­­­­­­­Свидетельская правда за Осипова против латышского неонацизма

7 декабря 2014  22:06 Отправить по email
Печать

Наиболее бойкое лицо русского общественно-политического движения в Латвии на скамье подсудимых за слово своё протестное. Ему вменяют надругательство над государственным флагом за открытое неприятие символа латышского национализма. В основе уголовного дела политзаказ  в лице главы латвийского парламента от нацблока. По сути Осипова судят за русскую правду, которая в современной Латвии называется экстремизмом.

Свидетелем 8 декабря я снова вызван в суд для дачи показаний в уголовном деле о пресловутой нацленточке. Осипову вменяют надругательство над государственным флагом Латвии за его протестное слово в котором не было ни слова о флаге, в том не было даже мысли о флаге, лишь выражение категорического неприятия красно-бело-красной ленточки, которой изначально метили себя ярые латышские ультранационалисты — эта феничка никакой не флаг, а символ всему русскому враждебной идеологии, открытое противостояние которой является достойным делом русской жизни Евгения Юрьевича Осипова.

В деле этом по сути я самый важный свидетель защиты, поскольку могу показать не только о наилучшим образом характеризующих личность Осипова обстоятельствах, но об отсутствии направленности критического высказывания Осипова против флага. Если судить по закону, то в силу моих показаний Осипова должен быть оправдан.

Самым важным свидетелем обвинения в этом деле является глава латвийского парламента Инара Мурнеце, депутат от политической группировки ультранационалистического латышского толка VL-TB/LNNK. Именно под её политическим давлением Полиция Безопасности Латвии (спецслужба, чьей фактической задачей является подавление русского движения) изменила свою изначально верную правовую позицию — комментарий Осипова уголовно-наказуемым не является, начав его политически мотивированное уголовное преследование. Мнение, что уголовное преследование Осипова является госзаказом на индивидуальную политическую репрессию, а не обычным правоохранительным применением уголовного закона, подтверждают многие обстоятельства дела, и вот пара ключевых: (1) политически-критическое отношение к нацленточке, публично выражал не только Осипов, некоторые были в том гораздо более резкими, но уголовное преследованию подвергается лишь Осипов; (2) Мурниеце в деле против Осипова участвует в качестве должностного лица, донос против него изначально писала на парламентском бланке, показания давала в здании парламента, на парламентский адрес получала и судебную повестку, всё это она недавно обобщила сама в ответ на запрос Бюро по Предотвращению и Борьбе с Коррупцией (БПБК) об основании пользования ею служебным автомобилем с водителем для поездки в Лиепаю на против Осипова.

Героизация и прославление латышских легионеров waffen-SS, ликвидация русской школы, облатышивание русских детей начиная с детского сада, запрет на официальное использование русского языка (родной для 37.2% населения), превращение Латвии в военную базу NATO против России, всему этому в Латвии со стороны русских есть сопротивление, одним из наиболее знаковых лиц этого сопротивления является Осипов, именно за такою волю латышская этнократия годами и пытается выдать его доверчивому обывателю неким преступником — эти попытки не столько наказание ему за личную непокорность, сколько систематические удары по русскому сопротивлению в его лице.

Нынешнее уголовное дело якобы за надругательство над государственной символикой (ст. 93 УЗ ЛР до 3 лет тюрьмы) против Осипова в Латвии является далеко не первой попыткой сделать его уголовником, ранее его необоснованно преследовали якобы за организацию группового нападения на полицию (ч. 2 ст. 269 УЗ ЛР до 13 лет тюрьмы), уклонение от подачи налоговой декларации (ч. 1 ст. 219 УЗ ЛР до 2 лет тюрьмы), призыв к подрыву территориальной целостности Латвии (ч. 2 ст. 83 УЗ ЛР до 5 лет тюрьмы), незаконное приобретение и хранение взрывчатых веществ (ч. 2 ст. 233 УЗ ЛР до 5 лет тюрьмы) и др.

Организацию группового нападения на полицию ему вменяли за известное шествие в Лиепае под лозунгом «Русские идут!» против ликвидации русских школ — «Школьные протесты вылились для него в два месяца тюрьмы и год жизни под строгим надзором. Закончилось это закрытием дела, но осиповская решимость, видимо, крепко отпечаталась в памяти властей — не хотят испытывать ее на прочность»,- некогда было верно подмечено на этот счёт принципиальной русской журналисткой Еленой Слюсаревой («Они прошли. Что дальше?», газета «Вести Сегодня» (№ 64 от 23.03.2009).

Уклонение от подачи налоговой декларации ему вменяли в отместку за участие в расходах на оплату издержек языкового референдума 2012-го года. Жёстким налоговым проверкам с начётами помимо него тогда были подвергнуты ещё трое с фамилией Осипов, его отец, брат и супруга.

Призыв к подрыву территориальной целостности Латвии ему вменили в отместку за участие в организации научно-практической конференции «Автономия Латгалии: политический, правовой, экономический, историко-культурный аспекты», которая была созвана партией “За родной язык!”, одним из троих создателей и лидеров которой является Осипов. Конференция состоялась 8 декабря 2012-го в Двинске (Латвия), из восьми выступивших с докладами специалистов четверо были докторами наук, трое магистрами, а также специалист из Бельгии, представивший для Латгалии практическую возможность экономического роста путём введения вспомогательной региональной валюты.

Уголовное дело по Латгалии до сих пор не закрыто, но в отсутствие какого-либо мало-мальски внятного основания для его развития Полиция Безопасности Латвии вменила Осипову незаконное приобретение и хранение взрывчатых веществ, чем в действительности было 8 грамм пороха из трофейного немецкого патрона времён Великой Отечественной войны, это та «бомба», которую им удалось изъять при обыске по латгальскому делу в доме Осипова.

Все эти попытки сопровождались обысками, задержаниями и различными мерами пресечения, целью которых было подавление не столько воли Осипова к борьбе, её едва ли подавишь, сколько запугиванием его сторонников и лишением источников дохода, столь необходимого для успеха независимой политической борьбы, и если осудить его ни по одному из обвинений не удавалось, то по численности сторонников и источникам доходов всё это било очень сильно, ведь по настоящему смелых мало.

В данный момент в Латвии происходит очередной суд над Осиповым по чисто политической статье с очевидной политической подоплёкой, что с одной стороны даёт основания ожидать от судьи оправдательного приговора, а с другой опасаться обвинительного, поскольку в данном деле решающим фактором является способность судьи противостоять политическому заказу на осуждение.

Не знаю осудят ли Осипова на этот раз, но в случае осуждения он вновь станет узником совести, и этот раз он будет в том не одинок. Следуя начертанному на потолке правительства Латвии принципу «один закон — одна правда» судить за критическое отношение к нацленточкам в Латвии придётся и других, и меня лично в первую очередь — соответствующая явка с безвинной за слова «красно-бело-красная ленточка в современной Латвии по-моему означает гниль, а гниль есть гниль, хоть флагом назови её, хоть нет» уже подана мною в генеральную прокуратуру, которая в свою очередь головоломку эту переслала новому главе Полиции Безопасности, мяч на их стороне.

Некоторые формалисты настаивают на правомерности уголовного преследования Осипова за его категорическое неприятие нацленточки даже вопреки тому, что соответствующая ст. 93 УЗ ЛР защищает лишь флаг, герб и гимн без отсылочных норм к другим законам. Формалисты говорят, что по спецзакону о государственном флаге Латвии его проекций в декоративных целях сохраняется статус государственного символа. Этих формалистов я посылаю к тому факту, что даже по формулировкам спецзакона V-образная ленточка не флаг, ибо она от стандарта отличается не только шириной и длиной, что по спецзакону совместимо с сохранением статуса, но и формой, о допуске которой в спецзаконе ни намёка, т.е. ленточка сложенная в V-образную форму как ни тяни уже статусом государственного символа уже никак не обладает. Слово ленточка в спецзаконе о флаге употребляется трижды, в двух случаях речь о траурной — чёрной, а в другом о трапециевидном — вымпеле, и ничто из этого к задетому критикой Осипова не относится. Тем, кто скажет, что Осипов мог догадаться о некой тождественности нацленточки флагу, скажу, что нет, не мог, и я как юрист говорил ему, что нацленточка по закону не флаг. И если, и осудить Осипова нынешней редакции ст. 93 УЗ ЛР нельзя, об этого говорит практика Европейского Суда по Правам Человека (см. § 49 решения в деле The Sunday Times v. UK, 26.04.1979): «Во-первых, право должно быть в адекватной мере доступным: граждане должны иметь соответствующую обстоятельствам возможность ориентироваться в том, какие правовые нормы применяются к данному случаю. Во-вторых, норма не может считаться «законом», пока она не будет сформулирована с достаточной степенью точности, позволяющей гражданину сообразовывать с ней свое поведение: он должен иметь возможность - пользуясь при необходимости советами - предвидеть, в разумной применительно к обстоятельствам степени, последствия, которые может повлечь за собой то или иное действие».

Всё то преследование, уголовное и (а)моральное, которое было направлено против Осипова за его честное неприятие нацленточки побудило меня не только раскрыть, что я как юрист заранее заверял его в том, что выражение подобного вписывается в рамки допустимой свободы слова и совести, но и в знак уверенности в верности собственного профессионального мнения, а также солидарности с ним, многократно повторять, что красно-бело-красная ленточка сегодня по сути своей в моральном смысле означает гниль, а гниль есть гниль, хоть флагом назови её, хоть нет.

Да, я говорю, что если судить за свободу слова и совести Осипова, то судить и меня, но смотрите не надорвитесь в своей жажде линча, у всего этого есть ещё конституционный и международно-правовой аспекты, которые указывают на то, что ст. 93 УЗ ЛР по своей сути противоречит запрету цензуры и праву на свободу слова и совести, а потому ст. 93 УЗ ЛР в Латвии антиконституционна.

По сути протестного слова Осипова о пресловутой нацленточке и реакции латышских властей «мы сталкиваемся здесь со случаем преследования за выражение идей посредством действий». Если Осипов в этом деле будет осуждён, то «не просто за выражение какой-то идеи», а «за выражение неудовлетворения политикой нашей страны, то есть ему ставилось в вину то, что составляет самую суть ценностей» демократии. «Охранять особую роль флага следует не наказанием тех, кто испытывает иные чувства по отношению к этим вещам, а посредством убеждения их в том, что они не правы».

Закавыченное выше это выдержки из решения Верховного Суда США в прецедентном деле 1989-го года Техас против Джонсона, по которому криминализация неуважения государственной символики была сочтена противоречащей сути демократии, неотъемлемой составной частью которой является свобода слова и совести. И это то редкое от США, что достойно уважения и заимствования.

Ещё раз, если в Латвии Осипова осудят за волю быть русским в свободе совести и слова, то в знак товарищеской солидарности я буду вынуждать власть к соответствующему осуждению и меня, и я уверен, что такой разворот будет вкладом в пробуждение русского сообщества Латвии. Некогда в адресованной Международному Уголовному Суду рекомендации принять меня туда на стажировку латышская судья Европейского Суда по Правам Человека и доктор права Инета Зиемеле отметила, что я не только многообещающий юрист-международник, но обладаю ещё и редким чувством справедливости, так вот именно в силу этого чувства я и выступаю за правду на стороне Осипова, Бог тому свидетель.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
61.8% Да
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть