Время реформировать ФБР давно пришло — American Conservative

Прогрессисты считали Конституцию податливым документом, с которым можно обращаться так, как вздумается.
18 мая 2020  19:45 Отправить по email
Печать

Федеральное бюро расследований (ФБР), чьи агенты стали мнить себя спасителями выбранного американским государством курса, необходимо реформировать, чтобы положить конец хотя бы частично их злоупотреблениям, пишет старший научный сотрудник и управляющий директор в Центре изучения государственного управления при Католическом университете Америки Уильям С. Смит в статье, опубликованной 18 мая в The American Conservative.

По иронии судьбы ФБР было основано вучатым племянником французского императора Наполеона Бонапарта, генеральным прокурором Чарльзом Бонапартом во время Эры прогрессивизма в США. Бонапарт был «крестоносцем», получившим образование в Гарварде. Как гласит официальная история ФБР, многие прогрессисты, в том числе президент Теодор Рузвельт, полагали, что руководящая рука федерального правительства была необходима для обеспечения справедливости в индустриальном обществе.

Прогрессисты считали Конституцию податливым документом, с которым можно обращаться так, как вздумается. ФБР унаследовало этот подход, согласно которому соблюдение гражданских свобод было чем-то необязательным. Сначала, после принятия Законов о борьбе со шпионской деятельностью (1917) и по борьбе с подстрекательством к мятежу (1918) во время Первой мировой войны, бюро вступило в свои права, запустив широкомасштабную кампанию внутренней слежки и преследования несогласных с военным курсом страны. Тысячи граждан США были тогда арестованы, привлечены к ответственности и заключены в тюрьму просто за то, что они высказались против действий Вашингтона.

Можно написать длинную историю злоупотреблений и неудач ФБР, от Латинской Америки до Мартина Лютера Кинга и интернирования выходцев из Японии во время Второй мировой войны. Тем не менее достаточно просто обратить внимание на несколько недавних дел. Так, агенты ФБР без необходимости убили женщин и детей в Уэйко и Руби Ридж.

Читайте также: Творческие муки современного военного кинематографа

Любой, кто жил где-то недалеко от Бостона, знает об ошеломительной коррупции бюро во время правления гангстера Уайти Балджера. Злоупотребления в Бостоне были настолько ужасными, что радиоведущий Хоуи Карр заявил, что инициалы ФБР на самом деле означали не «Federal Bureau of Investigation» (Федеральное бюро расследований), а «Famous But Incompetent» (Знаменитые, но некомпетентные).

Стоит вспомнить и дело Ричарда Джуэлла — охранника, который обнаружил заложенную в парке столетия Олимпиады бомбу, поставил о ней в известность полицию и помог людям эвакуироваться. Впоследствии особо рьяные агенты ФБР назвали его подозреваемым в подготовке этого теракта только потому, что они не смогли раскрыть дело.

Но именно после терактов 11 сентября 2001 года начинается действительно черная глава в истории ведомства. Несмотря на щедрое финансирование, в том числе на борьбу с терроризмом, бюро каким-то образом пропустило теракты, хотя прекрасно знало о том, что многочисленные граждане Саудовской Аравии берут уроки управления самолетами по всей стране. Сразу после 11 сентября США охватил страх перед сибирской язвой, который еще раз продемонстрировал неспособность ФБР раскрыть дело, в результате чего они попытались отдать под суд невинного человека — Стивена Хэтфилла.

После 11 сентября ФБР также начало расправляться с неугодными гражданами, передавая им материалы для изготовления взрывных устройств, арестовывая их, а затем проведя пресс-конференции, чтобы сообщить стране, что они предотвратили крупный террористический акт — фальшивую атаку, которую они сами же спланировали.

Теракты 11 сентября также развязали ФБР руки, позволив активнее проводить слежку за гражданами внутри страны. Они же позволили Вашингтону принять Закон о негласном наблюдении в целях внешней разведки, из-за которого и началось уголовное преследование бывшего советника президента США по национальной безопасности Майкла Флинна. Автор отмечает, что он не является фанатом Флинна и его «ястребиных антиисламских взглядов», но то, как его подставили, а затем преследовали, действительно уму непостижимо. После Джуэлла, Хэтфилла, Флинна и многих других пришло время спросить себя, не стало ли ФБР походить на сталинскую тайную полицию?

Смит подчеркивает, что не относится к либертарианцам, которые выступают против правоохранительных органов. В прошлом он работал с агентами Управления по борьбе с наркотиками, которые были одними из самых смелых людей, которых он когда-либо встречал. И хотя это ведомство и может демонстрировать чрезмерную агрессию, невозможно себе представить, чтобы его агенты стали организовывать государственный переворот против президента США. Цель Управления по борьбе с наркотиками заключается в ловле наркоторговцев, и за эти рамки они не выходят.

Для ФБР же просто ловить «плохих парней» слишком обыденно. Ханжеское поведение бывшего директора бюро Джеймса Коми свидетельствует о том, что ведомство имеет более амбициозные устремления. Так, книга Коми называется «Высшая верность» (A Higher Loyalty), как будто ФБР отчитывается только перед Всемогущим господом.

Агенты ФБР видят себя прогрессивными стражами американского курса, вмешиваясь всякий раз, когда им кажется, что демократия в опасности. Ни в одной нормальном государстве федеральный правоохранительный орган не может работать исходя из этого видения. Без сомнения, в ФБР много смелых и патриотически настроенных агентов, но также нет сомнений в том, что то же не всегда можно сказать о руководстве организации.

Из-за этого комплекса спасителя ФБР самым активным образом стало заниматься Рашагейтом — предполагаемым сговором Трампа с Россией. После развязанной ФБР погони за призраками должно стать очевидным, что бюро не хочет лишь делать свою работу. Элитные колледжи и технологические компании США «кишат китайскими шпионами, которые буквально крадут лучшие идеи», а начальник отдела контрразведки ФБР Питер Стрзок тратит свое время на то, чтобы пытаясь подставить младших помощников предвыборного штаба Трампа.

Некоторые консерваторы призвали уволить директора ФБР Кристофера Рея. Такой шаг не имеет смысла, поскольку проблема не в одном человеке, а в культуре агентства. Одно из возможных решений состоит в том, чтобы разбить ФБР на четыре или пять отдельных ведомств, которые бы отвечали за свои направления: одно — за контрразведку, другое — за борьбу с терроризмом, третье — за сложные экономические преступления и так далее.

Небольшие агентства с более конкретными задачами не будут считать себя спасителями нации и будут нести ответственность за достижение четко определенных целей. Благодаря этому федеральные агенты смогли бы сформировать настоящую компетенцию в своей области, а не как это регулярно получается в ФБР, где агенты постоянно переводятся с дел о терроризме на войну с наркотиками и киберпреступностью, а также на расследование того, что нынче считается главным преступлением политического класса.

Безусловно, заключает автор, такая реформа не положит конец всем злоупотреблениям со стороны федеральных правоохранительных органов, и все эти новые ведомства нужно будет держать на коротком поводке ради соблюдения гражданских свобод. Однако она уменьшила бы показную претензию нынешнего ФБР на то, чтобы быть экзистенциальным опекуном США. В республике защитниками своих свобод являются граждане и их избранные лидеры и никто другой.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть