Кто и зачем нагнетает напряжённость между Китаем и Индией?

Фейки, как и звезды, зажигаются не сами по себе, а когда это кому-то нужно...
4 января 2021  16:48 Отправить по email
Печать

Британские СМИ в своем репертуаре и занимаются излюбленным занятием — провоцируют конфликты и устраивают в этих целях информационные провокации. В последние дни ушедшего года бывшая королевская, но сегодня стремительно желтеющая The Times поместила на своих страницах инсинуацию о том, что Индия и Китай якобы находятся на грани войны, что выражается в резком, почти на 100 тыс. военнослужащих, усилении воинских контингентов двух стран в приграничных регионах.

О каких конкретных точках будто бы нового противостояния идет речь, не сообщается; автор расплывчато говорит о том, что это происходит «высоко в Гималаях», нисколько не смущаясь, что длина этой высочайшей в мире горной системы такова, что идентифицировать такие точки невозможно. Это не случайно: мировые СМИ в целом очень охотно подхватывают все новости из зоны китайско-индийской границы. Будь то область Ладакх в ее западном секторе, плато Доклам (Дунлан) в центральном или штат Аруначал-Прадеш в восточном секторе. Однако в эти дни никаких новостей о противостоянии не приходило; напротив, китайское информационное агентство Синьхуа со ссылкой на официального представителя министерства обороны КНР Тань Кэфэя 31 декабря сообщило о том, что Пекин и Дели проводят пограничные консультации в преддверие девятого раунда переговоров на уровне военного командования двух стран — командиров корпусов. Китайское военное ведомство специально подчеркнуло, что пограничная обстановка на этом фоне остается спокойной и стабильной. Опровержений этой информации из Дели не поступало. Стало быть, никакого обострения нет, и материал в The Times — это откровенный фейк или, если выражаться точнее, информационная провокация.

Зачем? По ряду причин. Во-первых, у британской стороны исторически «рыло в пуху». Именно Лондон в свое время, воспользовавшись Синьхайской революцией в Китае (1911−1912 гг.), после которой «независимость» провозгласил Тибет, подписал с мятежной территорией сепаратный договор о разграничении от имени Индии, находившейся в колониальном владении Британской империи. Вскоре после Второй мировой войны Индия получила независимость (1947 г.), а через год после провозглашения КНР Тибет вернулся в состав нового китайского государства (1950 г.). Дели, исходя из своих интересов, которые затем и принялись эксплуатировать бывшие колонизаторы, настаивал на актуальности всех документов, подписанных властями Тибета во время нахождения вне Китая. Пекин же считал его временное отторжение незаконным и эти документы не признавал. Уже в 1962 году это привело к прямому военному столкновению двух стран, которое Китай выиграл, занял ряд «спорных» территорий. Но ввиду негативной реакции мирового сообщества с главной из них — из штата Арунчал-Прадеш — вынужден был отступить. Иначе говоря, уходя из Индии, англичане не только выделили из нее Пакистан, спровоцировав столкновение двух частей бывшей колонии, но и подложили мину под китайско-индийские отношения. Разумеется, Лондон не хочет исторических экскурсов, чтобы лишний раз не привлекать внимания к своей неблаговидной роли в тех событиях. Вот и перекладывает ответственность с собственной больной головы на других, спекулируя на их противоречиях и подменяя поиск их причин копанием в деталях. Деталей, касающихся обострений пограничных споров между Китаем и Индией в материале The Times приводится много. Это и противостояние в мае-июне в упомянутом Ладакхе, в ходе которого Дели-де потерял 260 кв. км «стратегически важной территории». И спекуляции вокруг того, что якобы имела место «настоящая война», которую обе стороны отрицают, чтобы не привлекать внимания: Китай — к своей победе, а Индия — к своему поражению. И критические стрелы в адрес индийского премьер-министра Нарендры Моди, который-де «не хочет» противостоять Китаю и, по мнению автора публикации, «сдает» национальные интересы, хотя сам и пришел к власти под лозунгами защиты национальной безопасности, и многое другое.

Во-вторых, и это уже имеет прямое отношение к современности, Лондон крайне «недоволен» Китаем по целому ряду причин. Суверенная политика КНР в бывшем британском Гонконге, ныне — китайском Сянгане, у англичан «в печенках». Когда в автономии, ставшей символом успешной реализации принципа «одна страна — две системы», вспыхнули массовые беспорядки, и официальные власти, и политики Соединенного Королевства поддержали протестующих. Разумеется, закрыв глаза на деятельность собственной агентуры влияния среди их лидеров. Однако британцы, попытавшиеся «дирижировать» беспорядками, которые именовали «восстанием», а на деле они превратились в вооруженный мятеж, с ситуацией не совладали и ее с треском проиграли. Тогда к «делу» подключился Вашингтон, который, перехватив «эстафетную палочку» у Лондона, вовлек во внутренний конфликт в Китае ради его разжигания даже собственное генеральное консульство, принявшееся устраивать для протестных лидеров специальные инструктажи. Это просочилось в СМИ, и разразился грандиозный скандал, ставший катализатором и без того быстрого ухудшения китайско-американских отношений. Но показательно даже не это, а то, с каким неподдельным рвением проигравшиеся в Гонконге англичане сегодня поддерживают американцев, демонстрируя показательную готовность таскать им каштаны из огня в информационном поле. И не только.

Имеется и еще один важный аспект. Хорошо известно, что Британия имеет «особые» отношения с Японией. Когда Дональд Трамп объявил о том, что США покидают проект Трансатлантического партнерства, британские лидеры даже предлагали японцам договориться о собственном участии в нем вместо Вашингтона, правда неудачно. Поэтому вхождение Токио во ВРЭП — Всестороннее региональное экономическое партнерство, сформировавшее в Азии гигантскую зону свободной торговли вокруг Китая, но без участия Индии, в Лондоне посчитали ударом по своим и по американским интересам, а заодно и поводом активизировать подзуживание Индии на дальнейшую конфронтацию с Поднебесной. Обратим внимание: Британия давно уже не мировая держава; и в политическом, и в военном отношении она представляет собой американскую марионетку и пресловутый «непотопляемый авианосец» США. Безвозвратно минули те времени, когда Сесил Джон Родс, идеолог британского имперского доминирования, высокомерно предлагал «вернуть США в Британскую империю». И то, с каким «неподдельным энтузиазмом» Лондон ныне отстаивает американские интересы, не добавляет ему солидности и суверенитета. Показательно: в том, что касается Индии, англичане идут ва-банк и готовы терять лицо, солидаризуясь против нынешнего индийского премьера в Дели даже с оппозицией. Имя этой оппозиции в материале The Times стыдливо умалчивается, но ясно, что речь идет о партии Индийский национальный конгресс (ИНК), которая в свое время и возглавила широкое народное движение сопротивления британскому колониальному владычеству, добившись провозглашения независимости. То есть англичане согласны «типа забыть» то, во что им обошлись достижения семейства Ганди на ниве антиколониальной борьбы, лишь бы насолить Пекину. Верный признак, что у Туманного Альбиона «что-то не срослось», причем, нечто важное.

В-третьих, нападая в информационном плане и на Китай, и на политику Н. Моди, автор британского материала тем не менее горячо поддерживает совершенствование индийской приграничной военной инфраструктуры — новые дороги, туннели и взлетно-посадочные полосы, которые позволяют быстро развернуть и нарастить группировку войск. И обвиняет Китай, что он начал это делать «первым», а теперь «выступает против» таких же индийских действий. Подобное британское шараханье из стороны в сторону можно объяснить дефицитом реального влияния Лондона на ход событий. Ведь и Китай, и Индия, да и Пакистан — участники ШОС, причем, вместе с Россией, к которой у британцев «свой» исторический «счет». Наличие такого, как эта международная организация, инструмента урегулирования противоречий обесценивает западное влияние не только на Пекин, но и на Дели, с чем англичанам согласиться трудно. И в конце концов, ведь это именно англичане более ста лет назад стали основоположниками классической геополитики, суть которой Хэлфорд Маккиндер изложил как перманентную экспансию морских держав, прежде всего самой Британии, в сухопутный евразийский Хартленд. Ирония судьбы в том, что «Большую Игру» Лондон проиграл именно тогда, когда эти идеи выдвигались; исполнителем их стали уже американцы. Но даже оставаясь в их тени, «стратеги» Туманного Альбиона продолжают мечтать об имперском реванше. Между тем проект «глобальной перезагрузки», продвигавшийся Техасским соглашением 2005 года, предполагал фактическое объединение двух берегов Атлантики уже к 2015 году. Те сроки давно прошли, и план потерпел неудачу. Однако британская сторона никак не может забыть, что «мировой центр», траекторию движения которого из страны в страну и с континента на континент описал лондонский стратег и кукловод Арнольд Тойнби, по этому проекту должен был вернуться на Британские острова транзитом через локальный альянс китайского Юга («Большого залива») с Сингапуром и Австралией. (Для справки: регион «Большого залива» объединяет наиболее развитую южную провинцию Гуандун со специальными автономными районами Сянган и Аомэнь). Помешал быстрый подъем Китая, который после прихода к власти Си Цзиньпина кардинально укрепил суверенитет страны, чего Лондон Пекину простить не может. Вот и интригует против него с кем угодно.

Мораль сей «басни» очень простая. Фейки, как и звезды, зажигаются не сами по себе, а когда это кому-то нужно. Видимо, англичан «прижало». Вот они и переводят стрелки мирового внимания прочь от своих собственных проблем — будь то ожидаемая в апреле «смена караула» в «игре престолов» или кульбиты Даунинг-стрит, без сомнений и внутренних терзаний сдавшей Трампа, как только за океаном нарисовался новый «сюзерен». Для этого, как известно, все средства хороши.

Чем это для Лондона закончится? Да ничем особенно: американцы к играм вассалов особого интереса не проявляют, а Китаю британские спекуляции — как слону дробина. Индии — и той мнение Лондона далеко не равнозначно мнению Вашингтона. Более того, там к «заботе» англичан по понятным историческим причинам относятся с очень серьезным подозрением. Очень сомнительно, что за Туманный Альбион «впряжется» и Япония: у Токио с Пекином собственные счеты, и там не горят желанием «размениваться» на чужие. Нет единства и в рядах самой британской элиты, в которой разрываются между «атлантической солидарностью» и амбициями собственного имперского реванша — зачем иначе был нужен Brexit? Нужно ли продолжать поиски черной кошки в темной комнате, где ее нет, или предпочтительнее отдать приоритет реальным проблемам Британии, к которым китайско-индийская граница, что бы там ни происходило, никак не относится? Похоже, однозначного ответа на этот риторический вопрос Лондон, грезя имперскими «фантомными болями», не находит.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Видео партнёров

Это нужно живым

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть