Какие проблемы вскрыла эпидемия коронавируса в российской медицине

На примере личного опыта
11 мая 2020  20:30 Отправить по email
Печать

Победные реляции руководителей российского здравоохранения о том, как успешно они борются с пандемией, лично у меня сейчас ничего кроме откровенного раздражения не вызывают.

Безусловно, наши доктора, медсестры и весь медперсонал действительно вынужден предпринимать поистине героические усилия в борьбе с этой заразой, но меня при этом не покидает мысль, что они спасают жизни не благодаря, а вопреки полуразрушенной в последние годы усилиями чиновников и властей, и в том числе московских, системе российского здравоохранения.

В одном из недавних выступлений по телевидению президент Путин особо обратил внимание Минздрава на то, что борьба с коронавирусной заразой не должна привести к негативным последствиям для людей, которые имели несчастье заболеть чем-то иным или требуют постоянного медицинского внимания из-за каких-то других проблем со здоровьем.

К великому сожалению, эти его слова то ли не услышали, то ли просто проигнорировали, потому что имеющихся ресурсов с трудом хватает на то, чтобы «обслуживать» пандемию. А, может, дело не в ресурсах, а просто в элементарном неумении организовать процесс так, чтобы разделить потоки и не создавать такую ситуацию, при которой страдают нуждающиеся в медицинской помощи, и в том числе срочной, те, кто к их несчастью имел неосторожность не заразиться covid-19, но при этом заболел чем-то иным совершенно не вовремя.

Поверьте, это – не просто какие-то умозрительные заключения обалдевшего от самоизоляции обывателя, а итог вынужденного продолжающегося вот уже две недели плотного вынужденного общения с нашей системой здравоохранения.

Моей матушке – 97 лет, она – ветеран той самой войны, очередную годовщину которой мы отмечаем в эти дни. И вот совершенно некстати в разгар эпидемии у нее случился гипертонический кризис – давление зашкаливает за 200, еле губами шевелит, хотя обычно, несмотря на возраст, всегда имела ясный ум и четкое сознание.

Естественно, в такой ситуации тут же звоню в скорую помощь, причем не в городскую, а в ведомственную, поскольку она прикреплена к поликлинике Управления делами президента РФ. Да-да того самого, который накануне призвал проявлять максимальное внимание к ветеранам, пожилым и «некоронавирусникам». Казалось бы, в этом управлении должны были услышать своего руководителя. Отнюдь!

Мне сообщают, что все «скорые» на выездах, но в любом случае за город им запрещено выезжать, хотя до нашего дачного поселка, куда я забрал маму, езды от МКАД максимум 15 минут – быстрее, чем в какой-нибудь другой район Москвы. При этом оператор объясняет, что такое высокое давление является предынсультной ситуацией и он обязан обеспечить приезд «скорой» в течение 20 минут, а поскольку сделать это не может, то ответственность на себя брать не хочет.

Все, что он может сделать, так это передать вызов в областную службу скорой помощи. Либо же приезжайте в Москву и вызывайте уже бригаду на московский адрес – удивительный совет, учитывая, что человек находится в полубессознательном состоянии и явно нетранспортабелен.

И, действительно, вскоре на телефон приходит СМС от службы 112, что вызов принят. Сидим, ждем, проходит час, два, три, пять часов – маме становится все хуже и хуже. Не выдерживаю – снова звоню в ее «скорую». На этот раз над нами сжалились, согласились «в виде исключения» выслать бригаду, которая подъехала буквально в течение получаса.

Спасибо врачам, возились с мамой часа два, давление сбили, но госпитализации даже не предлагали, поскольку в больницах – высокий шанс заразиться «короной». Велели наблюдать. А еще вызвать участкового врача, чтобы он прописал лечение. Совет, конечно, хороший, но довольно бессмысленный, потому что участковые за город тем более не ездят.

Кстати говоря, я потом несколько раз пытался дозвониться до «помощи на дому», чтобы хотя бы поговорить по телефону с доктором, но безуспешно – все врачи на выезде, да и вообще заочные консультации они не дают. Круг замкнулся.

Вы, наверное, спросите, а что областная «скорая»? Она приехала. Да, приехала, на следующий день после вызова – через 19 часов. Я не стал будить маму после бессонной ночи и просто поговорил с врачом. Она очень извинялась усталым голосом, что ехали так долго – очень много вызовов. Если честно, даже не знаю, кого мне было больше жаль в данной ситуации – ее или маму, которой, к счастью, сумели оказать вовремя медицинскую помощь и приступ не закончился ничем трагичным.

Через три дня скачок давления повторился. Снова – день Сурка, звонки в «скорую», уговоры приехать к нам за город, потому что опять ждать почти сутки областную нет возможности. На этот раз удалось уговорить и даже настоять на госпитализации, потому что состояние мамы явно ухудшалось.

Поместили ее в Волынскую больницу. Все, можно выдохнуть с облегчением – условия там хорошие, под присмотром врачей. Но рано радовались – через два дня позвонила заведующая отделением и не терпящим возражения голосом потребовала забрать маму, потому что больницу закрывают под больных covid’ом.

- Но тогда вы обязаны перевести ее в другую больницу, - возразил я, на что получил классический ответ: «Мы никому ничего не обязаны». В лучшем случае, добавила дама, дававшая клятву Гиппократа, ей предложат место в коридоре какой-нибудь районной больницы. Я напомнил собеседнице, что мама – ветеран и как-то негоже поступать так с ней, тем более накануне праздника. Ответ меня просто ошеломил: «Это – все лирика».

К чему все эти разговоры об уважении к ветеранам, демагогические предпраздничные репортажи по нашему телевидению, если на самом деле никому нет никакого дела до человека, прошедшего через ту страшную войну. И что страшнее? Кровь и жертвы тех лет или нынешнее равнодушие, с которым мы столкнулись в эти дни по отношению к конкретному человеку.

Естественно, я забрал не долеченную маму домой. А еще через два дня у нее закружилась голова, она упала и сломала шейку бедра. И снова звонки в «скорую» - в ведомственной с нами уже отказывались разговаривать, ожидание областной. На этот раз она приехала быстрее – «всего» через 10 часов, а второй раз – через 6.

Естественно для данной ситуации, но совсем не естественно для ситуации без эпидемии ни о какой госпитализации или тем более об операции речи не шло. Все больницы, которые еще оставили для «обычных» больных, переполнены и туда лучше не соваться из-за угрозы заражения.

Как это всегда бывает в военные годы, нашлись и шакалы, которые предложили положить матушку в больницу и сделать операцию по соединению сломанной кости, но за деньги. Стоит такая операция – от 100 до 300 тысяч рублей. Мы даже почти уже согласились, но у мамы поднялась высокая температура, так что в итоге она осталась дома.

В сухом остатке – две недели назад мама была относительно здоровым для своего возраста человеком, пусть с опорой, но могла самостоятельно передвигаться, да и вообще благодаря ясному сознанию легко общаться с детьми, внуками и правнуками. А теперь она пожизненно лежачий больной, инвалид, перенесший, видимо, локальный инсульт, потому как ее сознание и речь резко ухудшились. Я больше не звоню врачам, потому что она никому кроме нас, ее детей и внуков, не нужна.

И соответственно в голове нашей завис один вопрос, – а если бы ее десять дней назад, называя вещи своими именами, не выбросили на улицу из больницы и спокойно долечили бы, то всего этого могло бы и не быть. Да, конечно, подхватившим вирус нужны койки в больницах, и их сейчас организуют тысячами и в Москве, и по всей стране. Но почему действительно нельзя сделать так, чтобы из-за эпидемии не страдали безвинные люди.

Почему наша система здравоохранения не может обеспечить равные права всем больным, независимо от их заболевания, и отделить «экстремальную», эпидемийную, если, конечно, есть такое слово, медицину от «общечеловеческой». Почему нужно закрывать все больницы – одну за другой – под больных covid, которых, судя по статистике, незначительное меньшинство относительно общего населения, лишая остальных самого главного права – права на жизнь.

И чтобы было всем понятно – у меня нет никаких претензий к врачам (кроме, конечно же, хабалки из «Волынки»). За эти дни я пообщался с полдюжиной бригад «скорой помощи» и операторами службы 112. Я преклоняюсь перед их терпением и мужеством.

Даже после тяжелейших смен они умудряются сохранять человеческое достоинство и действительно пытаются делать все возможное в их силах, причем не формально, а с теплотой и сочувствием. И в их словах очень часто звучали нотки извинения за то, что та система, в рамках которой им приходится работать, оказалась совершенно не готовой работать в мобилизационном, кризисном режиме.

А если сформулировать вопрос глобально, то нужна ли нам такая система после того, как пандемия пройдет? Анамнез явно получается не очень хороший – состояние стабильно тяжелое. Систему здравоохранения надо менять, и Москва в этом ряду должна быть одной из первых.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть