Украина: есть ли жизнь после двадцать пятого?

Украина, Россия, Китай, США и ЕС
27 мая 2014  23:06 Отправить по email
Печать

26 мая опять взошло солнце. И даже на минуту показалось, что все головные боли – и Украины, и Европы, и мира - позади. Оно, конечно, хотелось бы, но это не так. Тем утром мы проснулись несколько в ином мире.

Как бы не относиться к результатам, но президентские выборы-2014 в Украине имели место быть. Это не означает, что избран президент «всея Украины», поскольку нарисованная Центризбиркомом картина участия населения и результатов голосования вызывает вполне обоснованные сомнения. Все свары по этому поводу (вплоть до Третьего Майдана, который обещала с треском проигравшая Тимошенко) еще впереди.

Но, тем не менее, факт есть факт, и новый президент Украины будет признан большинством планетарных игроков, поскольку ради этого Майдан и затевался. И естественная первоочередная задача, встающая перед ним (наряду с переделом собственности, естественной паллиативной задачей каждого украинского президента) будет триединой: «Единство территории. Безопасное существование на территории. Средства для безопасного существования».

С «единством территории» получается плохо. Ведь не вызывает сомнения, что новый Украинский президент – это президент Западной и Центральной Украины, поскольку 20% населения Украины (или «бывшего населения»?) в избрании президента участия практически не принимала: Крым, Донбасс, Луганщина. И это естественный результат самой порочной идеи проведения президентских выборов в стране, охваченной гражданской войной.

А дальше будет еще хуже. В своем первом спиче в качестве «почти президента» Петр Порошенко, безусловный лидер выборов-2014 обозначил три приоритета своей будущей деятельности:

- «Мы разоружим незаконные формирования»;

- «Крым должен быть возвращен Украине»;

- «Безальтернативность европейской интеграции».

И сразу стало грустно. Разоружить кого бы то ни было в настоящий момент невозможно, поскольку практика показывает, что наиболее боеспособная часть украинской армии не способна справиться с несколькими тысячами инсургентов, засевших на Донбассе. А как в таких условиях разоружить батальоны, полки, дивизии Ляшко, Коломойского, Тимошенко? Или «Правые Секторы», «Белые Молоты» и прочие «Нарнии»?

Затея с «круглыми столами национального единства», собирающая в разных городах выставки политического антиквариата по эффективности ниже, чем даже приснопамятный «Универсал» Ющенко, а на полноценные переговоры с реальной силой (восточными инсургентами) Киев не идет, надеясь на помощь Европы и мира.

Для того, что бы вернуть Крым дело за малым: выиграть у России войну. Полноценную войну. На меньшее Россия не пойдет, поскольку Крым является символом ее новой самоидентификации в мире и поднял рейтинг действующей власти до заоблачных высот. Вернуть сейчас Крым для российской элиты означает обратить этот рейтинг в антирейтинг запредельных глубин. А выиграть у России войну невозможно, потому что в настоящее время невозможно выиграть глобальный силовой конфликт со страной-владельцем ядерного оружия. С ядерной Северной Кореей, раздавить которую в иных условиях было делом нескольких дней, изможденный Запад носится уж который год. И будет носиться…

Поэтому в Крыму логично было бы только «спасать то, что осталось» (туристические и родственные связи), и потихоньку вести антирекламу российского управления на полуострове. С российской безалаберностью это не так уж и сложно.  Обидно, конечно, но – нечего было его терять. Но новый президент собирается продолжать конфронтацию, надеясь на помощь Европы и мира.

Ну, а о том, что у Киева сейчас средств нет – это не секрет. Средства – это в первую очередь деньги, а падение промышленного производства (5-7% в первом квартале) и перевод Украины на предоплату за газ (с июня) означают, что внутренних резервов у страны не будет. Нельзя же выиграть войну или восстановить промышленное производство (= налоговые поступления) за счет пятигривневых SMSок на номер 565…

Украина и здесь «надеется на помощь Европы и мира»: на 17 миллиардов от МВФ и более мелкие благотворительные взносы организаторов зимних событий в Киеве. Но эта помощь сопряжена с рядом таких «специальных стабилизационных программ», после которых украинские банки, может быть, и сохранятся, но вот нынешнее украинское государство – уж точно нет. Если рассматривать государство как форму организации населения на некой территории. Потому что «Рецепт того, что в фонде называют специальными стабилизационными программами, всегда один и тот же: приватизация, сокращение госслужащих, снижение расходов правительства на социальную сферу и сокращение зарплат» (Майкл Бёрки, «The Guardian»).

Но на западную финансовую помощь Украине особо рассчитывать не стоит, потому что Европа уже «не совсем та». Имперский проект европейской бюрократии, Евросоюз, если не трещит, так болезненно покряхтывает.

На только что закончившихся выборах в Европарламент значительно укрепили свои позиции националистические силы, выступающие против Евросоюза, как такового. Традиционно их разделяют на «крайне правых» и «евроскептиков». В предыдущей каденции европейской «Рады» первые были представлены независимыми депутатами, и естественное развитие парламентаризма ставило перед ними задачу создания фракции. Хотя бы для того, что бы успешно блокировать решения парламента. Да и себе субсидии ЕС в размере от одного до трех миллионов  евро в год еще никакой фракции не мешали. Для этого правым необходимо было набрать минимум 25 голосов из парламентариев минимум семи стран.

На этих выборах правые своего добились. Их основная сила, французский «Национальный фронт» Марин Ле Пен получил 24 кресла, увеличив свое представительство на 21 мандат. Сбитой спартанской фалангой в парламент ворвались греческие правые из партий «Золотая Заря» и «Патами» (5 мандатов). Вдвое укрепила свои позиции австрийская «Партия Свободы» (4 мандата).Лихой варварской толпой ворвались германцы: семь кресел у «Альтернативы для Германии» и одно – у Национально-Демократической партии. Сохранил свои позиции (три мандата) венгерский «Йоббик». Потеряла одно место, но сохранила четыре голландская «Партия Свободы». На этом фоне провал «Великой Румынии» и болгарской «Атаки» свидетельствует только об одном: правые настроения овладевают не восточноевропейским «молодняком» Евросоюза, а старыми «грандами Европы» - Францией, Германией, Бенилюксом. Что гораздо более опасно для Брюсселя.

И ведь выше речь шла только о «буйных» правых. Но есть еще и респектабельные «евроскептики», которые тоже «рванули» на прошедших выборах. «Партия независимости» Найджела Фараджа теперь распоряжается 24 мандатами (+11), а совсем свежее, пяти лет отроду «Движение 5 звезд» Беппе Грилло (Италия) получило в свое распоряжение 17 кресел. При этом следует заметить, что правые (во всяком случае Марина Ле Пен) тоже нередко самоопределяются именно как «евроскептики», целью которых является остановка «взбесившейся машины, в которую превратился Евросоюз». Ради этого она обещает «блокировать любую новую передачу суверенных прав, отказ от любых ограничений, накладываемых Европейским союзом, отказ от любого нового расширения».

Свою фракцию в Европарламенте Марин наверняка сможет создать. Как и получить эффективных ситуативных союзников из числа респектабельных евроскептиков. Тогда вопрос: где в этой схеме Порошенко? И где Украина, которую Ле Пен считает своим другом, «а друзей в кошмар не приглашают»? И где перспектива европейской финансовой помощи в Украине?

На Соединенные Штаты рассчитывать тоже особо не следует. Они считают, и не без оснований, что Украина – это уже пройденный этап и «использованных женщин забывают». Перед ними куда более серьезная цель – Россия. В Конгресс США внесен «Russian Aggression Prevention Act 2014» («Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014»): комплекс новых санкций, военное присутствие США на границах и масштабные военные учения войск НАТО в ключевых регионах, сопредельных с российской территорией. Но главное – это 10 миллиардов долларов, которые ежегодно, в период 2015-2017 гг. будут выделяться на «развитие демократических процессов в России». Это деньги из серии тех пяти миллиардов, которые США истратили на «развитие демократии в Украине» и о которых Виктория Нуланд так самозабвенно хвасталась на Майдане.

Правда Россия сама может устроить Штатам крупные неприятности. Которые будут иметь более чем весомый финансовый эквивалент. Речь идет о российско-китайском газовом контракте: поставке в Поднебесную,  в течение 30 лет, как минимум 38 миллиардов кубов газа по фиксируемой цене, привязанной к самой дорогой «нефтяной корзине», японскому индексу JCC. Оценивать контракт можно по-разному, но один момент следует отметить особо: Москва, насколько может, страхует себя от повторения «кошмара восьмидесятых», когда янки, через саудитов, обрушили цены на нефть (с 31 доллара в октябре 1985 года до 9 долларов спустя 6 месяцев). Экономика Советского Союза тогда рухнула.

Позволю себе предположить, что это не последний долгосрочный договор, который Россия заключает в Дальней Азии и странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Россия создает «подушку безопасности», и при этом атакует.

Во время визита Путина в Шанхай Bank of China (Чень Ситин)  и Внешторгбанк (Василий Титов) подписали соглашение о сотрудничестве, которое, в том числе, подразумевает взаимодействие в области расчетов с использованием национальных валют. То, что может быть дальше кратко и талантливо сформулировал легендарный американский трейдер Джим Синклер: «Зачем платить в долларах, если можно платить в своей валюте?! Потребителям не придется производить валютные транзакции, энергия подешевеет из-за упрощения валютного обмена. Доллар окажется под таким давлением, под которым он раньше никогда не был». А потом добавил: «Мы оказались в неприятной ситуации. Если нефтедоллар упадёт, настоящая, а не холодная война может разгореться за неделю. Мы будем воевать за нефтедоллары».

Можно ли предположить ,что в этих условиях Украина и ее новый президент будут продолжать комфортно существовать в фокусе интересов Вашингтона? Тем более, что Владимир Путин не собирается прекращать свое давление на новые украинские  власти. На Петербургском Форуме Путин сказал, что «мы с уважением отнесёмся к выбору украинского народа» (хотя, вообще-то, восточный референдум 11 мая тоже можно отнести к такому волеизъявлению. Но тут же поставил два условия:

 - экономическое: «Давайте говорить конкретными категориями: 3,5 миллиарда они нам должны. Пусть вернут деньги для начала разговора, чтобы создать благоприятные условия» и

- политическое: «…будут приостановлены немедленно и всякие боевые действия, диалог начнётся с людьми. Представьте себе, как мы будем разговаривать, встречаться, мирно беседовать, а там танки обстреливают гражданское население».

А на этом фоне – реверанс в сторону Киева: «Мы и сегодня работаем с теми людьми, которые власть контролируют, ну а после выборов, конечно, будем работать и с вновь избранными структурами».

При определенной доле фантазии такую фразу можно рассматривать как признание новой власти. Хотя гораздо больше это напоминает деда Короля из «Обыкновенного чуда» Евгения Шварца: «Когда  при нем  душили его  любимую жену,  он стоял возле да уговаривал: потерпи, может быть все обойдется».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

Корректор
Карма: -69
27.05.2014 23:24, #17291
Мир изменился - и не по вине России и не по её инициативе.
Но в воле России перейти от пассивной обороны к наступательной тактике!
Разбомбите, для начала, группировку ВС Украины под Славянском!!!!!
ПЛИИИИИИИИИИИИИЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗ!!!!!!!!!!!
Alex
Карма: 1
28.05.2014 00:43, #17297
респект...
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть