Политический терроризм в Российской империи: уроки для современного мира. Часть XI

Статья из цикла «От Февраля к Октябрю: распад российского государства и общества»
23 октября 2017  00:00 Отправить по email
Печать

«Последний из запросов, которым посвящены настоящие заметки, был запрос о «временных» правилах 14 августа 1881 года, т.е. о знаменитом Положении об охране, возобновляемом неуклонно в течение тридцати лет и представляющем из себя фактическую российскую конституцию». [1]

Карательная политика российского самодержавия против своих политических противников часто подвергается острой критике со стороны дореволюционных, советских, постсоветских и зарубежных историков. Особенный гнев историков вызвает чрезвычайное «Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия», утверждённое Александром III в августе 1881 году, сразу после убийства Александра II народовольцами 1 марта 1881 года. [2, 602, 3] Эти временные правила действовали в империи вплоть до Февральской революции. Это гораздо дольше, чем чрезвычайное законодательство во всех европейских странах в период между 1789 и 1917 гг.

Применение чрезвычайного законодательства является признанием правительства того, что его обычное законодательство не справляется с действительными или мнимыми угрозами государству и обществу. Средства чрезвычайных законов о политических преступлениях включает:

расширение интерпретации о запрещенной политической деятельности;

запрещение определенных течений политической деятельности [например, антисоциалистический закон в Германии между 1878 и 1890 годами, 4];

использование военных или особых судов с ускоренной процедурой для определенных политических преступлений;

приостановление обычных норм законности, особенно права неприкосновенности личности.

При долгосрочном общеевропейском исследовании карательной политикой не явилась исключением и Российская империя.

Чрезвычайные законы использовали и революционные, и антиреволюционные правительства против своих противников. Во времена Французской революции якобинцы через Комитет общественной безопасности в 1793-1794 годы осуществляли террор в Париже. Закон о подозреваемых допускал арест всех действительных и возможных врагов революции. В департаментах местные якобинцы и представители центрального правительства проводили террор через местные комитеты и трибуналы, подчиненные парижским центральным органам террора. [5]

Однако американский ученый Говард А. Браун написал, что последние годы первой республики 1797-1802 гг., а не якобинский террор, стали поворотным моментом в трех столетиях государственных репрессий во Франции. Браун отметил, что постякобинские правительства использовали традиционные методы репрессии в беспрецедентном масштабе, сочетая их с новыми методами полицейского надзора и контроля. Репрессивные методы в этот переходный период включали: объявление военного положения в разных местах, использование военных и других особых судов для гражданских лиц. Наполеоновская империя (1804-1814), восстановленная Бурбонская монархия (1814-1830), «буржуазная» Орлеанская монархия (1830-1848), Вторая республика (1848-1851), вторая империя Наполеона III (1851-1870) и Третья республика (1871-1940) все использовали эти усовершенствованные меры репрессий. Тысячи людей были арестованы и наказаны во время подавления Парижского восстания в июне 1848 года, сопротивления государственному перевороту Луи Наполеона в декабре 1851 года и парижской коммуны в мае 1871 году. [6, 612-620]

«Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия» имеет долгую предысторию. Российское правительство пыталось таким образом справиться с революционным движением, начиная с покушения Дмитрия Каракозова на Александра II в апреле 1866 года и заканчивая цареубийством в марте 1881 года.

Уже в относительном «мирный» период революционного движения между 1866 и 1878 годами правительство приняло некоторые законодательные меры. В Уголовном кодексе расширялись и уточнялись определения государственных преступлений. Некоторые меры положили начало подрыву судебной реформы 1864 года. В 1871 году политическая полиция получила право проводить дознания в делах о государственных преступлениях. Прокуроры и жандармы также получили право наказывать обвиняемых после дознания в административном порядке без процесса. Прокуроры могли использовать этот альтернативный способ особенно когда они не могли гарантировать обвинительный приговор. Правительство установило Особое Присутствие Правительствующего Сената для суждения дел о государственных преступлениях в 1872 году и лишило право судебных палат (на губернском уровне) рассматривать такие дела. [7, 605-607]

Покушение Веры Засулич 24 января 1878 года на жизнь петербургского градоначальника Федора Трепова открыло эпоху первой вспышке терроризма в России. Многие теракты, в том числе некоторые покушения на жизнь царя, произошли после покушения Засулич и оправдания ее судом присяжных.

Участились политические процессы, но процессы обычно проходили в военных судах для терактов и дел о вооруженном сопротивлении. Военный уголовный кодекс предусматривал смертную казнь за многие преступления по сравнению с гражданским уголовным кодексом, ограничивающимся делами о цареубийстве и антиправительственных заговорах. Жандармы получили право рекомендовать министру внутренних дел административную высылку без процесса всех обвиняемых в «политической неблагонадежности», в совершении государственных преступлениях, или в участии в политическом демонстрации и беспорядках. Вслед за покушением Александра Соловьева 2 апреля 1879 года на жизнь Александра II, правительство проводил в жизнь указ, дающий генерал-губернаторам право передать военным судам всех лиц, чьи действия считались потенциально вредными для общественного порядка. Генерал-губернаторы также могли арестовать или выслать всяких лиц, закрывать периодические издания и принимать любые меры, необходимые для охраны общественного порядка. Военные суды получили право использовать ускоренную процедуру, обвиняемые предвались суду сразу после дознания без подробного предварительного исследованная. [8, 606-607] Заметим, что гражданское и военное судопроизводство в России установилo три этапа судебного разбирательства: дознание, предварительное исследование и процесс.

«Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия», утвержденное 14 августа 1881 года упразднило чрезвычайные указы, проводимые в жизнь между 1878 и 1881 годами, а также установило три категории чрезвычайных правил: усиленную охрану, чрезвычайную охрану и правила для местностей, необъявленных в исключительном положении. Многие меры чрезвычайных указов 1878-1881 годами были включены в положение 1881 года. Когда усиленная или чрезвычайная охрана была объявлена в разных местностях, власти могли вводить чрезвычайные меры «в некоторых точно определённых смежных губерниях и областях или даже во всех остальных местностях Государства». [9, ст. 28] Вся империя могла находиться на чрезвычайном положении одновременно в разных степенях суровости.

Закон установил правила об административной высылке. Если все эти меры не могли восстановить порядок, правительство могло объявить военное положение. Правительство объявило и чрезвычайную охрану (в первый раз после 1881 года) и военное положение в многих частях империи в период Первой Русской революции. [10, 621-623] В июне 1892 года правительство утвердило закон «О военном положении», который позволял вводить в случае необходимости режим военного положения в местностях, которые считались в революционном отношении опасными. Закон установил категории гражданских лиц, подлежащих военному суду и наказаниям по военному времени за совершение разных государственных и других преступлений. [11]

По всем трем категориями чрезвычайных правил полиция и жандармерия были уполномочены арестовывать всех подозреваемых в подготовке или совершении государственных преступлений, или в членстве в нелегальных организациях. Они также могли рекомендовать министерству внутренних дел высылку таких людей. Министерство по соглашению с министерством юстиций могло передавать военным судам обвиняемых в государственных преступлениях и в вооруженных нападениях на должностных лиц при исполнении своих служебных обязанностей.

В местностях на положении усиленной охраны, губернаторы, градоначальники и генерал-губернаторы были уполномочены увольнять местных чиновников, подозреваемых в политической неблагонадежности, запрещать все собрания, закрывать частные предприятия, воспрещать пребывание подозреваемых в местностях. [12, 613-614] Генерал-губернаторы в местностях на положении чрезвычайной охране, были уполномочены передать военным судам дела целых категорий государственных преступлениях. Также они были уполномочены увольнять должностных лиц, запрещать земские и другие общественные собрания, закрывать учебные заведения, конфисковать частную собственность в интересах общественного порядка. [12, 613-614]

При министерстве внутренних дел установилось особое совещание для рассмотрения просьб от генерал-губернаторов, губернаторов, градоначальников, полиции и крестьянских общин [общины были ответственные за сохранение общественного порядка среди крестьян] об административной высылке частных лиц. Совещание с 1881 по 1904 гг. рассмотрело 7159 дел и выслало 11879 человек в административном порядке. По просьбам общин, совещание выслало 4424 крестьян за «порочное поведение» (лень, буйство, непослушание). С 1861 года общины имели это право выслать членов. Кроме того, были высланы 4077 лиц, обвиненных в политической неблагонадежности. [13, 615] Совещание могли использовать это обвинение, когда прокуратура не могла гарантировать обвинительный приговор в судах.

Самодержавие использовало разные карательные методы между 1866 и 1904 годами, чтобы справиться с революционными и оппозиционными движениями. Однако начало второй вспышки терроризма в период царствования Николая II сопровождалось массовыми политическими движениями не имевших эквивалентов в Европе. Рассмотрим, как террористическая угроза проявилась во всех разновидностях в революции 1905 года. Помимо этого, акцент будет сделан на феномене российского терроризма в общеевропейском контексте политического и общественного насилия. Начиная с Французской революции, страсть к уничтожению врагов стала общеевропейском явлением.

Продолжение следует…

 

Тони Рокки – магистр в области исторических наук (Торонто, Канада), специально для ИА REX

 

Примечания

1.Ленин, В. И. Три запроса (1911). Полное собрание сочинений. Том 21 

2.Daly, Jonathan W. On the Significance of Emergency Legislation in Late Imperial Russia. Slavic Review, Vol. 54, No. 3 (Autumn, 1995), pp. 602-629

3.Текст положения 1881 года имеется в электронной форме.

4.Law against the publicly dangerous endeavors of Social Democracy from October 21, 1878. German History in Documents and Images. Volume 4. Forging an Empire: Bismarckian Germany, 1866-1890.

5.Andress, David. The terror: civil war in the French Revolution. London: Little, Brown, 2005.

6.Doyle, William. The Oxford history of the French Revolution. 2nd ed. Oxford; New York: Oxford University Press, 2002.

7.Tackett, Timothy. The coming of the terror in the French Revolution. Cambridge, MA: The Belknap Press of Harvard University Press, 2015.

8.Brown, Howard A. Domestic State Violence: Repression from the Croquants to the Commune. The Historical Journal, Vol 42, No. 3 (Sept., 1999), pp. 597-622.

9.Daly. On the Significance of Emergency Legislation

10.Daly. On the Significance of Emergency Legislation

11.Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия

12.Daly. On the Significance of Emergency Legislation

13.Зернов Илья Владимирович, Карнишин Валерий Юрьевич. Борьба с терроризмом в Российской империи в конце XIX-начале ХХ в.: историко-правовые аскпеты внутренней политики. Вестник Пензенского государственного университета Выпуск № 4 (8) / 2014.

14.Daly. On the Significance of Emergency Legislation

15.Daly. On the Significance of Emergency Legislation

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Мировое цифровое рабство
82.7% Реальность
ОДКБ заявила себя на мировой политической арене?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть