Война США против Центробанка: что не поделили Трамп и ФРС?

С кем на самом деле сражается Трамп внутри своей страны?
19 августа 2019  15:00 Отправить по email
Печать

Аббревиатура «ФРС» для обывателя давно превратилась в обыденное явление. Мы регулярно слышим о том, какой будет базовая процентная ставка Федерального резерва, сколько станет стоить доллар и что сказал тот или иной глава американского ЦБ. А между тем власть Федеральной резервной системы отнюдь не иллюзорна, не является частью конспирологии и по большому счету не скрывается от людей.

В частности, пока большинство СМИ по инерции заявляют о том, что Китай является крупнейшим держателем американского госдолга, больше всего казначейских бумаг сосредоточено именно в руках ФРС. КНР является крупнейшим, но иностранным держателем treasuries ($1,3 трлн), в то время как в абсолютных цифрах наибольший объем долговых облигаций содержится в собственности Федерального резерва США — $2,5 трлн, или 14% от общего федерального долга Америки. Уже хотя бы поэтому власть данной структуры сложно переоценить, ведь тот, кто контролирует долги, влияет и на ситуацию.

Помимо этого, у ФРС есть и иной инструмент давления против Трампа и национальных элит — уровень базовой процентной ставки. Не вдаваясь в подробности, это минимальный процент, под который Центральный банк кредитует все прочие банки, а они, в свою очередь, с наценкой, кредитуют остальных. В результате имея влияние на формирование базового процента, ФРС при желании может повлиять на ставки по активным и пассивным операциям всех американских банков, на процентные ставки по казначейским бумагам США и на всю экономику в целом. А поскольку США являются центром мировой финансовой системы, то эти ставки определяют и направление денежных потоков в мире, в том числе, устанавливая обменный курс валют. Собственно, именно в последнем пункте и кроется ключевое противоречие.

Трамп, будучи ставленником национальных индустриальных элит, представляет интересы той части бизнеса, которой выгоден слабый доллар, то есть экспортеров и промышленников. Продавать тот же объем товара, но на большее количество валюты куда выгоднее именно реальному сектору, а не финансовой олигархии страны. Сильный же доллар, выгоден наднациональным кланам, финансистам и бюрократии. И хотя в кресло президента их ставленник не попал, они не утратили контроль над ФРС и желают сохранить свое положение.

Сторонникам сильного доллара и противникам Трампа выгодны кратковременные скачки ставки, введении биржи в нестабильное положение и в перспективе скупка разорившихся предприятий США. То есть захват активов сторонников нынешнего президента, а значит, и их самих. Высокий же курс американской валюты позволяет им и далее делать деньги из ничего.

Трамп, выступая против ФРС, добивается обратного, пытается заставить резервную систему снизить курс американской валюты и этим, по сути, обесценить деньги банкиров — аналогичным образом переведя их активы в руки промышленных элит.

В итоге, как и в войне элит в целом, начатой в 2016 году, нынешнее ее ответвление продолжает конфликт между национальными и глобальными кругами, между представителями реального сектора экономики и крупными финансистами. А учитывая, что указания председателю Совета управляющих ФРС могут давать лишь акционеры этой корпорации — крупнейшие международные банки, неудивительно, что давление Трампа приводит к переменным успехам. Вместе с тем, начавшийся конфликт позволил скрытому противостоянию вырваться наружу, и это само по себе хорошо.

Если прояснить нынешние мотивы Трампа максимально просто, то выразить это можно так. Сильный доллар обессмысливает попытки вернуть производства обратно в Америку, слабый — играет на руку обещаниям, которые давал Белый дом. Дорогой доллар обнуляет успехи Вашингтона по «репатриации» экспорта, поскольку превращает процесс приобретения товаров из Китая и ЕС в более выгодный, а вывод мощностей, наоборот, делает актуальным.

При этом, даже если Трампу и удастся вернуть производства без девальвации курса через тарифы и прочие ограничения, то товарам, произведенным в Америке, еще придется конкурировать на мировом рынке, а в случае сильного доллара никто не купит заведомо более дорогой товар.

Понимает это и ФРС, а потому угрожает Трампу тем, что, если он продолжит давление, Федрезерв повысит процентные ставки и этим запустит схлопывание кредитных пузырей, а от такого шага не только новые компании, но даже те кто сохранил или вернул производства (будучи приманенными дешевыми кредитами), снова уйдут в Китай.

Помимо этого Трамп превратил темпы заимствований в основной источник роста экономки США и, если посмотреть на график увеличения госдолга Америки, графа президентства Трампа будет представлять из себя почти вертикальную экспоненту. При Трампе госдолг уже вырос более чем на 2 трлн долларов и, судя по громким программам, продолжит расти. Долги выгоднее брать при слабеющей валюте, а учитывая масштабы предстоящих заимствований, выбора у Трампа, по сути, нет.

Таким образом, объявленная президентом США война против ФРС является одной из граней общей конфронтации закулисной элиты, кампании, случайно вышедшей в медийные СМИ. Поэтому когда 9 августа в интервью Bloomberg Трамп заявил, что отказывается от идеи девальвации, в действительности это далеко не так. Обе стороны попросту решили вернуть войну обратно в кулуары, но сам конфликт никуда не исчез.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
Видео партнёров

"БизнесВектор": сыр

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть