Project Syndicate: США отдают Китаю роль мирового лидера

Китайская щедрость, безусловно, не бескорыстна.
12 мая 2020  17:30 Отправить по email
Печать

Вместо того чтобы использовать всю мощь федерального правительства США для борьбы с разрушительным воздействием пандемии COVID-19, администрация президента Дональда Трампа тратит драгоценное время и силы, обвиняя Китай в распространении коронавируса. Разного рода эксперты говорят о новой холодной войне. Тем не менее если США действительно намерены противостоять Китаю в борьбе за мировое лидерство, то справляется Трамп с этой задачей из рук вон плохо, пишет Ян Бурума в статье для портала Project Syndicate.

На фоне того, как китайское правительство как из рога изобилия засыпает страны по всему миру средствами, необходимыми для борьбы с пандемией, и даже посылает медицинские бригады, Трамп прекращает воздушные перевозки из Европы, даже не удосужившись сообщить своим европейским союзникам. С марта правительство Китая внесло $50 млн во Всемирную организацию здравоохранения, а Трамп, утверждая, что ВОЗ «ориентирована на Китай», заморозил ее финансирование со стороны США.

Когда министры иностранных дел стран Большой семерки провели видеоконференцию для обсуждения общей стратегии борьбы с COVID-19, вклад госсекретаря США Майкла Помпео состоял в попытках закрепить за коронавирусом название «уханьский вирус» по тому китайскому городу, в котором была зафиксирована его вспышка. Сытые по горло выходками американских официальных лиц, другие главы МИД завершили конференцию, даже не подготовив итоговое заявление.

Китайская щедрость, безусловно, не бескорыстна: ВОЗ решительно отказалась признать успех Тайваня в борьбе с вирусом или даже принять его в число своих членов, опасаясь вызвать неудовольствие Пекина. Пока правительство США продвигало теории заговора о Китае, Европейский союз, после того как Пекин пригрозил пойти на ответные шаги, стал не так жестко критиковать Пекин за то, что тот якобы пошел на преднамеренную дезинформацию.

Эффективность запугивания КНР является признаком ее всё большей экономической мощи. При этом такая тактика Пекина была бы менее эффективной, если бы западные союзники США, а также такие заинтересованные стороны, как Япония, Южная Корея и страны Юго-Восточной Азии, заняли единую позицию. В прошлом любой такой общий фронт опирался на американское руководство, но из-за эгоистичности нынешней администрации такое развитие событий больше не возможно, из-за чего Китай, за неимением лучшего, теперь представляется кандидатом на роль мирового лидера.

На самом деле западные страны редко вырабатывали общий курс в отношении Китая. И причины этого не сильно изменились с конца восемнадцатого века, когда английский король Георг III направил лорда Макартни для установления дипломатических отношений с Китайской империей. Одним из парадоксальных аспектов этой неудавшейся миссии было то, что англичане хотели торговать с Китаем не только опием, но и другими товарами. Однакого император Цяньлун заявил, что китайцам от англичан ничего не нужно.

Макартни уже вызвал недовольство принимающей стороны, отказавшись поклониться перед императором, то есть сделать жест подчинения, которого от него не требовал даже его государь. Члены же аналогичной голландской миссии, которые согласились следовать китайскому обычаю и преклониться перед императором, получили большее расположение императорского двора. Это взбесило англичан, которые обвиняли голландцев в типичной алчности — что угодно для получения быстрого гульдена. Но опять же голландцы прибыли в Китай как представителями голландской Ост-Индской компании, а не своего монарха.

Дело, однако, в том, что Китай считал себя центром цивилизованного мира. Миссии из-за рубежа могли считаться только носителями дани, а не равными. Макартни, уверенный в том, что Англия была мировой державой, не мог иметь дело с Китаем на таких условиях. Голландцы, как и ЕС сегодня, были в первую очередь заинтересованы в проникновении на китайский рынок и были готовы играть по правилам Китая.

Хотя влияние Англии и сократилось, столкновение великих держав никуда не делось. В течение почти столетия американские претензии на то, что их модель цивилизации не имеет себе равных, были не менее грандиозными, чем китаецентрические взгляды императоров Цин.

Когда Китай обнищал и оказался во власти великих держав мира, американцам было легко покровительствовать Китаю как потенциальному новообращенному в демократию, капитализм и христианство. С другой стороны, иметь дело с Японской империей в начале двадцатого века было гораздо сложнее. Когда Япония, подписавшая Версальский договор в 1919 году, потребовала ввести пункт против расовой дискриминации среди членов Лиги Наций, США (и Австралия) отклонили его.

В период правления Мао Цзэдуна в Китае вряд ли можно было заработать денег. Несмотря на это, западные страны не смогли договориться о том, какой курс в отношении КНР выбрать. Когда Великобритания признала Китайскую Народную Республику в 1950 году, всего через год после революции, США, готовившиеся к своему крестовому походу против глобального коммунизма, были в ярости. До 1970-х годов Вашингтон признавал националистический режим Чан Кайши в Тайване в качестве единственного законного правительства Китая.

Теперь, когда в Китае снова можно заработать много денег, вернулись времена Макартни. Границы Срединного царства более или менее совпадают с границами империи Цин. Правительство не более демократично, чем при императоре Цяньлуне. И после столетий войн, нашествий, массовой нищеты и кровопролития Китай снова стал образцом цивилизации, которой должны следовать «варвары».

Перспектива мирового лидерства Китая никого особо не прельщает, тем не менее США всё меньше могут считаться альтернативой. «Американский век» был отмечен множеством глупых войн, идеологической жесткостью и недобросовестной поддержкой некоторых крайне вопиющих диктатур. И всё же поддержка глобального лидерства США в значительной степени основывалась на уважении к форме правления, которая, несмотря на недостатки в ее исполнении, строится на стремлении человека к свободе, в том числе в некоторых частях говорящего по-китайски мира.

Этого нельзя сказать о Китае сегодня. Если Пекин хочет стать мировым лидером, ему придется предложить нечто большее, чем деньги и запугивание. Значение свободы ничуть не уменьшилось. Почему же еще в 1989 году китайские студенты возвели десятиметровую Богиню демократии на площади Тяньаньмэнь? Не обеспечив свободу дома, Китай вряд ли сможет продвигать ее за рубежом.

Ранее на сайте ИА REXСША могут оказаться безоружными в кибервойне с РФ и КНР — Foreign Affairs

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть