Анкара шантажирует Москву, Баку и Тегеран

Турция может утратить статус энергетического хаба на Ближнем Востоке
9 февраля 2014  21:21 Отправить по email
Печать

Министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз заявил, что стране может оказаться предпочтительнее закупать газ у Ирака, нежели у России, Азербайджана и Ирана. Такую позицию он объяснил тем, что импорт этого ресурса из юго-восточного соседа обходится Анкаре дешевле. На первый взгляд, всё вроде бы очевидно: Ирак граничит с Турцией и за импорт газа из этой страны нужно будет платить меньше, чем за импорт газа из России , Азербайджана и Ирана. Но это только на первый взгляд.

Согласно циркулирующей в СМИ информации, российский газ обходится Турции в 425 долларов за тысячу кубометров, азербайджанский - в 335 долларов, иранский - в 490 долларов. На днях газета Zaman со ссылкой на главу SOCAR Turkey Energy, члена правления нефтехимического комплекса Petkim Кенана Явуза утверждала, что «азербайджанский газ для Турции самый выгодный по цене, так как газ из других источников обходится Турции намного дороже». Поэтому,  по этой логике, министр Йылдыз должен был разыгрывать азербайджанскую «карту» с целью оказать давление на газовую ценовую политику России и Ирана. Но он внёс в общий список Азербайджан, Россию и Иран, угрожая им отказом от экспорта газа. Даже несмотря на то, что это ставит под определённую угрозу поставки азербайджанского газа в Европу через территорию Турции с азербайджанского месторождения «Шах-Дениз», судьбу газопровода Баку-Тбилиси-Эрзерум, через который с 2007 года осуществляются поставки азербайджанского газа в Турцию, и перспективы проектаTANAP. Отметим, что ранее Турция, понимая, что у Азербайджана нет иного варианта выхода на европейский энергетический рынок, кроме как через её территорию, добивалась снижения цены на поставляемый газ.

Аналогичную политику Анкара вела и в отношении Тегерана. Министр Йылдыз заявлял, что его страна продолжит импортировать газ из Ирана и сообщил, что в 2013 году Турция заплатила Ирану за газ 4,5 миллиарда долларов и 3,1 миллиарда долларов за нефть. Важность этого заявления заключалась в том, что оно прозвучало после того, как 12 декабря 2013 года власти США вели новые санкции в отношении Ирана и призвали Турцию присоединиться к ним. В ответ Анкара заявила, что «санкции США в отношении Ирана к Турции не относятся, поскольку она выполняет решения Организации Объединённых Наций». Турция не желала терять Иран, поскольку на долю поставок из этой страны приходится 18% от общих её потребностей в природном газе и 51% в нефти. Турция пошла даже на то, что стала размещать платежи Ирану за поставки газа золотом через свой национальный банк - Halk Bankasi, вокруг которого разгорелся известный коррупционный скандал. Это создавало определённые предпосылки после окончательного вывода Ирана из международной изоляции для налаживания полноценного сотрудничества в сфере энергетики. Не случайно министр Йылдыз в ходе недавнего визита в Тегеран главы правительства Турции Реджепа Тайипа Эрдогана гордо заявлял, что «Иран планирует построить крупный трубопровод для экспорта своего газа в Европу через Турцию».

И вдруг срыв. Анкара обратилась даже в Международный арбитражный суд по вопросу о ценах на газ, который Иран поставляет в Турцию. Дело в том, что в 1996 году Иран и Турция заключили соглашение на 25 лет о ежегодных поставках 10 млрд. кубических метров газа. Потом Турция под давлением режима санкций против Ирана сократила импорт энергоресурсов, чем сама же нарушила достигнутые соглашения с Ираном. Тем не менее, как пишет газета Hürriyet со ссылкой на того же Йылдыза, «в случае удовлетворения в арбитражном суде иска Турции к Ирану по цене на газ, страна может получить более двух миллиардов долларов». Понятно, что это не сулит стабильных отношений между Турцией и Ираном независимо от того, состоится ли такой суд или нет. В то же время, как считает официозный депутат Милли Меджлиса Азербайджана, политолог Расим Мусабеков, «для Азербайджана важнее всего наладить отношения с Ираном», поскольку «добрососедские отношения с этой страной играют большую роль в контексте госбезопасности». Выходит, что Анкара стала болезненно реагировать на возможный энергетический альянс Баку-Тегеран.

Отметим ещё одно важное обстоятельство. Турция атакует Россию, Азербайджан и Иран с плацдарма Иракского Курдистана, откуда она предпочитает закупать дешёвый газ. Но из-за попыток наладить поставки энергоресурсы из Иракского Курдистана обострились отношения между Багдадом и Анкарой. К тому же, как считают эксперты, если Турция и получит доступ к иракскому газу, то это обеспечит только 1/5 часть её потребностей. Тогда откуда она будет возмещать возможный дефицит в энергоресурсах в случае разрыва отношений в этой сфере с Россией, Азербайджаном и Ираном?

Поэтому заявление Йылдыза - это не только политический блеф, но и фиксация момента, когда Анкара начинает осознавать: проект по созданию на своей территории мощного энергетического хаба на Ближнем Востоке трещит по всем швам. Более того, в случае заключения даже условного энергетического альянса Москва-Баку-Тегеран, когда стороны смогут осуществлять согласованную энергетическую стратегию и ценовую политику, Турция теряет возможность разыгрывать с каждой из сторон отдельно свою «карту». И не только это. Для стран Большого Ближнего Востока замаячили перспективы альтернативных вариантов для вывода, минуя Турцию, своих энергоресурсов на мировой рынок. Неслучайно министр Йылдыз заверяет, что «Ирак не сможет поставлять нефть на мировые рынки через Сирию», имея в виду уже заявленные новые маршруты Ирак-Сирия-Ливан, Ирак-Иордания-Израиль, и Иран-Ирак. Тем не менее, на днях иранское информационное агентство IRNA сообщило, что в ближайшее время Тегеран намерен начать поставку природного газа в Ирак в объёме 25 миллионов кубометров в день. В свою очередь министр нефти Ирака Абдул Карим ал-Луаиби добавил, что в ближайшем будущем Багдад и Тегеран намерены подписать ещё одно соглашение, которое увеличит объём экспорта газа из Ирана в Ирак до 50 миллионов кубометров в день.

Все это означает, что Турция переживает период процесса разбалансировки её прежней энергетической стратегии. Как отмечает влиятельное турецкое издание Uluslarası Politika Akademisi, на соседствующие с Турцией такие страны, как Россия, государства Ближнего Востока и Средней Азии приходится 73% доказанных мировых запасов природного газа и нефти. Сам же министр Йылдыз заверял, что «стабильность - важнее всего в деле реализации энергетических проектов». Но ситуация, когда соседи Турции рассматривали её «как наиболее безопасный маршрут для пролегающих в Европу трубопроводов», исчезает. По мере погружения Турции, по словам главы МИД Ахмета Давутоглу, «в ближневосточный хаос», она стала проигрывать «новую большую игру» по транспортировке богатых ресурсов из Средней Азии и Кавказа на Запад . Затем ей не удаётся закрепить себя в качестве устраивающей всех страны-транзитёра. Теперь, как отмечает Uluslarası Politika Akademisi, наступает момент, при котором именно энергетическая зависимость станет формировать внешнеполитическую стратегию Турции, а не наоборот, как было раньше.

А куда деваться, ведь 50% турецкого импорта энергоресурсов составляет природный газ, приобретаемый из России и Ирана? В случае, если Анкара откажется от энергетического сотрудничества и с Азербайджаном, она окончательно потеряет шансы стать региональным энергетическим терминалом. Вот почему заявление министра Йылдыза о возможности отказа экспорта энергоресурсов из России, Азербайджана и Ирана воспринимается как первая ласточка наступающего кризиса энергетической стратегии Турции и признак грядущих геополитических потрясений во всём регионе.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть