда более интересным, чем замечания по поводу необходимости своего рода установки Центробанком KPI самому себе. Что в принципе могут представлять из себя расчеты в офлайн-режиме?

Если обратиться к открытым источникам информации, то можно увидеть, что сегодня обмен данными при отсутствии мобильной связи между владельцами, скажем, например смартфонов, возможен при помощи функции Bluetooth, а значит — при нахождении абонентов рядом друг с другом. Также можно обмениваться данными посредством создания сети между абонентами через Wi-Fi сигнал, но для этого, судя по всему, требуется установка одинакового для всех приложения на всех устройствах, участвующих в расчетах. С учетом того, что практически все граждане страны, или пусть очень многие, пользуются либо китайскими мобильными средствами связи, либо айфонами, то возникает большой вопрос, какие из этих средств связи будут устойчиво и качественно поддерживать работу подобного приложения и где в итоге все данные о пользователях этого приложения будут «оседать».

Да, мы знаем, что на зарубежные, в частности смартфоны, должна совершаться предустановка отечественного программного обеспечения. Но как могут исполняться эти нормы, всем известно. Достаточно обратить внимание на «финт» американской компании Apple, предлагающей в качестве обновление ПО согласиться на собственные условия самой компании, в противном же случае — вернуть телефон в магазин. Поэтому Китай, как массовый производитель практически любой на сегодня техники, может вполне себе спокойно и «вытеснять наличность, и поддерживать многочисленную зарубежную диаспору» с помощью цифрового юаня. Собственно, сегодня уже этим успешно занимаясь. Так как можно предполагать, что наличие собственной техники этому никак не препятствует. Да и при наличии фактически глобальной цепочки своих же контрагентов по всему миру, при расчетах вытеснять другую валюту из оборота — доллар или евро. А вот России и Европе, несмотря на разработку цифровых валют и наличие концепций, судя по всему, еще предстоит определиться с этими самыми техническими вопросами. Суверенный интернет, конечно, всем в помощь, но хождение цифровой валюты в режиме офлайн за пределами национальных государств в суверенном режиме, похоже, невозможно, как и вызывает вопросы её суверенное хождение в пределах национального государства при расчетах с помощью зарубежных смартфонов или компьютеров.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Вернёт Россия в 2021 году имущество и активы СССР согласно статьи 67.1 новой Конституции?
44.9% Кто же ей даст
Позиции России в мире за 2020 год:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть