Украинская борьба с коррупцией под «внешним управлением»

В истории человечества коррупция вечна, как и борьба с ней.
2 мая 2020  14:30 Отправить по email
Печать

Хотя эта борьба порой приобретает гротескно-комические формы. И свежий пример тому дает, к сожалению, опять Украина.

А разве не смешно: главный следственный антикоррупционный орган страны возглавляет «официальный» коррупционер. В «Едином государственном реестре лиц, совершивших коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения» фигурирует Артем Сергеевич Сытник, директор Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ). За то, что Сарненский (в Ровенской области) и Ровенский апелляционный суд признал, что он отдыхал за чужой счет в охотничьем угодье Полесьске-Сарны (пять раз, в 2017—2019 годах) со стоимостью каждого уик-энда в 100 000 гривен, плюс четыре тысячи долларов за ремонт двух сломанных Сытником квадроциклов Bagi BRP 1000. Отдых оплачивал выходец из Ровно, финансист Николай Надейко.

Мелочь, конечно, но знаменателен сам факт: волк возглавляет охрану отары! И сделать с этим «волком» ничего не могут, хотя апелляционный суд вынес решение 13 декабря прошлого года. Но пытаются — и на том спасибо!

Попытку организовал народный депутат из Одесской области Алексей Гончаренко. Можно по разному относиться к этому политику. Можно даже с искренним неприятием к его политической истории, государственным идеям или к дипломатическим выходкам. Но, оказывается, даже в отношении антипатика порой возникает желание искренне поаплодировать.

Алексей с «группой товарищей» (нардепы Антонина Славицкая, Дмитрий Лубинец и Андрей Николаенко) предложили вниманию украинского парламента проект «Закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно повышения эффективности противодействия коррупции в отдельных правоохранительных и других государственных органах», суть которого предельно проста: «коррупционер не может возглавлять антикоррупционное следствие». Если выражаться умными словами парламентских реляций, там предложили изменения в законодательство, которые расширят основания для увольнения главы НАБУ, включив в них решение суда об административном коррупционном правонарушении

Предложили Раде, а встрепенулся, почему-то Международный Валютный Фонд. Как только парламентский Комитет по вопросам правоохранительной деятельности рекомендовал этот проект,

Глава миссии МВФ в Украине Ронван Роден направил письмо в Офис президента Украины, в котором предупреждает, что «любые законодательные изменения, которые сужают независимость НАБУ, будут восприняты как отказ от предыдущих антикоррупционных обязательств и потребуют корректировки любой новой программы (сотрудничества МВФ с Украиной — А.Г.)». То есть «тронете Сытника — денег не дадим». Ну как тут не вспомнить фразу, приписываемую президенту Рузвельту: «Сомоса, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын». Окрик подействовал и на следующий день законопроект даже не был включен в повестку дня внеочередного парламентского заседания.

В такой ситуации трудно отказаться от искушения получить авторский комментарий, и я нашел Гончаренко.

Как вы оцениваете НАБУ как государственную институцию. Нужно ли оно как таковое? Экономического эффекта от Бюро нет: бюджет растет от скромных двухсот миллионов в 2014 году до более, чем трех миллиардов ныне. А сколько он вернул в государственную казну? Какой это проект — фискально-экономический или откровенно политический?

Я оцениваю ее как нужную государству. Это говорит об уровне управления, слабом руководстве. Но надо бороться, для этого в Украине и создана схема антикоррупционных органов — следствия, надзора и суда. Сама идея правильная, но запускается сложно, а тут еще факто откровенно слабого руководства.

Любому действию предшествует причина и стимул. Вы можете назвать причину и стимул действия вашего и подписантов вашей группы — Славицкой, Лубенца и Николаенко?

И стимулом, и причиной являются решения судов в Ровенской области, признавшие Артема Сытника «лицом, связанным с коррупцией». То есть, директором Национального Бюро является признанный коррупционер, что недопустимо. Понимаете, Андрей, сейчас за коррупционное правонарушение является основанием для увольнения любого прокурора, налогового инспектора, сотрудника Государственного бюро расследований. А вот сотрудника НАБУ на основании судебного решения о «связи с коррупцией» уволить невозможно…

То есть, «занял должность — делай что хочешь?

Не совсем верно, но где-то так… Из-за административного нарушения уволить невозможно. Такая статья просто отсутствует. Наш проект устраняет эту неточность. И еще в законопроекте мы приводим в соответствие термины антикоррупционных законов.

А почему вы «заметили» эту ситуацию только сейчас, спустя шесть лет после принятия законов?

Потому что эпизод с Сытником стал первым случаем подобного нарушения. Прецедентом.

Нынешняя ЗЕ-власть гордится моторностью своих действий — «турборежим» и прочее. Ваш проект маринуют уже два месяца, с конца февраля. И несмотря на оценку соответствующего Комитета, не включают в порядок дня. Почему? И какое у законопроекта будущее?

Первый законопроект я подал еще в начале декабря. Так что маринуют уже четыре месяца. Нет политической воли со стороны действующей власти внести этот законопроект в повестку дня, ведь это полностью в их руках. И речь не в актуальности, а в том, что те, кто защищает Сытника активно эксплуатируют тезис о том, что принятие подобного закона или досрочное увольнение может привести к проблемам во взаимоотношении Украины с международными финансовыми организациями. Я считаю этот тезис сомнительным потому что суверенная страна должна принимать решения, не оглядываясь на что-то.

Ну, тогда «вопрос в лоб»: является ли НАБУ средством «внешнего управления» Украиной?

Андрей, как «средство управления» оно «такое» … Ведь НАБУ не может человека довести до приговора. Создать проблемы человеку может, но не до приговора. Ведь ни по одному ТОП-коррупционеру ни одно дело не было доведено до конца. Так что если это какое-то «средство влияния», то оно не выполняет свою роль. Скорее в проект НАБУ были вложены средства в том числе и западные, и они переживают за независимость системы и не хотели бы что бы она была политически зависимой. Идеальным выходом из ситуации было бы если бы Сытник сам написал заявление об уходе, здесь камнем преткновения является лично он. Но он манипулирует и доказывает, что его увольнение будет означать лишение независимости самого института НАБУ. Я не разделяю это мнение.

Но согласитесь, директор НАБУ контролирует самую обширную базу компромата на высший слой власти. И это кресло всегда будет предметом политической борьбы. Вы можете дать свое видение будущего НАБУ и его директорского кресла?

Первый тезис не совсем правильный: все силовики имеют «свой» компромат и обладает своим инструментарием. Самый мощным инструментарием обладало сБУ, как организация, имевшая эксклюзивное право на «прослушку». Правда, НАБУ тоже получила это право не так давно. Что до перспективы, то думаю, что Сытник не сможет остаться директором НАБУ и эта затянувшаяся агония все-равно закончится его отставкой. И от того, кто станет следующим руководителем зависит и будущее самой институции. Ведь связка «НАБУ — антикоррупционная прокуратура — антикоррупционный суд» может оказать очень-очень значительное влияние на будущее страны.

Алексей, скажите, а у вас есть какие-либо предположения касательно персоны будущего директора НАБУ?

Вот честно, нет!

Ну что же, грамотные ответы молодого (39 лет), но уже зрелого политика, скованного цепями своего статуса и фракционной дисциплины. Я могу быть посвободнее в своих формулировках, поэтому не могу не заметить: вольно или невольно, но Алексей Гончаренко лукавит. Именно НАБУ является основным «средством влияния» на верхушку украинской власти. Потому что оно создано именно для контроля над «высшими должностными лицами, уполномоченными на выполнение функций государства», так записано в их собственном определении «содержания и принципов действия». До такого уровня не дотягивают никакие иные органы, даже СБУ в случае чего хвост прищемят. Поэтому за кресло Директора (= хозяина самой весомой базы компромат-данных в стране) всегда будет идти отчаянная борьба.

И НАБУ сейчас является именно средством «внешнего управления» страной. Тому доказательство сама история гончаренковского законопроекта №3133. Сначала его мариновали в парламентских канцеляриях (= внутренняя борьба), а при первом оклике «Стоять!» из уст представителя МВФ Рона ван Родена его послушно отложили в сторону. И заменили обсуждение коррупции в НАБУ рассуждениями о значении крестоцветных в сельском хозяйстве Украины. А это и есть: «равно внешнее управление».

Господи, как хотелось бы, что бы я ошибался!

Ранее на сайте ИА REXЮжно-Китайское море в посткризисном мироустройстве

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Calm47
Карма: 380
03.05.2020 09:12, #40857
В бандустане Уркаина резко усилилась борьба за обладание бусами, которые обещает дать шериф. :)
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
COVID-19
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть